Название книги:

Валлия

Автор:
Василина Лебедева
Валлия

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 2
Валлия

«Редко встречаешь искренних и добродушных людей.

Простых, как полевые цветы.

Вокруг одни „орхидеи“ и „нарциссы“ охреневшие от собственной сложности»

С.Бодров

Выйдя из кабинета, я направилась в сторону своей комнаты. Проходя по коридору мимо одной из распахнутых дверей, остановилась и заглянула внутрь. Помещение было большим: огромный ковер на полу, несколько кресел, диван и столики. Скорей всего это была гостиная.

Мое внимание привлекла дверь, распахнутая на террасу. Оглянулась по сторонам, вокруг никого не было. Я пересекла комнату и вышла на воздух. Не спеша прошлась вдоль террасы. Оказалось, что она огибает полностью дом, а на втором этаже такой же единый балкон.

Здесь было хорошо: ограждением служили вьющиеся растения, которые деликатно прятали от случайных взглядов, свежий ветерок обдувал лицо. Спустилась вниз и решила осмотреться, раз уж придётся здесь какое-то время пожить.

Сразу за домом нашёлся ухоженный сад. Вокруг были рассажены деревья. С левой стороны от дома аллея и сквозь деревья, вдали, виднелись какие-то постройки. Не спеша направилась в ту сторону, пытаясь хотя бы упорядочить полученную информацию.

Итак, не верить Максиму, в том, что на меня охотятся и мне грозит опасность, повода нет. Тем более его словам о просьбе матери – позаботится обо мне. И свидетельство тому переданное мне кольцо.

Колечко на самом деле – простой золотой ободок, но мама всегда носила его не снимая. Откуда оно у неё было и что для неё значило, она никогда не говорила. Я пыталась несколько раз спрашивать, но она меня одёргивала. В том, что она отказалась от помощи, я тоже не сомневалась, это совершенно в её характере.

Рассказ Максима о гибели отца не произвёл никакого впечатления, для меня он был совершенно чужим человеком, испоганившим жизнь мне и маме. Поэтому, даже если бы он захлебнулся в выгребной яме, а не сдох, помогая брату, для меня роли не играло.

То, что мой дядя был альфой стаи, тоже не особо заинтересовало: ну был и был. Теперь получается именно Максимильян альфа. А как он им стал тоже не моё в принципе дело.

Обретение брата в лице Алекса… тогда информация, честно говоря, прошла мимо моего сознания. Да и сейчас я ни положительных, ни отрицательных сторон в этом приобретении не видела. Его поведение и взгляды явно показывали – насколько я ему неприятна. Хотя в чём причина такого уж яркого негативного отношения – я не понимала.

Да, постоянно одеваясь как пугало, я у окружающих особой симпатии не встречала, но чтобы вот так, с самого первого взгляда видеть к себе презрение… ну не нравлюсь и ладно! Как говорится: проблемы индейцев шерифа не волнуют!

А вот отношение Максимильяна очень порадовало, не было отчуждения или какого-то неприятия. Даже когда он понял, что я совершенно не в курсе жизни стаи и отца, он спокойно и кратко обрисовал ситуацию.

Правда пару раз ловила на себе очень уж изучающие взгляды, ну да это и понятно: свалилась проблемная на его голову, защищай теперь, терпи, корми. Мужик основательный вроде и слово своё привык держать. Вон как прочеканил, что обещание данное отцу выполнит, с нажимом, твёрдостью. Не понравилось ему моё сомненье.

Вспомнилось, как сидел, откинувшись в кресле, в обманчиво расслабленной позе, его руки, лежащие на столе, большие ладони. И взгляд темных глаз, с совершенно не характерным для оборотней тёмным цветом радужки.

Определённо, что-то в нём есть такое… забыть этого мужчину невозможно, даже просто мимолётно увидев. А какой от него исходил запах, м-м-м… Улавливалось что-то очень знакомое, как будто из детства, но вот понять, что же мне напоминает, я не смогла. Интересно – эта Виола… насколько она ему «друг»?

От внезапного осознания, в каком ключе я думаю о Максимильяне, остановилась. Что-то чувство самосохранения мне изменило. Надо как можно дальше держаться от него! Конечно, в сложившихся обстоятельствах это будет непросто, но постараться надо.

Аллея закончилась, и я вышла на оживлённую улицу, вдоль которой располагались всевозможные магазинчики. Прогуливаясь, иногда поглядывала то на прохожих, то на витрины и вдруг услышала, как кто-то выкрикивает моё имя. Удивлённо обернулась: может, всё-таки не меня звали, и увидела спешащую ко мне Алину, сестру Максима.

– Я тебя зову-зову, а ты не слышишь, – остановившись рядом, прощебетала девушка и протянула мне ладошку. – Давай хоть познакомимся нормально, а то в присутствии брата, неловко было. Я Алина.

Я замялась, но пожала её ладошку.

– Валлия. Да, у меня тоже во время обеда было чувство неловкости.

– Валлия, не Валерия? – она направилась по улице, увлекая меня за собой.

– Валерия имя для людей привычное, – я пожала плечами, – А ты в самом доме живёшь, вместе с братом?

– Да, но только летом. Я в педагогическом учусь, перешла на второй курс. Хотела на медицинский пойти, но Марта сказала, что у меня способностей ни к медицине, ни к фармакологии нет. Только зря время потрачу, в дальнейшем радости мне это не принесёт.

– Марта? Кто это?

– А, – она махнула ладонью, – Это наш лекарь. У нее вообще-то дар зелейника, но она чувствует движение жизненных токов и энергию дара. Даже влиять на них немного может.

– Зелейник? А что это значит?

– Ну, знахарь, целитель, травник… у неё много способностей.

Для меня то, что говорила Алина, было из области какой-то сказки, но спрашивать дальше я не стала, позже разберусь.

– А откуда она знает: что для тебя лучше будет? Тоже чувствует?

– Да нет, дело не в этом. Я ещё в шестнадцать лет все лето у неё работала, она наблюдала. Вот и знает. А я детишек очень люблю, мне нравится возиться с ними. Хотела педиатром стать, но увы,… вот в пединститут пошла, учителем младших классов. Пока нравится. А ты училась, работала?

– И училась, и работала.

– А за столом сегодня сидела женщина – она кто? – всё же не удержалась я от вопроса.

– Виола, – при этом она так смешно скривила мордашку, что я фыркнула. Сразу видно, что девушка от неё не в восторге: – Вообще-то она бухгалтер… ой, да подстилка Макса она! – видно у девушки наболело, если она выговаривается фактически незнакомке. Но как бы там ни было, слова Алины отдались горечью в душе и я побыстрей перевела тему:

– А кто ещё в доме живет?

– В каком? В «красном»?

Я немного задумалась, дом вроде не красный был, обычный, двухэтажный.

– Это тот, где мы сегодня обедали?

– Ну да, в «красном», Алекс…

– Подожди, – перебила я её, – он же не красный. Или раньше красным был?

– Это дом альфы, поэтому «красный», – она с подозрением на меня покосилась, – А у вас в стае не так?

– Да я просто забыла, уже много лет живу среди людей, поэтому слегка запуталась.

– Понятно, – протянула она, но по лицу видно было, что не поверила. Эх, что-то я врать совсем не умею, – В доме живём я, Макс естественно, Алекс и Виола.

– А кто занимается уборкой, готовкой, они отдельно живут?

– Конечно, чтобы не нарушать личного пространства. А ты? Какими судьбами к нам? – она заинтересованно на меня посмотрела.

– Просто погостить.

– Макс сказал, ты наша родственница?

– Ну да, младшая сестра Софии, жены вашего дядьки, – вроде повторила правильно, как и говорил мне Максим.

– Это дяди Влада что ли? – я кивнула, – Но у него жены вообще-то нет! – она посмотрела на меня прищурившись: как кот на мышь, наступив ей лапой на хвост.

– Так женился на Софии. – Я поняла, что вляпалась со своим враньём, но путного ничего в голову не лезло.

Алина покивала головой:

– Ну да, ну да… – оглянулась по сторонам.

Я за ней тоже осмотрелась. Мы прошли всю улочку с магазинчиками и сейчас свернули в парковую зону. Поблизости никого не было.

– У меня с Максимом и дяди Влада то нет, – чуть насмешливо посмотрела на меня.

Сообразив, что окончательно провалилась, вздохнула:

– Алин, извини, но правду сказать не могу.

Она повернулась ко мне:

– Я не обижаюсь, просто хочу сказать – ненавижу враньё. Если не можешь сказать правду, то в следующий раз так и скажи, договорились?

Я облегчённо улыбнулась:

– Обещаю.

Мы вышли обратно на улочку с магазинами и всякими обслуживающими бытовыми салонами. Разговор вели непринуждённый, и Алина попутно показывала, где и что можно купить, вкусно перекусить, шёпотом кивая на прохожих, поясняла кто это.

Это место было своеобразным центром посёлка, от него лучами расходились улицы с жилыми домами, довольно таки добротными и что было очень приятно и радовало глаз – чистота.

Дома, здания были ухоженными, как и цветники, деревья, клумбы. Чуть дальше, по словам Алины, был кинотеатр, боулинг и парочка баров. Парк с небольшими фонтанчиками, один я уже увидела. Было видно, что посёлок довольно-таки респектабельный и зажиточный. Стая видимо финансово была обеспечена.

Так, за разговорами, незаметно день склонился к вечеру, и мы поспешили на ужин. Алина предупредила, что завтрак, обед и ужин проходят в доме и опаздывать ни в коем случае нельзя! В крайнем случае, можешь задержаться минут на пять.

«Даже если ты подыхаешь, то доползти до столовой обязан», – требование альфы! – припечатала она.

Глава 3
Максимильян

«Для женщины красота важнее ума, потому что мужчине легче смотреть, чем думать»

Марлен Дитрих

«Меня зовут не Валерия, а Валлия. Валерия для людей», – сказала она и вышла, прикрыв за собой дверь.

«Валлия», – я перекатил имя на языке – необычно. Естественно я знал об этом, но говорить не стал. Зачем нагнетать и так непростые отношения. За два дня до её приезда мне предоставили досье на Валлию. Хотя досье это слишком громко сказано: два листа – вся её жизнь. Интересная девушка, необъяснимо чем-то цепляет, а я люблю разгадывать загадки.

 

Широко распахнул шторы и дверь на террасу, сел в кресло и устало потёр виски. В последнее время приходилось одновременно решать множество проблем. Включил ноутбук, стал просматривать финансовую отчётность и с досадой стукнул кулаком по столу. В этот момент в кабинет зашёл Алекс.

– Что бушуешь?

– Поставки на коньяк сорвались, пушнина упала в цене. Что у нас там с фармацевтикой?

– Договор заключили, разрешение на производство в минимальном потребительском получили, так что пока нормально.

– Вот именно… пока!

Алекс почувствовал, что под раздачу не попадёт, расслабился и сел в кресло.

– Ну и как разговор с мымрой прошёл, надеюсь без истерик?

– Не смей её так называть! – чуть ли не зарычал на него и неожиданно для самого себя обдал волной силы.

Алекс, вцепившись в подлокотники, начал хватать ртом воздух. Я поморщился. Это плохой знак, за последние несколько лет, неконтролируемых выбросов не было.

– Макс, ты чего? – сглотнул и посмотрел на меня ошарашено, – Ну, сказал бы просто, я не дебил и так бы понял.

– Алексей, – тот поморщился. Я прекрасно знал, что своё полное имя он недолюбливал, – Нужно отдавать себе отчёт за каждое произнесённое слово и понимать, что несешь за это ответственность. Мне уже порядком надоели твои подростковые промахи.

– Ну и что такого я сказал? – он возмущённо на меня посмотрел.

– Хорошо. Объясни своё негативное к ней отношение.

Алекс настороженно покосился на меня:

– При условии, что не будешь опять меня впечатывать в кресло, – на что я поднял руки ладонями вверх, призывая его продолжить.

– Во-первых, внешний вид: она же выглядит, как пугало, – я согласно кивнул, – во-вторых: меня смущает её наследственность.

Я удивлённо приподнял брови:

– Ты считаешь, что если её мать была проституткой, то этого следует ожидать и от дочери?

– Ну-у,… не думаю, что здесь она будет пользоваться спросом. С её-то внешностью, – хмыкнул Алекс, но увидев мой помрачневший взгляд, осёкся и продолжил: – но поведение может быть соответствующим.

– Ещё причины?

– Запах, – он поморщился: – ты даже не представляешь, как от неё разит! – выразительно посмотрел на меня, – Этого мало?

– Нет. Есть ещё причины? – он отрицательно мотнул головой. – В шкафу, – я качнул головой влево, указывая Алексу направление, – в третьем ящике, возьми досье на неё.

– Давно доставили? – он порылся, доставая тоненькую папку.

– Два дня назад.

– Да уж, насыщенной её жизнь не назовёшь, – удивлённо помахал двумя листами, уселся обратно в кресло, просматривая текст.

Просматривать особо было нечего: Янтарская Валерия Айдаровна, двадцать четыре года. Родилась в стае Серебряных, указание матери, отца. В возрасте четырёх с половиной лет покинула с матерью территорию стаи.

Далее перечислялись наименования городов и посёлков, где они жили. Причём периодичность переездов не систематизировалось, но смена адресов варьировалась от двух месяцев до двух лет, географичность определялась северными широтами страны. До девятнадцати лет жила с матерью, которая обеспечивала дочь, занимаясь проституцией. Получила полное среднее образование, после чего уехала в Петрозаводск. Снимала квартиру, работала в офисе мебельной компании, заочно обучалась в медицинском колледже. Обучение не закончено, осталась защита диплома.

Данные о постоянных и периодических связях с противоположным полом отсутствуют. Вот и все сведения.

Дочитав, Алекс поднял на меня взгляд:

– Ну и что это меняет?

– Давай начнём с первого, что там у тебя было? Внешность? – он хмуро кивнул, уже ожидая, что все его доводы разобью в пух и прах, – Повторю твои слова: выглядит как пугало. А ты не задумывался – почему? Учитывая природу женщин – желание выглядеть наиболее привлекательно?

– Скорей всего – вкус напрочь отсутствует.

– Дело здесь не во вкусе – это маскировка, – Алекс недоверчиво хмыкнул, – Посуди сам – нелепая причёска, которая её не украшает, а наоборот отталкивает. Отсутствие макияжа, одежда соответствующая, не подчеркивает фигуру – взгляду не за что зацепиться, блёклая, скучная. Представь себе, что увидел её в толпе, ты бы её запомнил?

– Это вряд ли.

– С первым разобрались, что там ты дальше говорил?

– Про мать проститутку, – сказал он уже без энтузиазма, я на это только мысленно усмехнулся.

– Да, значит мать. Мне вот интересно, с чего ты сделал столь поспешные выводы, она дала для этого повод?

– Пока нет, но это на данный момент ничего не меняет.

– Алексей, а теперь давай обратимся к твоему родителю. И я сейчас не про твою мать – скромную, достойную женщину говорю.

– Ну и причём тут мой отец?

– Да всё при том же. Ты сейчас утверждаешь – гены влияют даже на такой сложный аспект, как человеческое поведение и свои выводы относительно Валлии сделал на этом основании. Вот и я тебя хочу сравнить с твоим отцом. С его сексуальными потребностями нужно было не волком-оборотнем родиться, а как минимум кроликом.

Алекс бросил на меня злой взгляд, что ж правду про себя слушать неприятно, и я продолжил:

– Но ты нормальный, здоровый, без всяких отклонений мужик. И что-то я не заметил такой агрессивной сексуальной активности, как наблюдалась у твоего отца.

– Как заумно закрутил, – Алекс бросил на меня ещё один злой взгляд, – Самому не тошно? То, что он кобелиной последней был, так это каждой шавке в стае известно, – взгляд его потух и сам он сдулся как воздушный шарик, – Ладно, с этим я тоже согласен. Каюсь, был не прав. Блин, но, Макс, от неё реально воняет! Сегодня я даже поесть не мог. Какого чёрта ты посадил её рядом со мной?

– Здесь ты тоже преувеличиваешь. Согласен, запах у неё странный, но…

– Странный? – Алекс, перебивая меня, вскочил с кресла, – Да у меня было такое ощущение, что я подпаленную покрышку моего джипа жую, – прошёлся нервно по кабинету и упал обратно в кресло, – Я даже запаха еды не чувствовал. Слушай, давай я на ужине с Алинкой или Виолой сяду? А то долго я так не протяну.

– Что действие зелья ещё не прошло? – я с усмешкой наблюдал за его метаниями.

Две недели назад он сам вызвался испытать на себе действие экспериментального настоя Марты по усилению обоняния. Но такой реакции не ожидал никто. В особенности сам Алекс. Первую неделю он вообще мог жить только в лесу, поскольку все бытовые запахи вызывали у него головокружения и приступы рвоты. Сейчас уже, он ощущал лишь отголоски этого усиления.

Я же чувствовал запах Валлии немного иначе. Да, присутствовало нечто похожее на запах жжёной резины, но сквозь него я уловил нотки свежести, какой-то луговой травы, проскальзывал ещё какой-то запах, но уловить его, даже я не смог.

– Вот теперь, вспомни также, что ты прочитал в досье, и подведи итог, – я выжидающе на него посмотрел.

– Итог, ну ладно. Учитывая её внешность и то, что она с матерью переезжала с места на место, про артефакт они знают. Скорей всего – он находится у кого-то из них. И они знают о том, что за ними охотятся, поэтому такая своеобразная маскировка внешности, как ты выразился, оправдана. Только как вписать во всё это её запах, я не знаю, – развёл он руками.

– Это как раз не сложно – это артефакт оборотней и охотиться за ним, будут соответственно они же. Я на девяносто процентов уверен, что столь специфический запах обычными людьми не чувствуется. Это тоже маскировка. Причём, очень эффективная. Вот перед твоим визитом, Валлия сидела в этом же кресле, что и ты.

Алекс повёл носом, втягивая воздух:

– Но я ничего не чувствую, – он удивлённо посмотрел на меня.

– Вот видишь, а если бы здесь была Алина или кто-то из других оборотней запах бы сохранился. Я, если честно, тоже запаха уже не ощущаю.

– Интересно! Слушай, если это маскировка, то в результате чего?

– Скорей всего – она употребляет какой-либо настой. Но я в этом естественно не уверен. В общем, хотелось бы видеть твоё вежливое отношение к нашей гостье. Я надеюсь – понятно всё объяснил?

– Да понятно, понятно. И что, какой дальнейший план действий? Ты про смерть матери ей сказал?

– Тебе нужна истерика? – я скептически приподнял бровь. Алекс мотнул головой. – Вот и у меня нет желания выслушивать причитания и подтирать сопли.

– А когда ты ей собираешься сказать?

– Алекс, ей пока необходимо за что-то зацепится здесь. Сказать сейчас, что её мать убили, я не могу. Сложно даже предположить её реакцию. Может она мотанёт отсюда, когда не будем этого ожидать или замкнётся… вариантов множество. И все они с одним исходом – об артефакте от неё мы ничего не узнаем. А вот когда в круг её доверия войдёт кто-нибудь из стаи, тогда уже можно будет и информировать, причём правильным способом.

– Хм. Это вроде того, если не скажет об артефакте, то и она под раздачу попадёт?

– Мыслишь не совсем правильно. Если у нас нет информации, то и защиту строить тяжелее, не зная в каком направлении работать. Необходимо внушить ей мысль, что это приоритетная задача – найти артефакт или вспомнить всё, что ей известно. Найдётся артефакт – проблема решена, угрозы жизни нет. Так, здесь разобрались. Ты сейчас давай, мотай на Западный. Мне доложили – там гости залётные шастают. Выясни, кто такие и разберись что там с поставками коньяка, почему сорвали сроки.

– Сколько времени у меня есть?

– Не ограничен, – заметив, что его это чересчур воодушевило, добавил: – но отчитываешься постоянно.

– Всё! Понял, побежал!

Проводив взглядом довольного Алекса, начал дальше просматривать отчёты. Время от времени звонил, раздавая указания.

От работы оторвала Алинка, вихрем ворвавшись в кабинет. Посмотрел на часы: до ужина остался час, отключил ноутбук. С удовольствием, до хруста в суставах потянулся, слушая последние сплетни. Иногда очень даже полезное занятие – именно по настроению молодёжи можно вычленить назревающие проблемы в стае. Впрочем, ничего особенного или важного она не сказала, насторожило только то, что она успела пообщаться с Валлией.

– Ты бы братик ей легенду получше придумал. Или хотя бы подробностей побольше сообщил. Кстати, кто она?

Я нахмурился, да уж упустил данный момент:

– А у неё спрашивала?

– Да спрашивала, она сообщила, что не может рассказать.

Я кивнул, хорошо хоть болтать не стала.

– Ау, братик, – Алина помахала ладошкой, привлекая внимание, – Кто она и что за страшную тайну вы скрываете?

– Алин, я не могу об этом тебе рассказать. И если честно, не хотел бы, чтоб ты с ней сближалась.

– Почему?

– Да я просто и сам не знаю, что она собой представляет и …

– Ой, да брось, она хорошая, – заметив, как я приподнял скептически бровь, пояснила: – мне очень легко было с ней общаться и душа у нее светлая.

– Насколько светлая? – спросил я с улыбкой.

– Не смейся ладно? – я отрицательно покачал головой, – она желтенькая и серебристые лучики, а когда хмурится или задумывается, темнеет до слегка оранжевого с серебром.

– Ты настолько её хорошо чувствуешь?

Она пожала худенькими плечиками:

– Не так, как тебя конечно, но чувствую.

У Алины дара не было, так я считал раньше, но все окружающие чувствуют её светлую и чистую душу. Именно поэтому я переживаю – как она устроится по жизни?

Этой зимой, после сессии, она рассказала мне, что чувствует не только оборотней, но и людей. Причём чувствует необычно, а цветовыми гаммами, испускаемыми аурой, и цвета у всех разные. Сейчас об этом её даре знала ещё Марта. Сколько бы мы не искали информацию, хотя бы поясняющую природу этой своеобразной эмпатии, пока ничего не нашли. Может сестрёнка своеобразный уникум, а может так у неё проявился дар считывающего. Что ж, время покажет.

– Ладно, если ты считаешь, что она хорошая, тебе и карты в руки, – я не мог не улыбаться, наблюдая за сменой эмоций на её личике, вот и сейчас любопытство с хитринкой читаются.

– Ну, во-первых, я не считаю, а знаю. А во-вторых, что ты имеешь ввиду?

– Вот возьми и придумай для Валлии легенду и проследи, чтобы она запомнила все детали.

– Хорошо, – сестрёнка спрыгнула со стола, – Встретимся за ужином, – и легко выпорхнула из кабинета.


Издательство:
Василина Лебедева
Серии:
Двуликие
Книги этой серии:
Поделится: