Название книги:

Душевная канцелярия: Вселенная

Автор:
Елена Александровна Левченко
Душевная канцелярия: Вселенная

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Прибытие

Все знают, что Душа бессмертна. Многие люди, живущие на Земле, правы когда фантазируют о загробном мире, хотя и не подозревают об этом. Всем хочется верить, что после смерти физического тела Душа попадает в особое место, где хорошо и уютно, нет боли, страданий и всего, что связано с этими чувствами. Это на самом деле так – есть такое место. В Мире Живущих мы привыкли называть его "Рай", "Загробный мир", "Небеса". В Душевном мире, там где Душа отдыхает и набирается сил после долгого путешествия в Мир Живущих, называется Коридор Спокойствия. Это место, конечно, не похоже на коридор в привычном понимании – это не узкий ограниченный со всех сторон туннель, а безлимитное пространство с бесконечным количеством помещений, переходящих друг в друга.

Чтобы правильно понять где же находится Коридор Спокойствия, нужно подумать о том, что в одном и том же месте в одно и то же время могут существовать множество измерений, параллельных миров. По сути, человек, находясь в Мире Живущих, может идти по одной дороге с душой из Коридора Спокойствия, но никогда не встретиться и не увидеть другого. Многовариантность измерений – это то, что позволяет развивать обилие происходящих событий. Умерший человек не улетает на небо, как приятно считать. Умерший человек придается Земле, а его Душа с помощью проводника переходит из одного измерения в другое. В Коридор Спокойствия, где Душа обогащается для следующей реинкарнации.

Жизнь – это своего рода кинолента, а кадры – это время. Мгновения, Секунды, Минуты, Года. И человек в этой киноленте – персонаж, наделенный особыми свойствами. Каждый человек в своей киноленте – главный. Он сценарист, режиссер и исполнитель главной роли в тех декорациях, которые доступны или желаемы для него. По сути, в каждого человека заложена функция управления сюжетом, у него есть фантазия, чувства, эмоции и желания. Организацию, управляющую Миром Живущих и Коридором Успокоения одновременно мы называем так же по-разному. Это Вселенная, и делает она ровно то, что хочет человек самым наибыстрейшим для него образом. Поэтому бояться своих желаний не нужно, а формулировать их конкретно весьма полезно. Коридор Спокойствия еще более иерархическая организация, чем Мир Живущих. Все подчинено четким законам, сводом правил и неизменным порядком. Здесь происходят вереницы событий, способствующие комфортным условиям управления Миром Живущих. Это не в прямом смысле марионеточный театр, однако цель Коридора в том, чтобы Мир Живущих, а значит и материя Вселенной, питался исключительно хорошей энергией, давая Вселенной развиваться. Здесь живут Души, рождаются и придаются забвению. Они же управляют процессами Вселенной и Коридора, занимая различные должности.

Душа рождается с помощью организации, называемой "Душевной канцелярией", самой бюрократической части Коридора Спокойствия, в отделе Реинкарнации. Сюда приходят на работу самые старые и умудренные опытом Души, которые прошли множество жизней и познали максимальное количество всех возможных чувств, профессий, материальных тел, болезней, да много чего. Представьте себе сверхчеловека, который все знает, все умеет, живет тысячу лет, любил и убивал, в прекрасных и безобразных телах побывал и всеми возможными болезнями переболел. Ему просто становится скучно в Мире Живущих. Ему даже учить своим знаниям других себе подобных скучно. Потому что все остальные по сравнению с ним бестолочи. Вот такая Душа, уставшая и скучающая, получает диплом по специальности "Высшее познание" и попадает на работу в Душевную канцелярию. Считается, что эта Душа может определить чего не хватает той или иной Душе, чтобы стать опытнее и совершеннее, и именно это тому и дает.

Моя Душа пятого разряда. Это значит, что я прожила в Мире Живущих пять различных жизней в разные времена и столетия. Когда моя Душа родилась я уже не сосчитаю, потому что здесь нет времени. Оно не идет, не бежит, Душа не стареет в том смысле, в котором мы привыкли представлять. Она мудреет. Стареет тело на Земле, в реинкарнации, а вот Душа никогда. Душа рождается и умирает. Да, да. Изнашивается или сбоит, так тоже бывает. Своего рода программный код, который тоже имеет баги. Это всегда замена, как чистка в стиральной машине – ее выполаскивают и высушивают, рождают заново. Душу быстро заселяют в тело, очищают и забирают обратно, пока она не успела натворить дел в Мире Живущих. Самое главное в душевной организации – это память. Душа сама по себе помнит каждую свою реинкарнацию до мельчайших подробностей и в Коридоре может принять любой облик, который ей больше нравился при жизни. Общаются Души между собой на любом языке, все понимают. Но когда Душа попадает в Мир Живущих, память блокируют, давая человеку развиться так, как ему предначертано.

Вообще, мы привыкли думать, что Смерть – это такая древняя тетка с косой и капюшоне, но на самом деле это целый отдел Душевной канцелярии. Он называется "Отдел Успокоения" и работает круглосуточно без праздников, перерывов на обед и выходных. Там получают вакансии особые Души, бывшие военные и полководцы, еще медики иногда или просто очень сильные личности. Им свойственно быть циничными в вопросах жизни и смерти. Кстати, оттуда Гектор, нынешний управляющий Душевной Канцелярией, берет особые Души, когда не хватает именно этих профессий для будущих событий. Не хотела бы я получить такую работу. Отдел Успокоения также делится на несколько подразделений – Самоубийства, Зачистка, Болезни и Скоропостижный. Самый лютый – Зачистка. Эти ребята расчищают пространства после войн, эпидемий, природных катастроф, одним словом массовых мероприятий. Забирают Души оптом, опрашивают, ведут архив. Им совершенно некогда заниматься каждым лично. Но если общаться с ребятами Отдела Успокоения за чашечкой кофе, они очень милые Души, которым тоже не чуждо пообниматься и погладить котика.

Вся работа Отдела Успокоения и Душевной Канцелярии напоминает работу аэропорта. Мне думается, когда-то первые аэропорты проектировали души из Отдела, которым недостаточно серьезно обнулили память, когда отправляли в мир Живущих. Вот ты покинул свое тело, еще несколько дней тусуешься вокруг него, тебе дается до девяти дней на регистрацию Души в Канцелярии. Чем раньше ты прибудешь, тем лучше. Отдел Успокоения заваливает тебя уведомлениями, чтобы ты не пропустил регистрацию и вовремя прибыл на станцию. Это бесит и саму твою Душу, чем дольше ты нарезаешь круги вокруг своего трупа и страдающих родственников, тем чаще тебя уведомляют. Проводник маячит у тебя перед глазами все девять дней, посматривает на таймер обратного отсчета. Он не хочет никому из Усопших досадить, у него просто всегда много работы. Души реинкарнируются и отбывают каждую секунду, минуту, час. И вот, наступает твое время, Проводник открывает твою собственную дверь и ты летишь сквозь пространство в Коридор Спокойствия.

Сначала ты прибываешь в огромный комплекс, сделанный как будто из стекла и бетона. Вокруг много зелени, цветов, яркие краски фасада, двери с предупредительными знаками, охрана и даже турникеты. Здание снаружи кажется бесконечным, вокруг него темнота, нет совершенно ничего, некуда идти или сбежать. Оно как бы подвешено в бесконечном Космосе. Это основное здание Душевной Канцелярии. И конечно оно не сделано из стекла и бетона. Это сгусток материи Вселенной с четко выстроенными параметрами. Мы называем такое чуда Визуализацией.

Первым делом ты входишь в двери, точно такие же, как на стороне Мира Живущих. Дверей много, они время от времени появляются и исчезают. Все они индивидуальных размеров и форм, нет ни одно одинаковой двери. Далее ты идешь на регистрацию, где стоит очередь из разных Душ, разных национальностей и настроений, одновременно с тобой вошедшие в свои двери. Одни понимают, куда они попали, другие сокрушаются от внезапности и стремятся уйти обратно, уговаривая охрану как-то им посодействовать. Некоторые пытаются даже сбегать, особенно те Души, которые понимают, что натворили много негативных мирских деяний. Им не просто приходится в Коридоре. Те девять дней, которые отводились на то, чтобы с удивлением обнаружить, что ты можешь проходить сквозь стены или понаблюдать, как твои родственники дерутся за наследство, не успев закопать "бездушный костюмчик" почившего, многие предпочли принять все меры по возвращению в тело. И это даже срабатывает, если Проводник не запер дверь на ключ и не отправил ее на хранение в отдел Реинкарнации.

В Мире Живущих мы привыкли думать, что это место грустное и до нелепости недружелюбное, но это совсем не так. Сколько книг написано и песен сложено на эту тему не сосчитать. Так и было некоторое время назад, но прогресс неумолим даже здесь. Вместе с прогрессом Вселенной наступил век новых технологий в Мире Живущих и еще более совершенный век Коридора Успокоения. Именно здесь в людей вкладывается все, что они должны привнести при жизни, а значит коллективно разрабатывается и внедряется.

Каждая Душа, после того, как понимает где она, и куда ее определяют, успокаивается и существует в предвкушении чего-то нового. Шутка ли, получить новые таланты, новое тело, отдохнуть в конце концов от стрессов и чувств, посидеть на бесконечном пляже, попивая бесконечные коктейли. Но в начале пути на регистрации Души можно увидеть всякое.

Сегодня было многолюдно, я пришла вечером, а за мной выстроилась огромная очередь, туристы из автобуса, свалившегося в пропасть на горном серпантине. Парень и девушка держались за руки и, как будто, знакомились друг с другом снова. Он ей рассказывал про свои прошлые жизни, звонкий смех окутывал очередь. Очень люблю такие моменты. За ними стояла женщина и пыталась прорваться без очереди, "только спросить". Таких полно в твоей районной поликлинике или каком-нибудь банке. Несуразное платье с пятнами жира, бигуди и потные ладошки, выдавали место ее смерти – дома у плиты.

– Перегрелась, – предположил спокойный долговязый интеллигент в очереди.

– Я тебя тут сейчас перегрею, – накинулась на него тетка и замахнулась воображаемым половником.

 

Мужчина отшатнулся, но возражать и вступать в жаркую полемику не стал. Пока я наблюдала за картиной происходящего, подошла моя очередь. За стойкой регистрации сидел Давид, один из моих бывших по позапрошлой жизни. Это его новое имя из последней реинкарнации. На моем веку его звали Билл и жили мы на территории нынешнего штата Монтана, что в Соединенных Штатах. Хорошо мы с ним тогда с горы на санках прокатились… Давид поднял глаза на меня, расплылся в улыбке.

– Добро пожаловать в Отдел успокоения Душевной Канцелярии, сектор Скоропостижности… Божечки мои, кого я вижу. Опять шастала где попало?

– Регистрируй давай, – улыбнулась я, – самой уже тошно от зрелища крови на белом платье.

– Что ты, мадмуазель, это даже сексуально. Тебе идет красный! – не унимался бывший.

– Мне идет чистый, – парировала я, – читай давай.

Я встала в круг перед стойкой, на экране у Давида замелькала моя последняя жизнь в ускоренном режиме.

– Интересненько, – Давид с упоением изучал материалы, – это что, пижамка с котиками?

– Не отвлекайся, будь другом, – Давид начал выводить меня из себя, – не люблю я это все.

Женщина в очереди нервничала еще сильнее и перегревалась буквально на лету.

– Почти все. Так, Дарья Сергеевна Полунская по последней реинкарнации, тридцать восемь лет, попала под автобус на перекрестке не по своей вине. Виновнику аварии добавлен тикет в личное дело с поправкой внезапности. Жизненный цикл по Дизайну завершен, решение о возвращении принято Отделом Успокоения, категория дела "Скоропостижные". Ваш новый куратор последней жизни Гектор Марицвилли, Коридор Спокойствия, сектор С Душевной Канцелярии, выход тысяча семьсот девяносто девять, явка незамедлительна. Смена образа разблокируется после разбора и получения поправок души.

Давид распечатал мне талон, в котором были указаны все сведения и выдал путеводитель по хорошо известным мне траекториям бесконечного здания Душевной Канцелярии.

Гектор

Покинув наконец Регистрацию Отдела Успокоения, я не спеша пошла к давно знакомому мне Коридору Спокойствия. За мое отсутствие здание Канцелярии сильно изменилось. Похоже, крутые маркетологи пришли на покой и никак не могли уйти от мирских реалий в обычную рутинную обыденность, что понятно. Все Души так или иначе учатся или работают, никто не сидит без дела. Иначе самые злостные интроверты будут испытывать муки ада в попытке утонуть в самокопании. Кому-то вменяется получить новый талант, а другим помогать Канцелярии модернизироваться и совершенствовать процессы.

Я увидела, насколько умело выстроены указатели и разведен душевный поток. Что было в двадцатом веке, даже вспоминать тошно. Бедные души скапливались в холле, с развернутыми картами. Тем, кому как мне запрещено до разбора менять свой облик чувствовали себя неудобно. Представьте, если сотрудники Отдела Успокоения забирали тебя из душа, когда ты поскользнулся, пытаясь поднять упавшее мыло. Мыльная голая Душа не могла даже сменить образ, попадая в эту толпу. Пока стоишь в очередь на регистрацию, так можно фантазировать, хоть роман пиши.

Раньше Души, плотно прилегая друг к другу, вливались в воронку, борьба за первенство в очереди была нешуточная. Теперь везде стояли разделители, а на больших табло можно было посмотреть какие стойки свободны. Я прошла мимо информационной стойки, Голографическая девушка ожила и начала рассказывать о прелестях Кабинетов Успокоения, куда ты попадал после Коридора Спокойствия, если хотел. Ты можешь провести пару десятков мирских лет, условно, созерцая океан или горы в Зоне отдыха. Девушка советовала непременно подключить опцию у своего Куратора и выбрать функцию 4D присутствия, чтобы вспомнить все визуальные ощущения мирской жизни. Можно было заказать, например, Рождество в Нью-Йорке или Карнавал в Рио. Все это конечно не бесплатно. Все Души работают, получая при этом баллы и нарабатывая стаж. После оценки предыдущей жизни у тебя накапливаются баллы, то есть ты не просто так с пустыми руками приходишь в Коридор. Баллы можно получить за хорошие деяния – помощь, верность, щедрость и многие другие добродетели. Даже слово "спасибо" продавцу из супермаркета – пара баллов в копилку загробной жизни души. А на них можно купить, например, пару чашек кофе. Оценщики Отдела Успокоения любят многобальные души, они получают проценты от Канцелярии и всячески выискивают такие души в Мире Живущих, что, конечно, запрещено. Тем не менее, все Великие уже условно поделены. Никто не хочет брать себе пакостников и маньяков, которые еще и сбежать норовят при случае. Их балансы ушли в суровый минус, и в Канцелярии им дают кредит. Все устроено так же, как в Мирской банковской системе. Затем они начинают отработку, выплачивают с процентами свои кредиты, часто на дурных работах. Поэтому так важно в Мире Живущих не поддастся искушению сделать какую-то пакость. За зависть, гордыню, тщеславие тоже наказывают, считая каждый случай отдельно.

За второй стойкой миловидный парень рассказывал о преимуществах уроков музыки у великих музыкантов современности. Например, спеть с Меркьюри или сыграть в четыре руки с Моцартом. Интерактивный сервис, который позволит загрузить в душу программу таланта. Этот талант можно получить и бесплатно, если Душе потребуется обучение для той или иной вакансии или следующих воплощений.

Удивительной стала Канцелярия, ничего не скажешь! Я прошла здание вдоль, поднялась на прозрачном эскалаторе к Коридору спокойствия, нашла сектор С. Почему мне всегда назначают одного и того же куратора? Я точно знаю, что другими душами занимались разные, а мне прилетает один и тот же билет. Похоже, я чем-то запала в его Душу или у него для меня отдельная миссия. И вот в очередной раз попав в Коридор Спокойствия после непростой реинкарнации, я явилась на "ковер" в Канцелярию с отчетом именно к Управляющему. Встретил меня Гектор, душа невероятно старая и мудрая. Гектор всегда выглядел одинаково – высокий худощавый мужчина в странном свитере и белом халате поверх него. В его волосах четко читалась седина, а морщинки вокруг черных глаз он даже не пытался скрывать. Я подумала, что когда-то он был ученым или врачом, и этот халат прикипел к нему в одной из жизней и определенно ему нравился. Кроме того, на Гекторе красовались старомодные очки, которые все время висели на переносице. Вероятно, он думал, что это придавало ему значимости и серьезности. Непонятно зачем он их носил. Здесь не существует болезней и зрение Гектора было превосходным.

– Ну и как ты в таком виде родным являться собралась?– сурово поинтересовался Гектор.

Я осмотрела себя. При этой жизни я была красивой женщиной, пока меня не переехал автобус. Зрелище не для слабонервных, скажу я вам.

– Прости, Гектор, но Давид не подумал. Это он мне дал запрет на смену образа. Давай сюда свои бумажки. Мне нужно заполнить профиль и я пойду. Оценщики уже работали?

– Вот как при жизни ждать не умела, так и сейчас не умеешь. У нас, знаете ли, очередь, – Гектор взглянул на меня строго из-под ненужных очков.

–На Земле уже все оцифровано, – сказала я, – А вы все бумажки перекладываете и пишите ручками. Так что там с оценщиками?

– Вот поживешь с мое, поймешь, что все это очень не надежно. И без изюминки и фантазии. Кто как научился, тот так и делает. Умные все стали не по годам. Оценщики работают, жду.

– Не ворчи, – парировала я, – у тебя все доступы, иди поживи, научи чему-то Мир Живущих. Вот у тебя на мониторе женщина забеременела в силиконовой долине, воспользуйся. Там прекрасно и дорого.

– Все сто раз уже было изобретено, – Гектор встал из-за стола и подошел к воображаемому окну, – потом вирусы, война, наводнения. И все заново. А почему? Потому что кто-то из креатившиков перестарался или психанул, качнул низковибрационную энергию. А женщину уже выбрал Соник, он давно в очереди стоит и за ней наблюдает. Нравится пухляшу быть пухляшом. Станет разработчиком какого-нибудь миленького софта.

– Мы же не умеем психовать, – удивилась я.

– Это я так, к слову пришлось. Ладно, я сегодня добрый, давай, что там у тебя.

– Тридцать восемь лет, автобус.

– Дела завершены?

– Нет, осталось неразделенное наследство, местонахождение тела определено. Родственники – муж и сын, Дизайном определены как получатели наследства. У меня там банковский счет на индивидуальном предпринимателе, просто так не отдадут. Надо бы юриста послать.

– Разберутся. Явка запрещена, – Гектор снова сел за свой огромный стол викторианской эпохи, – Не забудь, что выглядеть прилично нужно, а не так, как ты ко мне явилась. Здесь тебе не обочина неизвестной дороги. Застывшее кровище никому даже здесь радости не добавит. Разрешаю смену образа.

Я с наслаждением выдохнула и придумала образ, состоявший из красивого белого брючного костюма и красных туфель на высоком каблуке.

– Да понимаю я, не в первый раз. Вот скажи, Гектор, почему в снах Мира Живущих мы в этих образах можем только родственникам и друзьям являться и то по особому запросу? Несправедливо! Сколько красивых мужчин можно было посетить во сне, – мечтательно произнесла я.

– Вам бы все соблазнять. Кстати, хороший образ придумала, красиво. А потом прорываются такие настойчивые, а люди с ума сходят. Пусть живые друг другу снятся и делают что им там положено делать. А наше дело маленькое – те кто нас знает, те и видят. Опять же по их запросу. Будешь сообщать о наследстве?

– Там все есть, завещание. Нет необходимости.

– Значит так, приходи потом, запишись у Хосе на чистку, если эмоции остались негативные. По твоему желанию оставайся здесь или сразу подберем тебе следующее тело. Сейчас Скорпион заходит, можешь быть сущей стервой или дождись Козерога с твоими-то мечтами о соблазнении. Я посмотрю, чего Душе твоей не хватает, предложу. Сейчас двигайся в Зал Ожидания, тебя дальше пригласят. Твой номер 18140. Оценку тебе пришлю уведомлением. Но пока ничего не покупай, кто знает, что ты там за 38 лет наделала.

– Я останусь здесь, передохну от мирской суеты. Кстати, чего так долго? – удивилась я, – Раньше выше двух тысяч не поднималось. А про кредиты и прочие балы, так ничего негативного другим не делала. Спасибо говорила, место уступала, мужиков из семей не уводила, никому вроде не завидовала.

– Времена такие, катастрофы, эпидемии. Тотальный аврал. Вселенная негодует, сгустки негативной энергии постоянно проявляются. Иди в зал, посмотри что там придумали маркетологи, тебе понравится. Буклеты и путеводители возьми у секретаря. Но пока все равно не покупай! Активирую тебе экран Души, будет тебя сопровождать. Там много интересного случилось, пока тебя не было!

– На море хочу, – мечтательно произнесла я, вставая из-за стола. Экран был активирован. Он выглядел как маленький планшет на моей руке. Сама загорался и сам пропадал.

Гектор надвинул очки на переносицу и тут же потерял ко мне всякий интерес. Канцелярия продолжала работать.

Я вышла в коридор и натолкнулась на Сильву, вечную секретаршу Гектора. Вот уж кто удивляет. Кайфовать от бумажной работы, причем в каждой реинкарнации, да еще и по возвращению быть подчиненной Гектора, вечного ретрограда, нужно поучиться. Сильва всегда одинаковая – низкий рост, пухлое тело с шикарной испанской грудью, копна черных волос и любознательные черные глаза в обрамлении густых угольных бровей. В ее облике меняется только одежда – от средневековых платьев она, наконец, отказалась, теперь на ней красовалось современное небесно-голубое платье с огромной антикварной брошью на большой груди.

– Сильва! – воскликнула я и обняла женщину, – как твои дела?

– Ой, что ты! – зашептала Сильва, – такое было! Приехали сноубордисты, целым курортом! Лавина или что-то вроде того. Идут в ботинках, в руках доски, в шлемах, все перекошенные, кто руку тащит, кто ногу, кто кровь растирает. Жуть да и только. Давид им снарягу не дал в утилизации оставить, буквоед хренов. Так Гектор чуть с ума не сошел, а он психиатр! А тут шутка такая, все не понимают, что происходит, пытаются задавать вопросы. Австрийца одного когда в суть дела посвятили, так он рыдать натурально начал. Говорю ему, ты, братишка, зачем рыдаешь? Души это не умеют. А он мне – домой хочу. Перемерз наверное в своем сугробе за девять дней.

– Не скучно у вас тут, – засмеялась я, – а что, Гектор правда психиатр? Я думала он какой-нибудь младший научный сотрудник замшелого НИИ.

– Еще какой психиатр! Сейчас расскажу! Пойдем, угощу тебя кофе, баллов у меня накопилось много, тратить некуда! Поставила собственную кофемашину, от голоса заводится, любой каприз!

Мы с Сильвой зашли в ее кабинет. Я с удивлением обнаружила, что пространство сильно изменилось. На место дубовых столов встали стеклянные, везде висели прозрачные панели, электронные цветы в горшках меняли бутоны. По последнему слову техники. Одно осталось неизменным – шикарный персидский ковер, настолько старинный, что в Мире Живущих его разве что в музее можно увидеть или в коллекции очень богатого человека.

 

– Неплохо тут все изменилось, – ахнула я.

– А, – отмахнулась Сильва, – маркетологи от разработчиков приходили. Гектор гнал их по коридору, так они у меня спрятались. А у меня баллов миллионы накопились. Я в последней реинкарнации была архиватором в военном Госпитале, каждое "Выздоравливайте" мне зачли. А куда мне тратить? Вот они и прицепились – давай предлагать то и это. Ну а я что? Пусть будет!

– Ты молодец! – любовалась я пространством, – так и нужно, в духе времени. Гектор совсем у себя ничего не изменил, мониторы новые только.

– Вынудили мониторы поставить. Это через пару десятилетий изобретут, пацан какой-то из России. Ему вложили технологии в Учебном центре, так он давай тут эксперименты проводить. Маркетологи подхватили и контракт ему на три миллиона баллов выдали. Нереальная сумма. Поговаривают, что в Мире Живущих на них особый спрос, рождаются в золотых пеленках. Пацан дельный оказался, с друзьями поделился, они в велопарке на уровне Свободных мыслей недели две по земным меркам катали не переставая. Там 5D, представляешь! Тебе даже эмоции дают! Круть неимоверная. Так это понравилось всем, что можно видеть сквозь мониторы и фокусироваться на важных событиях, система сама определяет фокус события и именно на него обращает внимание. Из всего потока информации достает только срочное-важное и фильтрует. Фокусы внимания не рассеивает, а собирает. Причем, когда система видит, что фокус внимания Души на стороне события, она событие замедляет и рисует в мельчайших деталях. Это может быть воспоминание или просто фантазия прежде живущего. Очень круто. Говорят, делают 5D фантазии сейчас, чтобы каждую можно было пережить как настоящую, воплотить любую мечту и прожить ее. Еще пик Любви есть. Виды-закачаешься, эмоции через край переливаются, очень рекомендую.

– Невероятно! – восхитилась я, потягивая ароматный бразильский кофе.

– А потом пацана обещали в Мир Живущих отправить воплощать все эти вещи, но сначала нужно здесь закончить. Джобс его курирует здесь, говорит, гениальный!

– А расскажи мне историю Гектора, из последних. Никогда не знала, чем он при жизни занимался.

– Ой, что ты! – воскликнула Сильва!– Такая любовь!

Гектор в последней реинкарнации был психиатром, изучающем поведение человека относительно различных факторов, происходивших с ним. Судьба определила ему именно этот талант, Канцелярия всегда нуждалась в сотрудниках, которые спокойно могут работать с Душами, несмотря на всю истерию, происходящую с ними в первые часы попадания в Коридор. При жизни Гектор был единственным ребенком в семье, его мать трудилась продавцом в магазине, а отец спился и стерся из памяти мальчика как сон. Шли сороковые годы прошлого столетия, напряженное время. Практически все свое время Гектор проводил в одиночестве, пытаясь докопаться до сути вещей. Во время войны Гектора с матерью эвакуировали в тыл, матери дали две смены на заводе. Измотанная и голодная, она каждый вечер возвращалась домой, в промозглую халупу. Топила печку, садилась рядом с сыном. Они вместе смотрели на огонь и молчали. Потом началась школа, семья вернулась на Украину. Соседи помогли разбить сад и завести кур. Началось относительно сытое время. Вскоре мама познакомилась с мужчиной, военным, который возвращался из Европы и заехал в их село переждать какое-то время. Так у Гектора появился отчим Авиз Марицвилли, который дал пасынку свою звучную грузинскую фамилию. Красивый, статный, черноволосый мужчина с накаченным торсом и побитой войной кожей. Он старался изо всех сил ради семьи. Воистину говорят, что отец – тот, кто воспитал. Отчим уделял много внимания пасынку, учил его мастерить разные предметы из дерева, чинить приборы, ухаживать за садом.

Иногда отчим "терялся" во времени и пространстве. Ему снились разные ужасы войны, и он мог неделями отходить от увиденного. Он как будто выпадал из реальности и переносился в другую, страшную, кровопролитную. Это страшно, когда огромный взрослый мужчина сидит и по-настоящему боится того, чего уже давно нет. В спутанном сознании Авиза взрывались мины, однополчанам отрывало руки, пополнение не приходила, а сам он по горло в грязи в окопе дрожал от страха под проливным дождем. Гектор очень сочувствовал отчиму и в то же время злился на него. Ему не хватало общения.

Учился Гектор из ряда вон плохо, часто прогуливал школу, предпочитая болтаться по поселку и заниматься физическим трудом. Приступы у отчима происходили все чаще. Мать злилась на него, ругала бранными словами, не понимала. А Гектор понимал, Судьба дала ему талант. Единственной мечтой Гектора было вылечить отчима от его состояния, дать покой. Гектору очень не хватало этого общества, смешных военных историй и общего труда.

В один из дней, когда Отчим вышел из своей депрессии, они с Гектором сидели на крыльце ранним утром. Гектор обнимал его так крепко, боясь, что сейчас отпустит и все начнется сначала.

– Папа, я так хочу, чтобы это не повторялось, ты мне так нужен! – тихо говорил Гектор.

– Гек, это я не могу контролировать, это сильнее меня. – отвечал Отчим, теребя взлохмаченные волосы пасынка.

– Я обещаю тебе, я узнаю как это сделать! Я стану большим ученым и придумаю лекарство, которое тебя вылечит!

Отчим засмеялся и обнял Гектора еще крепче.

– Сынок, спасибо! Я уверен, у тебя все получится.

С этого дня Гектор взялся за учебу. Учителя сельской школы диву давались – как быстро шел прогресс у непутевого ученика-хулигана. Вскоре Гектору стало казаться, что школьная программа недостаточна для него, он рассказал матери о желании учиться дальше. Тогда мама и отчим запланировали путешествие в Киев, погулять по улочкам, походить по магазинам, получить информацию об учебных заведениях. Мама надела самое красивое платье, а отчим форму с орденами, у соседа взяли красивый раритетный фотоаппарат. Это была самая счастливая поездка за все время детства, которое помнил Гектор. Родители смеялись, обнимали друг друга. Гектору было позволено не спать до полуночи и есть мороженого столько, сколько могло в него влезть.

Нашли интернат для одаренных детей. Туда можно было приезжать в воскресенье, а в пятницу вечером уезжать. Это была возможность, подаренная Вселенной. Гектору не хотелось жить без родителей, но желание вылечить отчима было сильнее всего. Блестяще выдержав экзамен, Гектор поступил в восьмой класс, начали готовиться к переезду. Было сложно, но важно.

В интернате Гектор быстро нашел друзей, родители забирали его по пятницам, дома откармливали борщами и вареной курицей. В девятом классе молодой человек уже сам ездил на поезде домой в село, он чувствовал себя взрослым.

Время летело, Гектор рос, и, как положено любому подростку, начал интересоваться девочками. Поступление в медицинский институт было предопределено. Именно там, на вступительных экзаменах, он встретил ее – Анну Власинскую, дочь потомственных медиков. Кажется, такой красоты Гектор никогда не встречал, у него дух захватывало от одной только мысли о ней. Анна считала его деревенским мальчишкой без манер, ходила мимо с высоко поднятой головой. В ее взгляде читалось презрение. Первое время Гектор пытался здороваться, но потом понял, что напрасно. Анна никак не реагировала на его попытки. К слову сказать, она была одиночкой и даже не намеревалась завести себе друзей или с кем-то познакомиться. Гектор переключился на экзамены, понимая, что все попытки бесполезны.

Каково же было удивление Гектора, когда они с Анной оказались не просто на одном факультете, но и в одной группе. Ангелы постарались, не иначе. Гектора не отпускала мысль, что когда-нибудь он начнет ухаживать за Анной, докажет ей, что он достоин. Сама мысль, что парень не дотягивает до лощеной красавицы сводила его с ума.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: