Litres Baner
Название книги:

Под солнцем Прованса

Автор:
Юлия Александровна Буданова
Под солнцем Прованса

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Разместив ручную кладь на багажной полке, Юля уселась в кресло, наконец выдохнув. День начался довольно суетливо, звонки с работы никак не умолкали, дорога в аэропорт, как назло, была перекрыта, и она чуть не опоздала на регистрацию рейса. Это могло подорвать долгожданный отпуск и доставить массу хлопот. Но сейчас были позади стойки регистрации, толпы народа и пункты досмотра. Девушка расслабилась, блаженно прикрыв глаза. Сейчас в её голове проносились яркие картинки Лазурного берега, где закатное солнце медовыми лучами заливает узкие каменные улочки, теплые волны Средиземного моря нежно целуют скалы, с которых открываются захватывающие дух виды Французской Ривьеры. Юлия очень любила юг Франции, крошечные деревни Прованса, роскошную Ниццу, уютные уличные ресторанчики, где подают божественно вкусный Рататуй и розовое сухое вино из какого-нибудь старинного Шато. Сама атмосфера этого места настраивала на особенное настроение, когда ты задумчиво изучаешь оттенок вина в бокале под проникновенные французские песни прошлого века. Сладостные мечтания Юли прервал мелодичный голос стюардессы:

– Уважаемые пассажиры! Пристегните ремни безопасности и приведите спинки кресел в вертикальное положение!»

Девушка послушно выполнила просьбы бортпроводниц и с благодарной улыбкой посмотрела в окно иллюминатора. Она просто обожала летать возле окошка, рассматривая причудливые формы облаков, которые рисовало её воображение. Там, высоко в небе всегда была ясная погода, и Юля подумала, насколько пилоты счастливые люди! У них за окном всегда светит солнце, не то, что в московском офисе, из окна которого открывается серый вид на унылые улицы, хмурые здания и голые деревья шесть месяцев в году. А какие в небе закаты! Даже лучшие пляжи Бали весомо проигрывают красоте опускающегося солнца высоко над облаками, когда ясные лучи розовыми красками озаряют крыло самолета.

Юлия сделала глоток горячего чая с лимоном, ощущая, как приятное тепло разливается по телу, а вся усталость, тревоги и прохладные деньки августа остались там, в приближающейся московской осени. Через четыре часа она вновь увидит Лазурный берег и окунется в терпкое Французское лето, которое пахнет прованскими травами, лавандой и сладкими духами.

Ей было жизненно необходимо почувствовать на своей коже ласковые прикосновения солнечных лучей, вечерний бриз с моря, который бы играл в белокурых волосах. Юля просто не выносила холода, сама мысль о том, что лето неминуемо уходит, удручала девушку. Отправляясь утром на работу, она шла по остывающему городу, зябко кутаясь в кашемировый кардиган. Она мечтала о безмятежных прогулках по вечерней набережной, слушая песни уличных музыкантов и вдыхая ароматы юга… Так не хотелось отпускать лето, его загорелые руки с пестрыми браслетами, и вот Вселенная подарила ей еще один летний танец.

Юлия работала в рекламном агентстве, где суета царила от рассвета до заката. Зазнавшиеся клиенты, которые сами не знают, какую концепцию они хотят для своего продукта, капризные фотографы, риск потери крупных клиентов из-за обилия конкурирующих фирм, шум, суета, макеты, совещания, бессонные ночи… Год выдался очень непростой, стресса было предостаточно. Ко всему прочему, у девушки были не простые отношения с отцом, который при каждом удобном случае говорил, что она наплевала на свое призвание и пошла в маркетинг. Под «призванием» он считал семейное адвокатское дело, в котором успешными юристами были два поколения. А тут взбалмошной девчонке вдруг творчества захотелось, видите ли. Но Юля никогда не была взбалмошной, скорее наоборот. Просто тяжелые адвокатские будни родителей, судебные процессы и тома сложной литературы ничуть не привлекали девушку, которая любила классическую музыку, трепетные любовные романы, душевные фильмы и «розовые кружева», как называл все это её отец. Она была скорее современной Тургеневской девушкой, родившейся не в ту эпоху. Родители мало понимали мечты дочери, они казались им странными и несущественными. Юля любила легкие платья из хлопка, романтичные шелковые топы на тоненьких бретелях, открывающие изящные плечи и точеную шею, удобные джинсы и мягкие кардиганы, в то время, как родители носили только строгие деловые костюмы, туфли, ботинки, кейсы, папки. По мнению девушки, их мир был серым и грубым, профессия юриста была связана с тоннами негатива, слез, скандалов и конфликтов, что совсем не привлекало девушку. Она любила свою творческую профессию, любила то чувство неподдельного счастья, когда довольный клиент смотрел светящимися глазами на её проект, понимая, что она смогла создать именно то, что ему было нужно. Юля порой не могла сомкнуть глаз от прилива вдохновения, записывая свои сумасшедшие идеи ночью в блокноте, пока они не ускользнули в рассветной дымке. Ночь вообще была для нее особенным временем, волшебным и таинственным. Ночью лучше думалось и мечталось, больше приходило ответов на вопросы, но также порой и могли нахлынуть воспоминания, на которые совсем не было времени в суете дня. Воспоминания, которые она давно выпроводила из своей памяти, имели наглость заявляться по ночам. И вот так сидела она в сорочке с чашкой мятного чая у окна, наблюдая заснувший мир, и мечтала. Мечтала о любви, горячей, страстной, но глубокой и осознанной, когда близость двух душ рождает чувства, подобные свету сверхмассивных звезд…

Но личная жизнь у девушки совершенно не клеилась. За спиной все шептались и недоумевали, отчего такая стройная и светловолосая красавица, словно грациозная лань, в свои двадцать семь лет может быть одна. Но на её пути все время встречались совершенно не те. Это были столичные карьеристы, которых интересовала только собственная персона, а девушка им нужна была лишь для еще большего удовлетворения от своего совершенства. Системные администраторы в офисе, вышедшие словно из анекдота, в вязаных свитерах, с бородой и кружкой из-под кофе на столе, по кругам на которой можно было определить, сколько раз он забыл свой напиток. Тусовщики, каждую ночь зависающие в новом клубе, демонстрируя свои пафосные игрушки. Юля не могла никого из таких парней представить на месте своего возлюбленного, ведь в огромном мире её сложной и прекрасной души когда-то был человек, от голоса которого она теряла способность говорить, пульс в висках заглушал звуки мегаполиса, и поцелуи которого уносили в космос… Много лет прошло с тех пор, но сейчас она не хотела соглашаться на меньшее. Сердце от любви должно трепетать, словно крылья бабочки, а не молчаливо грустить в обществе чужого человека, который никогда не сможет даже разглядеть изысканных струнок её души, не то, чтобы сыграть на них волшебную мелодию.

Глава 2

Ступив на трап самолета в аэропорту Ниццы, Юля с упоением вдохнула теплый, чуть влажноватый воздух, словно вуалью окутавший уставшую девушку.

– Здравствуй, дорогая Франция… Я скучала, – слегка зажмурившись от счастья, прошептала она.

Создавая сильнейший контраст с персоналом московского аэропорта, работники на паспортном контроле с открытой улыбкой приветствовали пассажиров.

– Бонжур, Мадам! – ах, как Юле не хватало этих незамысловатых слов и лучезарных улыбок.

Когда беленький Пежо мчал девушку в отель, день потихоньку клонился к вечеру. Знойное полуденное солнце стало мягче и ласковее, целуя лицо своими озорными лучиками.

Юля решила пока остановиться в Ницце на пару дней, погулять по этому замечательному городу, который как нельзя лучше отражал душу Лазурного побережья. А чуть позже она отправиться в Прованс, чтобы ощутить атмосферу нетуристической старой Франции, жизнь вдали от роскошных отелей и дорогих ресторанов.

Комната была светлой и уютной, в кремовых тонах, абсолютно консервативный европейский стиль. Ничего лишнего. Маленький балкончик, который выходил на довольно оживленную улицу города, где были сосредоточены магазины, кофейни и кафе быстрого питания. Но несмотря на это, вид из окна был прекрасен. Каждое здание было совершенно уникальным, с особенной архитектурой, со своей уникальной душой. Из соседнего кафетерия доносился фантастический запах кофе, манящий и притягательный, устоять перед которым было просто невозможно. Юля быстро разложила свои вещи, умылась и распустила белокурые волосы. Они сияющей дымкой обрамляли нежное лицо, слегка даже подсвечивая его, отчего девушка казалась очень юной и свежей. Надев простое белое хлопковое платье и кеды, она отправилась на этот волнующий аромат…

Взяв чашку кофе без сахара и небольшой чизкейк, Юля присела за столик возле большого панорамного окна. Кофейня была очень уютной и тихой, такой уголок спокойствия среди шумного туристического города. Она очень ценила такие мгновения, наслаждаясь ими, проживая каждую секунду с удовольствием, закрывая глаза и смакуя восхитительный кофе. В ритме большого города очень важно уметь замедляться, ловить эти моменты, когда ты чувствуешь каждой клеточкой жизнь, вот она, сейчас… И время останавливается. За соседнем столиком весело щебетали три подружки на чистом французском, за другим хмурый старичок читал газету, потягивая капучино. А возле кассы стояла невероятная леди, изысканность которой поразила девушку. Это была высокая и совсем не молодая дама, сухая и стройная, совершенно седые волосы лежали в идеальной стрижке, которая красиво обрамляла смугловатое лицо с сеткой мелких морщинок, таившие в себе многие взлеты и падения её жизни. Полное отсутствие макияжа, элегантные жемчужинки в ушах, белые прямые брюки, шелковая белая блузка и черные остроносые балетки на ногах. Сколько лет этой женщине? Может 60 или 75? Но она не была похожа на бабушек, в которых превращаются замученные жизнью российские женщины. Термоядерный цвет волос, чтобы скрыть седину, ужасные грубые стрижки, чтобы было «удобно», платочек, пестрые халаты, нелепая обувь и повсеместное недовольство. Такая классическая бабуля. Эту женщину язык бы не повернулся назвать подобным образом. Элегантность её манер очаровывала, каждое её движение было легким и непринужденным. Невероятно ухоженная, с чувством стиля, она выглядела просто изумительно, хотя её наряд был совершенно простым. Юля восхищалась подомными дамами, их сияющей женственностью, которая не угасла с годами, даже в почтительном возрасте они прекрасно выглядят. Но к сожалению, таких леди можно было встретить лишь в Европе. Своей простотой француженки восхищают весь мир, но в этой простоте скрыта целая философия любви к себе, своему телу и своей жизни.

 

Юля вышла из кофейни и пошла в низ по улице, которая вела к набережной. Её отель располагался совсем рядом с прекрасным католическим храмом Нотр-Дам, который был построен по образу и подобие того самого знаменитого Нотр-Дам-де-Пари. Вечером собор озаряла волшебная подсветка, создающая иллюзию, что здание излучает свет само по себе. Девушка с восхищением остановилась возле Базилики, она очень любила атмосферу католических церквей, было в них что-то возвышенное. Особенно её вдохновляли свадьбы. Украшенный белыми цветами храм, невеста идет к алтарю по длинной дорожке, в конце которой её ждет взволнованный жених, в глазах которого блестят слезы счастья…

–Эх, опять ты витаешь в облаках, – иронично выдохнула девушка и пошла дальше. Теплый вечерний ветерок нежно теребил распушенные волосы, а Юля не могла поверить своему счастью. Она здесь, в теплой Ницце, а холодная Москва осталась далеко-далеко.

Откуда-то издалека доносились звуки гитары, похоже пришло время уличных музыкантов. Юля не слушала ту музыку, что крутят по радио, такие песни ей казались пустыми, плоскими и порою довольно пошлыми. Музыка, как и любовь, должна согревать душу, наполняя её эмоциями, красками и теплом. Поэтому она обожала слушать классику, Вивальди, Паганини, Шопен… Звучание скрипки вздымало в душе девушки бушующие волны, которые с силой разбиваются о скалы, дарило ощущение полета. Слушая произведения классиков, девушка представляла себя в огромной бальной зале, где она кружиться в танце с молодым офицером, придерживая подол длинного пышного платья. Ох, не в том веке она родилась, порой думала Юля.

Молодые музыканты на набережной пели старые французские песни, не понятно, о чем, но невероятно душевно и проникновенно, полностью отдаваясь своей мелодии, чувствуя её, кружась с ней на одной волне. Будь то музыка, краски природы, чувственные романы – Юля искала во всем этом лишь одно, то, чего ей больше всего на свете не хватало. Нечто большего, чем просто любовь между мужчиной и женщиной, высокие чувства, которые возникают между двумя людьми, предназначенными друг другу высшими силами. А слова, вроде: «Эй, детка, ты такая красивая», вызывали у неё отчаянный вздох. Вся эта атмосфера возродила в душе девушки память о том, как когда-то смотрел на неё он, как вихри страсти и нежности уносили их с этой холодной планеты… Она давным-давно запретила себе вспоминать то время, ту любовь, которая искалечила ей душу, но эти лирические французские песни были способны сорвать замки даже с тех дверей, которые не открывались много лет.

Глава 3

Проснувшись утром, Юлия четко осознала, что открыла глаза совершенно добровольно и легко. Она выспалась по-настоящему впервые за долгое время, не ворочалась от бессонницы, не проваливалась в мучительную дремоту, а просто спала как ребенок. Сладко потянувшись, девушка улыбнулась новому дню. Сегодня её ждет море, а потом можно не спеша пообедать и даже пройтись по магазинам. И кому может быть скучно отдыхать одной? С этими мыслями она радостно вскочила и подошла к зеркалу. Зеленые глаза блестели как два изумруда, лицо выглядело немного бледным, но солнышко в скором времени это исправит.

Юля надела белые шорты и ярко красный шелковый топ на тонких бретелях. Её волосы шелковым водопадом ниспадали на изящные плечи и отражали золотистыми бликами солнечные лучи. Девушка придирчиво оглядела свое отражение в зеркале, фыркнула и накрасила губы красной помадой.

– Ммм, так уже лучше! – Она подмигнула сама себе и выпорхнула из номера. День обещал быть просто чудесным, в небе не облачка, теплый бриз целовал лицо, всюду царило необъяснимое волшебство.

В уже полюбившейся кофейне Юля купила легкий фруктовый смузи и вновь присела у панорамного окна. Она не любила тяжелые завтраки и много лет предпочитала есть с утра фрукты, особенно взбитые с кокосовым молоком. Сердце её вдохновенно стучало, будто в ожидании какого-то чуда. Закончив с напитком, она отправилась прогуляться по знаменитой Английской набережной, которая тянулась вдоль всего берега от самого аэропорта. В столь ясный день море казалось действительно лазурным, чайки парили в небе, выкрикивая свои птичьи приветствия. Вокруг было много людей, кто-то вышел на пробежку, кто-то на размеренную прогулку. Юля подставила лицо солнечным лучам и закрыла глаза. Она пыталась слушать море, растворяя посторонние звуки шумной Ниццы. Погрузившись в этот мир, она услышала голос из прошлого, его голос… Юля резко открыла глаза и тряхнула головой.

– Ну вот, ты уже перегрелась, – сердито проворчала девушка, но тут же поняла, что ей это не кажется.

Неподалёку на лавочке сидел молодой мужчина и громко говорил по телефону. Причем на чистейшем французском. Юля прижала руку к сердцу, как будто пытаясь удержать его в груди.

– Нет! Это невозможно…, – пронеслось в её голове.

В эту самую секунду молодой человек повернулся в сторону девушки и каменное выражение застыло на его загорелом лице. Он медленно опустил телефон, встал и направился к ней. В Юлиной голове пронеслись миллиарды мыслей, её мир несколько раз сотрясли сильнейшие толчки, пульс неистово барабанил в висках, но пошевелиться она просто не могла. Он с недоумением и, похоже не веря своим глазам, подошел к девушке.

– Прошло восемь лет, а он все также безумно красив, – только и подумала Юля, пытаясь изобразить непринужденное удивление вместо всепоглощающего ужаса на лице.

Высокий темноволосый мужчина был одет в светлые льняные брюки и небесно-голубую рубашку-поло, которая нереально гармонировала с двумя топазами его колдовских глаз, блестевших на фоне загорелой кожи. На ногах у него были серые мокасины, а в руках он держал кожаную папку, бумажник и телефон. Он стал другим, шикарнее, солиднее, старше. Но это был он. И в это с трудом верилось.

– Юля! Юлька! О, Боже, это правда ты? – он смотрел ошеломленно, тоже не веря собственным глазам.

– Здравствуй, Саша. Это правда я…, – тихо ответила она.

– Меня так никто не называл уже сто лет! Алекс. Меня зовут Алекс, – он не мог оторвать взгляда от девушки, стоящей напротив него.

– Алекс? Ты живешь здесь, во Франции? – еще больше опешила Юля.

– Да, я давно во Франции, иногда в Монако. Работа, знаешь…, – он растерянно развел руками. Преуспевающий адвокат с подвешенным языком в эти самые минуты забыл все слова на свете. Он смотрел на неё, пытаясь осознать, что это вовсе не мираж.

– Боже мой, Юля… сколько лет прошло! – он покачал головой и вдруг резко заключил девушку в объятия.

В этот момент наружу вырвалось все, что она прятала так долго, все эмоции, все воспоминания, вся боль… Она думала, что сейчас просто задохнется, не выдержит такого накала чувств в уставшей от работы голове.

Но за долю секунды она смогла опомнится и отстранилась от него, как от огня.

– Ну что ты делаешь, отпусти!

– Да ладно, Юлька, мы же не чужие люди. Я глазам своим поверить не могу. Когда я увидел тебя, я подумал, что мне кажется. Сумасшедшее удивление все никак не могло погаснуть в их глазах, она смотрела на него и не знала, что сказать и как реагировать.

– Ты приехала в отпуск? Одна или с кем-то? Его взор тут же упал на правую руку девушки, на которой, к его удивлению, не было кольца. И Юля это сразу заметила.

– Да, я прилетела одна, и не в первый раз. Я люблю Лазурный берег, я здесь по-настоящему отдыхаю.

– Ты стала еще красивее, – как-то грустно проговорил он.

– Спасибо, – машинально ответила Юля, отводя глаза.

– Ты замужем?

– Нет, я одна, – ей пришлось ответить, но так хотелось соврать, что она любима и счастлива, у неё замечательный муж и трое очаровательных детей. Она снова отвела глаза в сторону.

– Что же это? Папуля так и не сосватал тебе какого-нибудь перспективного юриста? А? – в его голосе вдруг заиграли ядовитые нотки, а ироничная ухмылка сделала его лицо ледяным.

Юля неодобрительно взглянула на него горящими зелеными глазами.

– Моя личная жизнь пусть останется при мне, пожалуйста, – она пыталась говорить ровно, но это стоило титанических усилий. Этот человек всегда сбивал все её частоты и срывал предохранители, рядом с ним дрожали колени и пропадала внятная речь. Но прошли годы, сейчас она уже не юная девятнадцатилетняя девочка, а взрослая разумная женщина. Ему ни в коем случае нельзя показывать ту реакцию, которую он вызвал своим внезапным появлением. Тем более после всего, что ей пришлось пережить по его милости.

– Что же, я была рада тебя увидеть в столь неожиданном месте, но мне пора.

– Куда тебе пора, ты же в отпуске! Да ладно, Юль, неужели ты вот так вот уйдешь и все! Мы не виделись столько лет, давай хотя бы пообедаем, расскажешь, как ты и чем живешь?

– Не думаю, что это хорошая идея, – Юля поняла, что надо прекратить эту нелепую встречу, ничего хорошего это не принесет. Да и не могла она пойти с ним обедать как со старым другом. Это не тот случай.

– Да перестань ты! Встретить тебя здесь, во Франции, даже придумать такое сложно! Но ты стоишь передо мной! Давай просто пообедаем, поболтаем… Только сейчас у меня дела, но в два часа я свободен. В каком отеле ты остановилась? Я заеду за тобой.

– Нет, Саш, не стоит, – девушку начинало трясти, она даже представить себе не могла, что так внезапно столкнется с лавиной чувств, которые прятала столь глубоко. Просто так сбежать она не могла, но и говорить с ним было уже выше её сил. Тем более непринужденную беседу вести, как на встрече одноклассников.

– Алекс, – настойчиво повторил он. – Так в каком отеле?

– Возле Нотр-Дам…

– Я заеду в два, не пропадай, хорошо? Мне очень нужно бежать, – у него снова зазвонил телефон, он ответил и быстро пошел к машине. На дороге стоял серебристый Хёндай со стеклянной крышей. Алекс уселся в автомобиль, кивнул девушке и уехал.

Юля стояла на том же месте, слезы градом текли по её щекам. Она присела на лавочку, не в силах сдержать всю ту боль, что вырвалась наружу. Как он может с такой легкостью говорить о жизни, вести себя, как старый приятель, после всего того, что между ними было? И после того, КАК это закончилось?

– Вот тебе и заслуженный отдых, сбежать в другую страну, чтобы восстановить силы, и встретить того, кому даже в её сны был воспрещен вход, – подумала девушка.

И зачем она ляпнула про отель? Никуда она с ним не пойдет, еще чего. Пусть живет своей жизнью дальше, она будет жить своей. На этой ноте Юля вытерла слезы, расправила плечи и решила пройтись по пляжу. Она спустилась к морю, осторожно ступая босиком по горячей гальке. Игривые волны ласкали её ножки, возвращая в состояние «здесь и сейчас».

Она не должна о нем думать, она забыла его много лет назад, все в прошлом, – но уговаривать собственное сердце было бесполезно. Немыслимая встреча слишком многое всколыхнула, чтобы просто так вернуть все как было с утра. А он все так же действует на неё, как и раньше. Она чувствовала себя такой беспомощной, что было даже страшно.

– Ну почему именно здесь и сейчас, Господи? – Юля подняла глаза, с мольбой взывая к небесам. Что её ждет дальше? По новой испытать ту боль, ну уж нет. Хватило и тогда.

Глава 4

Придя в отель, она умылась прохладной водой, но щеки её пылали, словно поднялась температура. Девушка пыталась успокоить свои мысли, бушующие, будто неспокойные воды в штормовую ночь, но унять дрожь не помогало ничего. Какой наивной она была, думала, что прожила всю свою боль, осознала уроки и даже смогла простить! И с каким шумом рухнули все эти иллюзии, как только она заглянула в глаза этого демона, который вырвал её сердце. Обедать он её пригласил, еще чего! Нужно забронировать гостиницу в Грассе и укатить наслаждать ароматами духов. Ницца приготовила слишком жестокий сюрприз, будто насмехаясь над уставшей от всего девушкой. Но её размышления резко прервала трель телефона, от которой Юля невольно вздрогнула. В рубке звучал приветливый голос, который говорил по-английски, но с сильным французским акцентом:

– Мадам, внизу вас ожидает джентльмен по имени Алекс, с которым у вас была назначена встреча, что ему передать?

– Пошлите его к черту и пожелайте гореть в гиене огненной, – хотела сказать Юля. Ноги её подкосились, и девушка облокотилась на тумбочку, считая до десяти. Но немного подумав, она ответила спокойным голосом:

– Передайте ему, что я скоро спущусь. Благодарю вас.

Она поняла, что не сможет отсиживаться в номере. Это оголило бы все её чувства перед человеком, который всегда обладал чрезмерной проницательностью. Не хватало еще, чтобы он решил, что не безразличен ей. Нельзя чтобы он подумал, как она боится, словно маленькая девчонка.

 

Юля сделала глубокий вдох и собрала волосы на затылке в свободный пучок. Такая прическа всегда помогала ей создать боле строгий образ, если предстояла встреча со сложными клиентами, для которых важна каждая несущественная деталь. Облачившись в яркое платье с цветами, она взяла в руки флакон своих духов. Она всегда любила этот парфюм, он стал своеобразной визитной карточкой в офисе, где все узнавали девушку по изысканному цветочному аромату с нотками жасмина, лилии и сирени, который на первых нотках взрывался свежим ароматом гуавы. Воспоминания вихрем промчались в её голове, обжигая на своем пути душу. Он с ума сходил от этого запаха, когда целовал её шею…

– Боже мой, Юлька, прекрати! – зашипела она самой себе, изо всех сил зажмурившись и гоня прочь такие мысли.

Но когда немного успокоилась, из вредности распылила на запястья любимые духи, решив, что он не вспомнит дела давно минувших дней. Ожидая лифт, Юля вдруг задумалась, какие женщины сейчас в его жизни? Он хорош собой, видимо весьма успешен. Наверное, роскошные француженки в очередь выстраиваются. Почему-то от этих мыслей стало не по себе.

Алекс стоял внизу, нервно посматривая на часы. Голова его шла кругом, он отменил все дела на сегодня и выключил рабочий телефон. После столь внезапной встречи с ней, он не мог сосредоточиться на работе, весь его мир перевернулся. Прошло восемь лет, как он оставил её, как ему пришлось оставить её. Все эти годы он старался не думать об этой девушке, предпочитая верить, что она давно обрела свое счастье с тем, кто достоин осчастливить её. И тут она стоит одна, такая красивая и родная, с грустными глазами и без кольца… Как же сложилась её жизнь?

Двери лифта распахнулись, и Юля вышла в прохладный холл отеля. Она все такая же нежная и милая, – пронеслось в его голове.

Еще в лифте она собралась с мыслями и решила изображать безмятежное выражение лица, чтобы не случилось. Она ни за что не покажет ему, что он всколыхнул в сердце. Ни за что. Уверенной походкой Юля подошла к нему, понимая, что играть в эту игру будет очень непросто.

– Добрый день, – прохладно улыбнулась девушка.

– Бонжур, мадам! – он взял её руку, наклонился и учтиво поцеловал, на долю секунды оцепенев. – Ты все так же предпочитаешь этот аромат? – в глазах Алекса мелькнуло то самое выражение, которое мгновенно исчезло.

– Почему бы и нет? Мне всегда нравились эти духи, – безразлично пожала плечами Юля.

– Мне тоже…, – он сказал это еле слышно, скорее это были мысли вслух.

Молодой человек элегантным жестом распахнул двери, пропуская девушку вперед.

– Я предлагаю тебе пообедать в моем любимом ресторанчике неподалеку от рынка, там нереальный повар! А потом могу провести экскурсию по некоторым местам, которые не показывают туристам. Стеклянная крыша нам в этом очень поможет.

– Спасибо за предложение пообедать, но потом у меня свои планы, поэтому я откажусь, – нагло соврала девушка. Нужно держаться плана и не поддаваться на его уловки.

– Зря, я знаю такие места, с которых открываются фантастические виды на побережье, – он мечтательно улыбнулся.

– Ты правда так любишь здешние места?

– Очень люблю, Юг Франции покорил мое сердце! – он говорил это так искренне, что девушка немного снизила градус своей осторожности.

– Мое тоже! Когда я устаю от серых Московских будней, я прилетаю сюда. Гуляю по городу и наслаждаюсь солнцем, а потом беру экскурсию по Провансу и погружаюсь в мир старой Франции, как в фильмах 50-х. Атмосфера маленьких уютных ресторанчиков, магазинов и узких улочек наполняет меня, здесь я по-настоящему отдыхаю, – Юля говорила это так мечтательно и сладко, отчего напущенная серьезность улетучилась с её нежного лица.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: