Название книги:

Потомок для аншиасса. Книга третья

Автор:
Василина Лебедева
Потомок для аншиасса. Книга третья

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Василина Лебедева

* * *

Глава 1

«В любви невозможно отличить победу от капитуляции»

М. Дитрих

Окружающий пейзаж Елизавету не радовал: холмы с чахлыми деревьями и островками пожухлой травы, сменились каменистой пустыней. Иногда до неё доносился разговор сына с наставником, но вот Егор уснул, и теперь она была лишена даже этого маленького развлечения.

Воины на рашцизах двигались один впереди, двое по сторонам, иногда животные сближались и воины, перебросившись нескольким словами относительно окружающей обстановки, обратно разъезжались в стороны.

Повернув голову в сторону, делая вид, что рассматривает пейзаж, Лиза скосила глаза на предводящего и поражённо замерла: он спал! Отвернувшись, нахмурилась, не понимая причину их такого скорого выезда. Ведь видно было, что Махарадж устал и ему требовался отдых.

«Так почему он сорвался сразу в поход, если мог просто отдохнуть и на следующую ночь выдвинуться со свежими силами? Почему так странно себя вёл? Что я сделала не так? Из-за чего разозлился? Из-за того, что отказала в соитии второй раз? Да нет – бред, хотя…» – Лиза слегка мотнула головой, но почувствовав, как мгновенно напряглась рука Махараджа удерживающая её, тут же замерла.

Время в пути тянулось для Елизаветы неимоверно долго – она периодически проваливалась в сон, но тут же встряхивалась, так как боялась засыпать в седле, да ещё со спящим в нём предводящим. Так и мучилась, пока, наконец, рашциз под ними не взрыкнул и она, почувствовав движение за спиной, едва сдержала вздох облегчения. Тут же отстранилась, чтобы размять затёкшие мышцы.

– Ты могла бы отдохнуть, Элисса, – раздался над её макушкой недовольный голос Махараджа, но Лиза не стала объяснять ему истинную причину, почему побоялась заснуть, а лишь тряхнув головой, ответила:

– Я не хотела спать. Долго нам ещё ехать?

– Уже рядом. Хашан именно поэтому и разбудил меня.

Через полчаса Махарадж указал рукой вперёд:

– Посмотри в ту сторону. Видишь клубящийся туман?

– Вижу, – отозвалась Елизавета, различив вдалеке над поверхностью каменистой почвы стелящиеся облака.

– Это и есть туманное ущелье. Его ещё называют – облачным.

Когда рашцизы приблизились к дымке у самой поверхности земли, их маленький отряд остановился. Воины быстро спешились, как и уже давно проснувшийся Егор с наставником. Предводящий молча протянул руки и Лиза легко соскользнула в его объятия, впрочем, он сразу разжал их и, не проронив ни слова, направился к седельной сумке.

Сжав кончик языка, чтобы не высказаться, Лиза, резко отвернулась от мужчины и направилась к сыну.

Привал был короток и через минут десять воины вновь оседлали рашцизов, а Лиза, проследив, как наставник усадил Егора в седло, пристегнул его, направилась обратно.

– В этот раз, Элисса, ты будешь сидеть позади меня, – наконец заговорил с ней Махарадж, прежде чем подсадить в седло и пристегнуть её.

– Спуск опасен? – с тревогой Лиза смотрела на быстрые, уверенные движения предводящего.

– Опасно, если ты будешь плохо пристёгнута, о большем незачем волноваться, – немногословно отозвался предводящий, только Лизе всё равно не стало легче. И то, что им придётся спускаться невесть куда и напряжённые отношения между ними заставляли Елизавету нервничать всё больше и больше.

Предводящий ловко запрыгнул в седло, устроившись впереди Лизы, выдвинул впереди из седла непонятные упоры, после чего и сам пристегнувшись, схватил цепные поводья рашциза, направляя его в сторону тумана.

Пока они устраивались, два рашциза с воинами уже исчезли за пеленой, следом двинулся рашциз предводящего.

Обернувшись, Лиза заметила, что за ними последовал рашциз в седле которого сидели наставник и Егор. От мысли, что сын едет не где-нибудь, а следом, Елизавете стало немного спокойнее.

Влажная пелена окутала их со всех сторон, и буквально через минуту Елизавету качнуло вперёд так сильно, что она грудью прислонилась к предводящему.

– Господи, – выдохнула она. – Мы что, спускаемся по вертикальной поверхности?

– Практически. Это тропа идёт под сильным уклоном, но она и самая короткая.

– Может надо было по длинной? – Спросила Лиза как-то жалобно. – А вдруг рашциз соскользнёт? С таким туманом-то всё влажное наверно! – И тут же испуганно пискнула, потому что рашциз ускорился, будто начав скользить.

– Боже, Боже, Боже! – сдавленно приговаривала Лиза, оплетя своими конечностями, как осьминог тело мужчины. – Он что скользит? – не удержавшись, вскрикнула Елизавета.

– Местами, – донёсся до неё ответ преводящего. – Где есть такая возможность.

– Может пусть лучше медленно ползёт? – И мгновенно до неё донёсся смешок Махараджа, а потом и ответ:

– Тогда мы будем спускаться очень долго.

– Пусть лучше долго, зато надёжно достигнем места целыми, – пробубнила Лиза, в то время как предводящий немного отодвинулся назад, положив свою ладонь на стиснутый от страха кулак Лизы, в котором она зажала ткань его кафтана, проговорил:

– Не бойся. Я удержу тебя!

– Ага, как ты меня удержишь, если мы полетим вниз, вместе с рашцизом как единый колобок?

– Как кто? – не понял её предводящий.

– Колобок – хлеб шарообразной формы, который испекла бабушка – фольклор чтоб его… Хотя нет, не покатимся, а слетим ко всем чертям камнем вниз, – в конце уже пробормотала Лиза и прикусила язык, чтобы не заорать, потому что рашциз, опять начав соскальзывать, вильнул задом, отчего её подкинуло.

Уперев лоб в мужскую спину, Лиза, испытывая отчаянный страх, вспомнила и прочитала молитву «Отче наш», потом приплела богиню этого мира и вдобавок обратилась с просьбой и к ней: – «Двуединая! Только бы спустились мы целыми и невредимыми! Все мы и воины, и Егор с наставником, и я с Раджем. Ты же женщина, должна услышать!», – тихо бубнила Лиза, трясясь от страха.

Спуск, по мнению Елизаветы, длился вечность, но вот наконец туман рассеялся и вскоре рашцизы достигли дна ущелья.

Вокруг стояли сумерки: свет Зааншары отражающийся от спутников планеты практически не пробивался сквозь туманную завесу. Поблагодарив Махараджа, который не только помог спуститься с рашциза, но и удержал, когда ноги предательски задрожали, Лиза кое-как пришла в себя и неуверенно, боясь упасть, отошла в сторону сына.

– Испугался? – спросила она и ещё подрагивающими руками прижала к себе сына.

– Сначала нет, а потом когда рашциз начал соскальзывать – да, но потом наставник объяснил, что…

– Элиссавет, – позвал Лизу Махарадж, прерывая Егора. Елизавета, ещё раз стиснув сына в объятиях, отпустила его и направилась к предводящему.

Стоило ей подойти, как Махарадж неожиданно сделал шаг ближе, сократив расстояние и аккуратно заправил ей выбившуюся прядь волос за ухо. Жест вышел настолько неожиданным, чуть ли не нежным, что Лиза удивлённо распахнув глаза, посмотрела на него.

– Прошёл испуг? – тихо спросил он и Елизавета, сглотнув, только молча кивнула, скосив глаза на отдалённо стоявших воинов. – Пойдём, – Махарадж, взяв её за руку, чем опять удивил, потянул к рашцизу. – Хашан сцхуне! – приказным тоном проговорил предводящий, и рашциз, скосив взгляд на мужчину, недовольно завалился на бок, открывая взору брюхо.

– Смотри, Элисса, – Махарадж указал на огромные, размером с хорошую тарелку, воронковидные углубления, разбросанные по брюху животного. – Это присоски. Благодаря им рашциз может спускаться практически по вертикальным поверхностям.

– Но ведь там было скользко, и присоски могли просто отлипнуть, – скептически высказалась Лиза.

– Да, естественно могли, но смотри дальше, – Махарадж шагнул чуть вперёд и нажал на дряблую грубую кожу рашциза, откуда показался костяной кончик визуально похожий на клык. – Это исподний роговой коготь и таких у рашцизов на брюхе шесть. Так что если рашциз теряет управление, он выталкивает когти, в буквальном смысле вцепляется в поверхность.

– Господи, – пробормотала Лиза, ошарашено осмысливая увиденное. – Прям швейцарский нож, только без штопора.

– О чём ты, Элисса? – поинтересовался предводящий.

– О том, что рашцизы – многофункциональны до такой степени, что страшно становится, – пояснила она, вызвав смех мужчины.

– Пойдём, наверняка ты хочешь освежиться.

– Это да, не помешает, – пробормотала Елизавета, но сразу нахмурилась: – Куда мы вообще прибыли?

– Достигли дна ущелья, – рассказывал Махарадж, направляясь в сторону горящего факела, что освещал вход в расселину горы. – Остаток ночи проведём здесь, и только на рассвете будет возможность осмотреть то, ради чего собственно прибыли.

Елизавета, посмотрев в сторону, увидела воинов, которые проворно разожгли костёр. Рядом крутился Егор, скорее мешая мужчинам, чем помогая, но те не проявляя недовольства, наоборот наставляли, что-то объясняли её сыну.

От увиденного, в горле возник ком и опять мысль посетила её, что многим мужчинам хотелось бы нормально общаться со своими детьми.

Тем временем Махарадж зашёл внутрь расщелины в горной породе, за ним быстро проследовала Лиза. Узкий тоннель вывел их в небольшую пещеру, со свода которой выбивался громко журчащий поток воды.

– Можно умыться, обтереться, в стороне отхожее место, – пояснил предводящий, прежде чем оставить Елизавету в уединении.

Быстро приведя себя в порядок, Лиза выскользнула наружу, но подходить к огню, вокруг которого расселись мужчины, не спешила. Встала чуть в стороне, зябко обхватив себя руками.

В этот момент, слушая мужской разговор, иногда вспыхивающий смех, Елизавета почувствовала себя лишней. Осмотревшись, уже хотела пройти к валуну, чтобы усесться на него, как вдруг предводящий окликнул её, причём не официально, а опять по имени. Стоило ей приблизиться, разложил рядом с костром ткань:

 

– Присаживайся, – мягким тоном произнёс предводящий и следом опустил на плечи женщины плащ, чем и вовсе сразил её.

Один из воинов поднёс ей глиняную чашу с напитком из трав, при этом предводящий не проявив даже намёка на недовольство, совершенно спокойно устроился рядом на ткани так, что их ноги соприкасались.

«Ему что, по голове чем-то прилетело?» – Лиза заинтересованно скосила глаза на Махараджа, отпивая ароматный напиток.

– Проголодалась? – Предводящий протянул её полоски вяленого мяса. Лиза не отказалась. – Сегодня рацион скуден, но завтра будет дичь и горячая трапеза.

– А почему не вызовите здрадов? – возник у неё закономерный вопрос.

– Потому что по периметру ущелья стоит охранная сеть. Именно она и препятствует здрадам переход сюда, а причину объясню завтра – не буду портить сюрприз.

Пока они переговаривались, воины спокойно встали, прихватив факелы, направились в сторону расщелины, а выйдя, не вернулись – ушли в другую сторону.

– Если мы останемся здесь на остаток ночи, то, где можно расположиться на сон? – Елизавета посмотрела на сына, который вовсю зевал.

– За спиной, в скале, находятся небольшие пещеры. Если ты устала, я сопровожу тебя, – предложил Махарадж, но Лиза отрицательно качнула головой:

– Пока нет. У меня есть вопрос.

– Задавай, – спокойно отреагировал предводящий.

– При воинах ты обращался ко мне неофициально… – Лиза замолчала, ожидая ответ.

– Эти воины не раскроют какой-либо информации, пока я не дам им на то разрешение, – пояснил предводящий, а Лиза тут же вспомнила клятву на крови, что дала ей Самлеша, и вспомнилось то, о чём она хотела поговорить:

– Те, кто на нас напал, когда мы были в пути от обиталища Ведающей – пустынники. Что они из себя представляют? Они так быстро двигались, да ещё и завихрения вокруг них из песка.

– Пустынники… – Махарадж посмотрел задумчивым взглядом на пламя костра. – Это вид разумных существ, но природу их способностей мы до сих пор не изучили, впрочем, как и природу способностей здрадов. Есть три вида: пустынники, степняки и хладные и все они разделяются по ареалу обитания.

– Пустынники и степняки понятно, а хладные? – заинтересованно уточнила Лиза.

– Хладные обитают на третьем, крупном континенте – Хладном, его ещё называют – Льдистый.

Лиза кивнув, вспомнила рассказ Ведающей о том континенте, что очень похож по климатическим условиям на земную Антарктиду. Предводящий же продолжал:

– Общее название у них – вихциши. И изначально их не было на Эцишизе. После катастрофы, когда спутник планеты раскололся, вызвав множественные катаклизмы на Эцишизе. Именно тогда и появились здрады. Откуда они переместились – мы не знаем и ни один из них не мог вспомнить свою родину. Все прибывшие существа обладали, словно подчищенной памятью. Спустя сотню шахазов начались первые нападения вихцишихов. Сначала на мужском материке, затем блуждающими проходами их занесло на женский, но впрочем, они там не выживают, а после, пришла информация и с Льдистого материка об аналогичных, неизвестных существах. Так что одна из теорий такова: вихцишей притянул Эцишиз, чтобы популяция здрадов не увеличивалась. Здрады – очень плодовиты. Свободный род из пятидесяти особей, за десяток шахазов может разрастись до трёхсот, иногда больше.

– Ты сказал – вы до сих пор не изучили их природу. А почему? И что ты имел ввиду под словом природу?

– Ма-а-а, я пойду спать, – тихонько сбоку к Елизавете подошёл Егор, отвлекая её.

Лиза ласково привлекла сына к себе в объятия и нашла глазами его наставника. Она даже не успела задать вопрос, как тот ответил:

– За вашей спиной, в скале – пещера, я уже всё обустроил для себя и Егора, так что не беспокойтесь, аншиасса.

– Спасибо, цишисс, – поблагодарила Лиза с улыбкой мужчину и поцеловала Егора: – Добрых снов, мой хороший.

– Добрых снов, мам, – ответил сын, целуя маму и потирая кулачками сонные глаза, направился за наставником.

Проследив взглядом: куда удалились сын с наставником, Лиза обернулась к предводящему, который задумчиво смотрел на неё.

– Так почему? – напомнила она, отчего-то смутившись под его взглядом.

– Почему…, – отрешённо повторил за ней предводящий, не отводя своего взгляда, но потом, встряхнувшись, продолжил: – потому что те особи вихцишей, которых удаётся отловить, живут не более трёх ночей. – Предводящий хмыкнул: – Они иссушаются, гнездовья их находятся в подпространстве и не доступны для проникновения. Отсюда вывод: Эцишиз не позволяет, не даёт нам доступа ни для их изучения, ни для уничтожения.

Некоторое время они сидели молча, смотрели на пламя огня, но через несколько минут Лиза спросила:

– Если здрады так быстро размножаются, то, как тогда дело обстоит в цело́мнищах?

– Запрет на потомство, – пожал плечами предводящий. – Только так. В моём цело́мнище, ограничение до двух потомков, но вскоре придётся ужесточить до одного.

– Это… – Елизавета, нахмурившись, замялась, но всё же произнесла: – это жестоко. А если здрады не захотят подчиняться? Что будет, если в семье родится третий малыш?

– Это не жестоко, Элисса – это их плата за безопасность и поверь – они не разделяют твоего мнения. Да, здрады выносливы, чрезвычайно полезны, услужливы, но никто не заставляет их прислуживать цисанам. Никто! Если родится третий потомок, то у пары есть выбор: либо передать его бездетной паре, либо разорвать клятву о служении и уйти в род свободных здрадов. Однако за то время, что я являюсь главой рода, ни одна пара добровольно не покинула цело́мнища.

– Эти, как их там, – Лиза поморщилась, – вцихиши…

– Вихциши, – поправил её Махарадж.

– Да, они разве не нападают на цело́мнища и на воинов? На нас же тогда напали, хотя поблизости не было ни одного здрада!

– Тот случай был исключением и в этом я обязательно разберусь! – жёстко произнёс предводящий, вспомнив управляющие ошейники, которые обнаружил на пустынниках. – А на цело́мнища напасть они не могут: вокруг охранный контур, через который им не пробиться. Опережая твой вопрос, отвечаю сразу – у каждого поселения свободных здрадов мои воины устанавливают аналогичный комплекс защиты. Но эти мелкие поганцы настолько беспечно относятся к своей защите, что попросту не следят за охранным оснащением, либо когда происходит нападение, вместо его активации – бессмысленно теряя время, пытаются спрятаться в своих переходах. Но вихциши действуют молниеносно и не дают здрадам такой возможности. Из целого рода успевает спастись только треть.

– Господи! – Лиза потёрла лоб. – Как всё сложно и чуждо! – она, вздохнув, воззрилась на пламя костра.

Через некоторое время размышлений, повернув голову, опять натолкнулась на задумчивый взгляд Махараджа, который сейчас полулежал, опершись на локоть.

– Почему ты так смотришь на меня? – вырвалось у неё.

– Пытаюсь понять ход твоих мыслей, Элиссавет. Пробую разобраться в твоём поведении, эмоциях и не могу.

– И что же ты хочешь узнать? – Елизавета чуть улыбнулась и закусила губу, когда предводящий легко подвинулся к ней. Слишком близко, так что теперь она слышала его тихое дыхание, чувствовала его.

– Хочу понять, Элисса – что же произошло за время моего отсутствия?

– Но, ничего…

– Твоё поведение изменилось к моему прибытию – ты стала задумчивой. Тебя тревожит прошлое или ты так отчаянно жалеешь, что попала в этот мир?

– Что? – Лиза удивлённо взглянула на Махараджа. – Да с чего ты взял?

Предводящий пристально вгляделся в глаза женщины. Ему было неприятно признавать свои слабости, но желание узнать её мысли было сильнее:

– Когда я прибыл с досмотра, ты отстранилась, исчезла жизнерадостность из глаз. Почему? – Махарадж смотрел пронзительно, старательно отмечая каждую эмоцию на её лице – удивление, растерянность и что-то ещё, непонятное для него, промелькнуло в её глазах, прежде чем она их опустила.

– Ты… – Лиза хотела сказать «не поймёшь», но ведь он именно поэтому и задал ей вопрос. «Как же ему объяснить? И как тяжело признаваться!».

– Видишь ли, – начала она, нервно теребя край его плаща, который он накинул ей на плечи, – мне тяжело свыкнуться с реалиями этого мира. С тем, что для вас считается в порядке вещей, незыблемым.

– Элисса, – прервал её Махарадж, – я задал тебе прямой вопрос, а ты отвечаешь уклончиво.

– Да, я просто стараюсь объяснить…

– Так скажи прямо! – не отступал мужчина.

– Хорошо! – чуть повысила голос Лиза на эмоциях, и немедленно, прикусив язык, оглянулась – не выглянул ли кто? Никого не заметив, вздохнула и призналась: – Мне было неприятно, что ты вот так уехал по делам, бросил нас там, даже не пришёл, не сказал и слова, мне…

– Я приходил, Элисса.

– Что? – Елизавета изумлённо посмотрела на Махараджа, но сразу нахмурилась: – но…

– Ты спала. Когда я пришёл сказать, что отбываю на заходе Зааншары – ты спала.

– Но почему не разбудил меня? – растерянно спросила Лиза, на что мужчина пожал плечами:

– Не хотел тревожить твой сон. Уаншихан в любом случае объяснил бы тебе причину и цель моего отбытия.

Елизавета пару секунд изумлённо смотрела на предводящего, затем резко опустила голову.

«Вот же дура! Сама себя накрутила! Сама придумала причину, расстроилась и обвинила Раджа в том, о чём он даже не догадывался!» – мысленно укорила она саму себя. При этом в груди растеклось чувство радостного облегчения, что она вынужденно прикусывала губы, чтобы те не расползлись в улыбке.

– Я не знала, что ты приходил, думала: просто уехал, – всё же решила дополнить, чтобы Махарадж понял причину её расстройства. – Понимала разумом, что ты не должен был вообще ничего мне объяснять, но… но на душе было неприятно.

– Элисса, – тихо позвал предводящий, и Лиза тут же вскинув голову, посмотрела в его глаза. Пару минут они смотрели друг на друга, пока Махарадж не поднялся:

– Тебе необходимо отдохнуть. Иначе ты завтра не сможешь насладиться осмотром ущелья. Пойдём, я тебя провожу.

– Хорошо, – кивнула Лиза, поднимаясь следом. Ей до жути хотелось прижаться к предводящему, утонуть в его объятиях, прикоснуться к его губам, но… но Елизавета прекрасно понимала, что сейчас, здесь – это неосуществимо, в любой момент их могли увидеть.

Она прошла за мужчиной к рашцизу, который уже вовсю дрых. Проследила как Махарадж достал из седельной сумки что-то похожее на одеяло, факел, который зажёг от костра, прежде чем направиться к одной из расщелин.

Пройдя по узкому тоннелю в небольшую пещерку с низким сводом, осмотрела скудную обстановку. В принципе здесь не было ничего кроме выдолбленного в скальной породе постамента заменяющего ложе, на котором сверху лежал тканевый матрас и исходящий от него аромат душистых трав слегка дурманил голову. Махарадж расстелил поверх матраса одеяло, обернулся, прошёл к выходу.

– Если тебе вдруг понадобится выйти, то у костра обязательно кто-нибудь будет находиться, при необходимости проводят. – Предводящий бегло осмотрел Лизу и уже шагнул на выход, как Лиза удержала:

– Радж, подожди.

– Элисса, – выдохнул мужчина, не оборачиваясь. – Я едва сдерживаюсь, так что не стоит меня задерживать.

Елизавета уже до этого заметила, как он напряжён – прямая спина, частое дыхание, только вот ладони не сжимал, как она, в кулаки. Разумом понимала, что лучше промолчать – не время, не место, но кто бы слушал этот разум:

– Просто поцелуй, – прошептала Лиза. – Перед сном.

Кто из них шагнул навстречу? Когда их губы соприкоснулись – это было уже неважно, в тот момент для мужчины и женщины перестал существовать мир: только они, только с каждой секундой возрастающие страсть и желание, игра языков, судорожные, хаотичные движения рук старающихся огладить всё, до чего дотянутся.

Свидетельство возбуждения предводящего, упиралось Елизавете в живот, что только добавляло остроты, усиливая жаркое вожделение. В какой-то момент Лиза, выгибаясь в его руках, стремясь прижаться как можно плотнее, не смогла сдержать тихого стона. Он, резонируя от скальных стен, унёсся прочь в каменный тоннель. Именно это и заставило их разорвать поцелуй.

Тяжело, чуть хрипло дыша, Лиза и Махарадж отстранившись, смотрели друг на друга, не размыкая объятий.

– Пожалуй, тебе лучше уйти, – всё же смогла выдохнуть Лиза, отпуская вцепившиеся в его плечи руки.

– Ты права, – согласился Махарадж, отступая назад. Но прежде чем уйти, бросил на неё такой многообещающий взгляд, что Лизу опять затрясло от желания.

Удобно устроившись на мягком матрасе, Лиза, прикрыв глаза, улыбалась, ощущая как маленький огонёк надежды на счастье, который грозился потухнуть, вновь вспыхнул в её душе.

* * *

– Мы долго пробудем здесь? – Лиза осматриваясь, шла за предводящим.

 

– Нет. После того, как диск Зааншары минует зенит, вернёмся к рашцизам и будем собираться в обратный путь. – Просветил Елизавету Махарадж, при этом мужчина явно приноравливался к более малому женскому шагу и этот казалось бы мелкий признак внимания, усиливал в душе женщины ощущение тихой радости.

Проснулась Лиза поздно, а когда вспомнила события и разговор, состоявшийся накануне, сладко поёжилась. С улыбкой на губах вышла из пещеры, где уже энергично кипела деятельность. Мужчины оказывается, уже успели поохотиться, Лиза даже не стала уточнять на кого, дабы не портить себе аппетит. Над костром в казанке весело булькала ароматнейшая мясная похлёбка, заставляя её жадно втягивать запах и сглатывать слюну.

Завтрак прошёл в самой непринуждённой атмосфере и сейчас они направлялись осматривать обитателей этого ущелья.

Плотная завеса тумана над ущельем защищала от палящих лучей Зааншары, но в тоже время здесь, внизу создавался парниковый эффект. Было довольно душно, влажно и это способствовало росту многочисленных видов растительности.

Впереди шли Егор с наставником, и до Лизы доносились восторженные вскрики сына. Она сама чувствовала себя так, словно попала в сказочные тропики: сочно-зелёные лианы стелились по земле, ползли по скалистым стенам, оплетали невысокие деревца, радуя глаз яркими цветами. Деревца были усыпаны плодами, кусты – ягодами.

– Они съедобны? – поинтересовалась Лиза, увидев на деревце плод очень похожий на земную малину, но голубого цвета и размером с мужской кулак.

– Здесь мало съедобных фруктов. Те, что ты видишь, мы используем только в медицине. В ягодах и фруктах содержится высокая концентрация алкалоидов, поэтому есть их нельзя. Чуть дальше пройдём, я покажу ту ягоду, которая думаю, тебе понравится.

Кивнув, Лиза с улыбкой подошла к остановившемуся мужчине. Подхватив его под локоть, увлекла дальше, осматриваясь и пытаясь увидеть, откуда слышится журчание воды. Хотя оно казалось, слышалось отовсюду.

Сейчас можно было не стесняться кого-либо – воины с ними не пошли, Егор с наставником идут впереди, поэтому она не удивилась когда рука Махараджа высвободившись, легла ей на талию.

– Элисса, – предводящий приостановился и, притянув её к себе, на мимолётное мгновение коснулся губ. Горящий, жадный взгляд мужчины, которым он одарил Лизу, прежде чем отпустить, сказал ей о многом в тот же момент, окатывая возбуждением.

Отчего-то ей отчаянно захотелось совершить какую-нибудь шалость, что раззадорило бы его ещё больше! Лиза, опустив голову, чтобы скрыть лукавую улыбку, положила ладони на грудь мужчины. С придыханием провела ими вниз, прежде чем отступить, вскользь прошлась по уже прилично выпирающему мужскому достоинству. Услышав, как Махарадж резко втянул воздух через сжатые зубы, отпрянула и, не оглядываясь, пошла следом за успевшими отойти на приличное расстояние Егором и Уаншиханом.

– Дразнишь? – раздалось тихое за спиной Елизаветы.

– Немного, – не оборачиваясь, ответила Лиза, потому как губы предательски растягивались в улыбке.

Ущелье тем временем расширилось, уже не было видно скалистых стен, как и Егора с наставником.

– А…

– Нам сюда, Элисса, – Махарадж, взяв её за руку, увлёк в сторону. – Сейчас надо двигаться тише. – Понизив голос, Махарадж провёл её сквозь густые заросли диковинных растений по узенькой дорожке. – Эти маленькие зверьки – пугливы, тяжело принимают чужаков, поэтому не торопись к ним подходить.

Кивнув, хотя предводящий не мог увидеть этого, Лиза в предвкушении шагнула за расступившийся зелёный, растительный покров на поляну, где уже стояли сын с наставником. Шагнула и замерла в восхищении.

На большой поляне, окружённой со всех сторон стенами густо переплетающихся лиан, из-за разбросанных то тут, то там валунов на сочно-зелёной траве, выглядывали маленькие зверьки размером с земную кошку, но очень сильно походили телом и вытянутым носиком на красных панд, которых они видели в зоопарке Турина.

Сильно отличались глаза – огромные на пол мордочки, с ярко зелёной радужкой и хвост: большой, пушистый. Зверьки были ярко рыжие, с белыми брюшками и сейчас выглядывая, с подозрением смотрели на прибывших.

– Уших, помните меня? – тихо приговаривая, Махарадж двинулся к центру поляны, в то время как животные, втягивая запах мужчины, начали выходить из-за укрытий, опасливо косясь в сторону чужаков.

– Это друзья, – Махарадж что-то вытащил из кармана.

Присев на корточки протянул ладонь, к которой подошёл зверёк с чуть блёклым окрасом густой шерсти. Осмотрев внимательным, вполне разумным взглядом поляну, что-то по-птичьи чиркнул и царственно, не торопясь прошёл к Махараджу, который спокойно кивнув ему, поздоровался:

– Приветствую, вожак. Прими угощение.

Елизавета затаив дыхание, наблюдала за всем происходящим, сжимая ладошку сына стоящего рядом. Зверьки были умилительно прекрасны, грациозны, но в то же время было видно, что они те ещё озорники – хвосты от нетерпения подрагивали, носы то и дело втягивали запахи, исходящие от чужаков, а усики при этом на них смешно топорщились.

Тем временем вожак, обнюхав гостинец, протянул лапку и отломил маленький кусочек, чем поверг Елизавету в шок. Он не взял целый кусочек угощения, не схватил и убежал, а отломил! Прожевав его, словно пробуя – годно ли подношение, посмотрел на молодняк. Прикрыв на мгновение свои огромные глаза, видимо дав разрешение, отошёл в сторону.

Вот тут-то и проявилась их сущность – часть зверьков рванули к Махараджу, который посмотрев на Лизу, встал, доставая ещё лакомство для животных, которым оказалось смесь орехов.

– Элисса, ты первая. Подойди.

Знакомство прошло удачно. Через час Егор, Лиза и цишисс Уаншихан так же были окружены любопытными животными, которые их обнюхивали, дёргали маленькими, цепкими лапками за одежду и всё требовали угощений.

Усевшись на валун чуть в стороне, Махарадж довольно прищурившись, наблюдал за творящимся на поляне хаосом. Элисса открыто, задорно смеялась, вызывая тихий восторг в душе мужчины. Она села на землю, покрытую сочной травой, в то время как животные облепили её со всех сторон. Они, чувствуя её эмоции, открытость – тянулись и к ней и к её сыну, который уже вовсю бегал, раззадоривая малышей, играя с ними.

– Всё, всё! – разнёсся над поляной возглас, смеющийся Элиссы, и она поднялась на ноги. – Нет у меня больше, да и волосы вы мне знатно потрепали!

Лиза, улыбаясь, осмотрелась, а увидев Махараджа, направилась к нему, на ходу распуская косу.

– Они просто чудо! Махарадж это – Иесихале?

– Совершенно верно, – кивнул предводящий. – Догадалась?

– Нет, – мотнула головой женщина, усаживаясь на рядом стоящий валун, доплетая косу. – Услышала от цишисса Уаншихана. Изумительные создания, – выдохнула она и тут же замерла, переведя поражённый взгляд на предводящего. «Догадалась?» – мелькнула у неё мысль. Хотела спросить: почему догадалась, но вспомнила, как Махарадж в порыве страсти, при слиянии называл её маленькая Иесихале. Перевела взгляд на зверьков, уже по-новому смотря на них.

– Но почему? – вырвался у неё вопрос, который Махарадж, несмотря на такую краткость, всё равно понял:

– Потому что шерсть у них того же цвета, что и твои волосы. Потому что они поразительно открыты, доверчивы, по-своему прекрасны, но… Я тебе рассказывал ранее, что по периметру ущелья стоит защита от проникновения здрадов, – Лиза, смотря на него, в этот момент кивнула, – но не только от них, но и от цисан у которых нет доступа, от вихцишей, от других животных. Иесихиле очень редки, живут только на этом континенте. Ранее их молодняк заказывали себе цисаны для развлечения, только вот стоит их оторвать от сородичей – они погибают. Брали взрослых особей, приручали, но стоит раз обидеть зверька – он теряет доверие ко всем, кто его окружает, его жизненная энергия затухает, исчезает блеск глаз и зверёк погибает.

Махарадж рассказывая, смотрел в сторону поляны, но сейчас перевёл взгляд на Лизу, которая его внимательно слушая, одновременно поглаживала примостившегося у неё на коленях иесихале, отчего тот, прикрыв глаза, млел от удовольствия.

– Так же и ты, Элисса – открыта, доверчива. – Махарадж нахмурился: – Однажды я увидел: как из твоих глаз исчезла радость, сменившись горечью, которая выжигала моё сердце. Я тогда никак не мог понять своих эмоций, не понимал тебя, да и сейчас мало понимаю, но больше не хочу увидеть – как гаснет огонь жизни в твоих глазах.


Издательство:
Василина Лебедева
Книги этой серии:
Поделится: