Название книги:

Василиса. Эпидемия тьмы

Автор:
Алла Алая
Василиса. Эпидемия тьмы

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Странное это ощущение, когда держишь в руках красные корочки удостоверения мага и понимаешь, что теперь ты уже не инкубаторская. Вот она – новая жизнь! Теперь никто не отмахнётся с ухмылкой, не ткнёт лишний раз носом, мол, чего с тебя взять, не лезь. Всё это осталось позади. Учебный год кончился, экзамены сданы, квалификация пройдена… Можно с гордостью запихнуть удостоверение в карман и выйти в большую жизнь.

Только почему-то мне совсем не было радостно. Как-то не так я себе представляла этот «выход в люди». Нет, доучилась вполне себе прилично, даже почти не влипая ни в какие катастрофы, кроме одного маленького случая, но это не в счёт. Потом ответственно сдавала экзамены, мыча что-то несусветное под зоркими взглядами самых сильных магов Москвы. И стойко прошла все испытания квалификации, за что получила горделивую улыбку своего наставника. Мол, ай да я, ай да… ну вы поняли. Короче, это его заслуга, что из меня получился отличный маг. Я, конечно, не буду умалять его достоинств, но иногда кажется, что это произошло не благодаря, а вопреки…

И вот он, долгожданный момент. Стою посреди кабинета Сёвы, ой, простите, Всеволода Воеводьевича, и смотрю, как великий Константин Борисович с улыбкой протягивает мне красненькие новые корочки мага. На, мол, попугайчик, пользуйся…

Почему попугайчик? Потому, что я – его головная боль, геморрой, радикулит и, хрен знает, сколько хронических и неизлечимых болезней вместе взятых, да ещё и говорящая. Он меня когда видит, с недавних пор, у него бровь дёргается. Потому, наверное, он и радовался больше меня, что я с его шеи слезла и вступаю во взрослую жизнь. Меньше забот, так сказать.

А мне стало грустно. Перемены не всегда хорошо. Иногда они приводят к неожиданным последствиям.

Глава 1. Летучий отряд Василисы

– Присядь, девочка, у меня к тебе разговор есть, – Всеволод Воеводьевич, как только закрылась дверь за Любавиным, тяжело вздохнул и плюхнулся на кожаный диван, похлопав по нему ладонью, – ты теперь у нас дипломированный маг. Мне нужна твоя светлая голова с креативными идеями.

– Вам её отстегнуть или сами отрежете? – похихикала я.

Но Сёва покачал головой и скривился:

– Не смешно, Вась! Садись, давай, шутки кончились.

От его тона мне стало как-то совсем нехорошо, и я села.

– Что в мире творится, знаешь?

Пожала плечами. Мир людей переставал меня волновать уже давно. Я редко ходила по улицам, совсем не ездила в транспорте и почти ни с кем из человеков не общалась. Ну, разве что, с Вахтангом. От него-то и слышала, что некая зараза косит всех подряд, не разбирая, молодой или старый. Увидев его беспокойство, я пожелала здоровья ему и супруге, а также будущему наследнику его рода. Так, на всякий случай.

– Что-то слышала. Но нас это как касается?

– Касается, – кивнул недовольно директор и снова тяжело вздохнул, – это наша зараза.

Я гыкнула:

– То есть?

– То и есть. Пока возились, проглядели прорыв. Да такой, что я и не упомню, когда в последний раз так прорывало. Сечёшь?

Пока не очень. Поэтому разумно промолчала. А Сёва продолжил:

– В восьмом квадрате, на вот такусеньком ручейке, – он сдвинул пальцы, демонстрируя мне узкую щель, – прорвало сразу два слоя.

– И? – подогнала я, потому что его манера говорить растянуто и неспешно вызывала во мне тихое раздражение.

– И эта зараза со второго слоя.

– Так в чём проблема? Закрыть прорыв сложно?

Директор резко встал и отошёл к окну. Помолчал минут пять и потом тихо буркнул:

– Второй слой был открыт восемнадцать дней…

Я присвистнула. Вот это уже плохо. По теории прорывов, мы проходили в инкубаторе, за каждый час открытого первого пространства в наш мир может попасть от одного до пяти монстров. Они там достаточно крупные, поэтому переходят долго. Со второго слоя при одновременном прорыве вглубь за час сюда проходит двадцать литров тёмной материи… Математика застряла в мозгах. Восемнадцать суток по двадцать четыре часа… Мамочки!

– Вся беда в том, что это была материя воздушная! – хлопнул по стеклу Сёва и обернулся ко мне, – Мы должны её собрать.

Я втянула голову в плечи и хмыкнула:

– А как? Куча тонн материи…. Это не возможно! Но, подождите, Всеволод Воеводьевич! А как же наши-то пропустили? Экологи-то, где были?

– Наши?! – он рявкнул так громко, что в стеклянном шкафу затряслись бокалы, – Искали одну очень непоседливую девочку, которую приходится всё время вызволять из каких-нибудь передряг!

– То есть, это произошло в прошлом году? – протянула я.

– В прошлом… году…, – скосился он на меня, – никому в голову не пришло, что надо воздух было проверить. Обычно приходила субстанция живая, клеточная, сформированная. А тут…

– Кто догадался проверить?

– А разве это важно? Родион… Выезжали на труп с явно магическими признаками. Он и взял образцы крови.

Мои брови полезли вверх:

– С каких это пор ЛюПарНас занимается расследованием убийств?

– По просьбе ОМП, я Родьку командировал выезжать на самые необычные дела. Как видишь, не зря. Теперь надо думать, как быть.

– И много она уже сожрала? – мне почему-то стало холодно. Если материя распространилась по всему миру, её уже не собрать…

– Много.

– А Комитет что думает?

– Ждёт тебя завтра, к 10-00.

– То есть, окончательного решения нет?

Сёва покачал головой:

– Сплошная импровизация. Так что, напрягай извилины.

– Да почему я-то? Всеволод Воеводьевич, я, конечно, ценю Ваше ко мне отношение, но…

Договорить он мне не дал, просто развернул за плечи и подтолкнул к двери со словами:

– Я в тебя верю…

Секретарша посмотрела на меня жалобно, но с надеждой. Вот интересно, он со всеми так, тет-а-тет, общается? Что бы почувствовали свою значимость? Ну, Сёва! Хитрый жук!

* * *

– Ну, что, тебя можно поздравить? – Ваня ухмыльнулся и протянул руку, – Покажь корочки?

Скривившись, протянула документ. Как знала, что первое же задание в новом статусе будет самое-самое… Раз уж не везёт, то по-крупному.

– Ты что-нибудь слышал про двойной прорыв?

Ваня кивнул, возвращая удостоверение.

– Завтра в 10-00 в Комитет вызывают. Какое-то серьёзное дело будет в связи с этим. А что?

– Меня тоже Сёва туда отправляет, – я скосила взгляд и оценила Ванину реакцию. Вроде не удивлён, – Только почему я? Не протальщик, не эколог… Чем я могу?

Ваня хохотнул, задрав подбородок вверх:

– Только ты и можешь! Масштабы ого-го! Там усиление нужно нехилое. Без тебя точно никак!

Я загрустила, представив Костю, и как он смотрит на меня. Ведь зарок себе давала, держаться от него подальше. Не получается. Последнее время он усиленно натаскивал меня закрывать второй поток, так как кольцо Ожского пропало где-то в подземелье отступников. Моя способность стала мешать всем жить спокойной жизнью, и Костя перерыл библиотеку, что бы найти заклинания, блокирующие мою патологию. И, как ни странно, нашел. Я даже понадеялась, что и сам Костя перестанет тянуться ко мне. Не вышло. Я всё ещё ловлю на себе его неоднозначные взгляды. И это невыносимо.

– Значит, завтра вместе? – я улыбнулась. Портал мне обеспечен.

– Куда я от тебя денусь? Конечно, вместе!

* * *

В залитом солнцем зале заседаний Комитета магических сообществ было немного душно. То ли от количества собравшихся тут магов, то ли потому, что красивые витражные огромные окна были наглухо закрыты.

Только ступив на порог, я сразу наткнулась на тяжёлый взгляд Любавина. Он сидел во главе большого овального стола и буравил нас с Ваней глазами. Я улыбнулась и помахала пальчиками. А Ваня вдруг зашептал мне на ухо:

– Шаман здесь! Смотри! Давно я его не видел. Интересно, зачем Костя его позвал?

Я хмыкнула, поймав взгляд Димы:

– Ну, это как раз понятно. Сильный маг и всё такое. Ты мне лучше объясни, что тут делают ОМП-шники?

Ваня дёрнулся:

– Где?

– Вон, у колонны, за Костиной спиной.

– Странно, ладно, идём. Думаю, сейчас всё узнаем.

– Ну, наконец-то, все в сборе! – громко произнёс Кощей, поднимаясь с кресла, – Господа! Прошу занять свои места. Разговор будет долгим!

И это оказалась не шутка. Битых два часа он объяснял, как теперь хреново в мире людей, ругал всех, что так опростоволосились, и громко и часто стучал кулаком по столу, отчего пластиковые стаканчики с водой, стоящие перед нами, периодически подпрыгивали. Я с грустной ухмылкой наблюдала за своим стаканом и совершенно не следила за речью Любавина. Поэтому, когда он замолчал, и в зале повисла тишина, я решила, что собрание окончено, и радостно поднялась, скрипнув стулом.

– Наконец-то! – воскликнула в звенящей тишине, не обращая внимания на повёрнутые ко мне головы, – Пошли?

Мой голос эхом разнёсся под сводами зала, и какая-то магичка молоденькая глупо хихикнула мне в ответ. На этот звук я и обернулась. И только тут встретилась с огромным количеством глаз, смотрящих только на меня. То, что захотелось провалиться, это не сказать ничего. Осознание, что я только что выставила себя полной дурой, накрыло и бабахнуло по стыду и совести. Я густо покраснела и медленно подняла глаза на Костю.

Блин… Он улыбался! Хищно так, почти плотоядно, словно жаждущее моей крови умертвие.

– Иди! – кивнул он, – Будешь примером для всех нас! Одна пойдёшь или, может, кого-нибудь с собой захватишь? Так, для компании?

Судя по тому, как усиливался его голос, я вляпалась в какое-то паршивое дело. Ваня понял, что меня нужно срочно спасать, поэтому дёрнул за руку, возвращая на стул.

– Она пошутила, Константин Борисович, мы Вас внимательно слушаем…

Но Костя уже завёлся. Он явно понял, что всё это время я его просто игнорировала. И конечно обиделся.

– В каждой шутке есть много полезного и креативного. Василиса, свет, Игоревна приняла решение за всех вас. И это очень благородно! Скажите же ей спасибо! Ну, что же вы?

 

Маги нестройно зааплодировали, а я в это время приглядывалась к месту под столом. А что? Там темно, тихо, и никто не ругается…. Ваня склонился ко мне и прошептал на ухо:

– Он спрашивал, есть ли добровольцы, сунуться в эпицентр распространения этой заразы…

Я тихо ойкнула и согнулась ещё ниже, стараясь спрятаться от Кости за Ваниным плечом.

– И как бы глупо это сейчас не прозвучало, – продолжал Кощей, – но идти кому-то придётся. В нашем распоряжении месяц, от силы, два.

– А что потом? – буркнула я себе под нос, но, Костя – это Костя, меня он услышит всегда, поэтому…

– Количество смертей, помноженное на скорость распространения тёмной материи, плюс полное непонимание, как с ней бороться, ответят на твой вопрос?

Оригинально, однако! Если мы не знаем, как с ней бороться, итог будет предопределён! Неужели Костя этого не понимает? Но он, предвидя мои дальнейшие комментарии, добавил:

– Люди не знают… Поэтому, наш долг – сделать всё качественно и быстро, без лишних вопросов и глупых шуток!

И долгий взгляд в мою сторону.

«Да поняла я, поняла! Извини…»

Я бросила мысль и виновато улыбнулась, глядя на своего бывшего наставника, а ныне биг-босса. Он кивнул, принимая мой посыл, и продолжил:

– Разбиваемся на группы. Обязательно портальщик или великий в каждой. Василиса пойдёт со мной. Мы в эпицентр. Там полный…, – он остановился, крякнув, и скосился на меня, – короче, по коням! И да! В каждой группе должен быть один боец. Это не обсуждается!

– Да ладно! – хохотнул Ваня и открыл рот, заготовив тысячу возражений.

– Без возражений! – чётко и громко прервал его мысль Костя, – Ваня, ты с нами! И Шаман…

Дима кивнул Косте и подмигнул мне. А я почувствовала, как дрогнула рука Ивана на моём плече.

– Какая у нас команда собирается! – улыбнулась я и добавила, – Светки только не хватает!

Но Костя, уже направляющийся к нам стремительным шагом, возразил:

– Инкубаторским не место в деле. Вот доучится, тогда…

– А зря! – протянул Дима, – Стихийник получается крутой! Ещё сам будешь гордиться ею.

– Уже горжусь…, – отмахнулся Костя, – Познакомьтесь, это Толик, наш боец из ОМП. По моей просьбе подобрали самого сильного…

Я медленно повернула голову и встретилась взглядом с холодными тупыми глазками.

– Привет, говорящая! – осклабился он.

А я сразу же вскочила и затрясла головой:

– С ним не пойду!

Мужчины замолчали, переглянувшись, и уставились на меня, явно ожидая ответа на вопрос: «Почему?».

Верзила с лицом чемодана пожал плечами и ответил за меня:

– У нас тогда распоряжения не было тебе помогать…

Я хмыкнула и ткнула в него пальцем:

– Слышали? Ну и какая поддержка от такого?

Толик потоптался, ощутив, видимо, прилив стыда, и буркнул:

– Я понял, не повторится…

Костя потёр руки:

– Итак, команда «Зю», повторяю. Идём я, Ваня, Толик, Шаман, Василиса, Родион. Всё?

Дима добавил:

– Олеся.

Кощей только кивнул. Собака была неотъемлемой частью Шамана, и мы уже к этому привыкли.

– Только почему «Зю»? – протянула я, – Как-то некрасиво звучит…

– Без разницы, как звучит. Главное, побыстрее расправиться с этой напастью! – и Костя пошёл на выход, бросив на прощанье, – В десять вечера в моём бывшем кабинете! Ваня, введи Толика в курс дела и покажи, где место встречи.

Ваня проводил его взглядом и запыхтел. Перспектива возиться с тупым солдафоном не предвещала ничего хорошего.

А я опустилась на стул. Мысли всё вертелись вокруг команды «Зю». Не нравилось мне это название, и всё тут! Давно известно, как корабль назовёшь, так он и поплывёт…

Лучше пусть будет «Летучий отряд». Не знаю, как Толик, а все остальные летать умеют. Кто по воздуху, кто через пространство. Родька вообще недавно изобрёл маголёт. Так что, название, как нельзя больше подходит к нашей дружной компании. Правда, говорить его я никому не собиралась. Что бы опять не получить ехидный взгляд Кощея.

Вообще, я с трудом понимала, куда мы идём, зачем. Вот представьте, сказали: иди, спасай человечество. А дальше-то что? О том, что тёмная материя имеет воздушную стихию, все помнят? И как её оттуда отфильтровывать? Это ж не золотой песочек намывать! Тут надо обладать специфическими знаниями! Нет, ну в теории я помню, чем её можно притянуть. Но практики такого рода деятельности у меня никогда не было, и до последнего была надежда, что не будет.

Вслед за лопнувшей надеждой пришла мысль, что место дислокации этой самой материи для меня остаётся тайной. Либо я прослушала, либо Кощей умолчал. Из чего делаю вывод: едем в Тьму-Таракань.

И хорошо, если эта Таракань наша. А если где-нибудь на другом конце света? Вот она, жизнь магическая, подневольная! Может, Шаман всё-таки был прав? И свобода для магов – самое важное в жизни?

Пока я ковырялась в своих нерадостных мыслях, Ваня ушёл объяснять Толику принципы работы ЛюПарНаса, и мы с Димой остались одни в зале. Он какое-то время наблюдал за мной со снисходительной улыбкой, а когда понял, что я зависла надолго, негромко кашлянул в кулак, привлекая к себе внимание.

– Далеко?

Я вздрогнула:

– Что далеко?

– Витала далеко?

– Пара вздохов, – улыбнулась и поднялась со стула, – идём, пока у нас есть время, предлагаю сделать привал в какой-нибудь забегаловке. Расскажешь, где тебя носило всё это время?

– Ну, – почесал затылок, – насчёт забегаловки ты это хватила через край. Сейчас сложно найти работающее кафе.

– Не для нас, Дим, – я весело подмигнула ему, – ВИП-персоны обслуживаются и в закрытых ресторанах. И даже платить не придётся!

Он с сомнением пожал плечами и подтолкнул меня к дверям:

– Тогда показывай, как развлекаются московские маги. Нам, сибирским шаманам, радости жизни в тайге не доступны…

Я чуть не споткнулась после этих слов:

– Неужели там осел?

Он кивнул и засмеялся:

– Я думал, тебе подружка в ушки напела уже. Но, раз ты не в курсе, мы организовали что-то типа поселения. Официально – экологическое общество. Живём в лесу, вдали от цивилизации. Помогаем лесохозяйству поддерживать порядок. Ну, и за двуногими присматриваем, за теми, кому закон не писан…

– Круто! – присвистнула я и подхватила его под руку, – В гости пригласишь? Очень любопытно глянуть!

– Считай, что уже пригласил, координаты позже скину Ивану.

Я вспомнила, что нас ждёт в ближайшее время и загрустила:

– Как думаешь, может можно откосить от этой миссии? – с надеждой заглянула ему в глаза.

– Не дрейфь, салага, справимся как-нибудь! Костя знает, что делает!

Я насупилась:

– Уже нет…

– Что нет? – не понял Шаман, – Не знает, думаешь?

– Не салага! – я пояснила это с такой обидой в голосе, что Дима закатил глаза к потолку и хмыкнул.

– Прости, вырвалось. Госпожа дипломированный маг! Так лучше?

– Ну вот, чего издеваться?

– И в мыслях не было, Вась! Просто, это присказка такая, к слову пришлось. Кстати, дай полюбоваться? – и, повертев документ в руках, вернул с улыбкой, – У меня такого нет…

– Шаманам не положено, – захихикала я и ойкнула, вылетев под дождь, – вот, блин! А я без зонтика!

– Разве это проблема? – Дима хмыкнул и провёл рукой над головой, – Вот и нету дождя, пошли!

Я подняла глаза к небу и обозрела разлетающиеся стремительно облака над нами:

– Никаких соблюдений правил! Прямо на глазах у простых людей! Нас за такое по головке не погладят…

– А мы никому не скажем, где ты людей увидела? – и он хитро мне подмигнул, – Побежали?

В зале закрытого ресторана было тихо и пусто. И самое главное, неуютно. Чувство неясного беспокойства закралось в душу сразу, как за нами закрылась дверь.

– Мне одному это кажется? – прошептал Дима и отодвинул меня себе за спину.

Пришлось подтвердить его опасения:

– Тут есть кто-то потусторонний. И мне это не нравится…

– Что будем делать? – шепнул он снова и начал внимательно оглядываться. Его лесные повадки были очень кстати сейчас. Заставив меня стоять и не шевелиться, он, неслышно ступая, двинулся в сторону кухни. И чем дальше он отходил, тем страшнее мне становилось. Так и хотелось крикнуть: «Не уходи!». Но язык прилип к нёбу, а благоразумие заставило взять себя в руки.

– Отрази, – шепнула я, приоткрывая поток, и сощурилась. Этот приём позволял уловить движение чужой магии, и он сработал.

Прямо за дверью кухни притаилось что-то. Шаман протянул руку, что бы открыть дверь, и вдруг передумал и вернулся ко мне.

– Сразу за дверью стоит. Похоже, наблюдает за нами.

– Видела, – кивнула я и полезла во внутренний карман джинсовки. Теперь, как заправский ликвидатор, я всегда носила с собой магическую сеть.

Дима кивнул и сделал шаг обратно к кухне.

– Я дематериализую дверь, будь готова!

Но монстр не дал нам совершить манёвр. Как только Дима поднял руки, дверь распахнулась, и чёрная тень шмыгнула вдоль стены, стараясь добраться до выхода.

– Заперто! – уже совсем не таясь, громко крикнула я, а Дима стремглав бросился за монстром.

– Дай сеть! – протянул руку в мою сторону.

Дальше время словно замедлило свой ход. Воздух сгустился, разрывая лёгкие. И в этом странном тягучем пространстве мы вдруг чётко разглядели его. И тут же оба вздохнули с облегчением. Это был Лизун. Совершенно безвредное существо из потустороннего мира. Наверное, с голодухи забрёл в ресторан, думал, что тут можно будет хоть чем-то поживиться. Бедный…

Но отпускать мы его не собирались, а потому просто подошли поближе, зажали в угол у двери и спеленали в золотистую магическую сеть.

– Даже жалко его, – хмыкнул Дима, – малой ещё. Видимо, по глупости в наш мир попал. Надо кого-нибудь вызвать. Не тащить же его через улицу. Народ перепугаем!

– Где ты видел народ? – вздохнула я, – Нет никого почти. Да и что тут идти-то, два дома до Комитета. Пошли, сами дотащим…

И ухватилась за сеть, с нетерпением глядя на него.

– Ты серьёзно? – он выглянул из дверей на улицу, – Тихо вроде… А, ладно! Пошли!

Два поворота мы прошли совершенно одни, даже машин вокруг не было. Но стоило только выйти на площадь, как тут же на глаза попалась машина патрульной службы.

Дима крякнул с досады и прибавил шаг. Мне пришлось пуститься за ним бегом. Видимо, именно это привлекло к нам повышенное внимание. Я только закусила губу, заметив, как автомобиль развернулся на площади и притормозил у Храма.

– Вот, блин, давай быстрее! – Дима стремился достичь входа в Комитет, но как мы ни прибавляли шаг, убежать от полицейских не удалось. Решили импровизировать на ходу.

Поравнявшись с нами, парни в форме внимательно окинули взглядом сетку с чем-то чёрным внутри и попросили остановиться.

– Что тащим? – парень поменьше ростом склонился к нашему тюку и нахмурился, принюхиваясь, – Пахнет гадко…

Его напарник смотрел то на нас, то на сетку. В глазах роились мысли.

– Мусор что ли? – протянул он, а потом достроил взглядом вектор нашего пути, соображая, что несём мы его явно в Храм. Причём, с парадной двери. И вот тут брови взлетели вверх.

Дима, не заметив, что полицейский занимался геометрией, рьяно закивал, пыхтя под тяжестью монстра:

– Ага, мусор, мусор. Вот, квартиру разбирали, решили от хлама избавиться. Не поможете? Очень тяжёлый тюк получился!

Полицейские переглянулись. Тот, что поменьше, дёрнул своего напарника за рукав:

– Пошли, нам некогда…

Но верзила покачал головой и с усмешкой спросил:

– Это вы в Храм мусор несёте?

Я чертыхнулась, скосившись на Диму. Хотели обойтись малой кровью, так сказать. Но, вруны из нас не получились. Пришлось выступить, как положено магам в такой ситуации.

– Здесь никого нет, вы садитесь в машину и уезжаете! – сказала с нажимом, укутывая их своим потоком.

И сразу же увидела два затылка. Через секунду взревел мотор, и мы остались одни.

– Сильна ты, мать, Василиса! Двоих одним заклинанием! – Шаман перехватил мешок в другую руку и дёрнул меня, не дав понаслаждаться медными трубами, – Чего стоишь, пошли! Тяжёлый, зараза!

На входе во Дворец Советов ОМП-шники завозмущались:

– Это вы куда его тащите?! В ЛюПарНас давайте! Что вам тут, склад монстров?!

Мы с Димой кинули сеть на пол и, переводя дух, переглянулись.

– Ну что? Тут бросим или, может, позовём кого? – Дима говорил это всерьёз. Ему-то никто правила московских магов не объяснял. А я только хихикала, следя за вытянувшимися лицами охранки.

– Да не волнуйтесь вы, – поспешила я их успокоить, – сейчас вызову портальщика.

Не успела поднять трубку к уху, что бы позвонить Ивану, как рядом затрещал чёрный переход. ОМПшники вытянулись по стойке смирно, а я закатила глаза. Костя, и как всегда не вовремя!

 

А Председатель Комитета угрюмо шагнул на скользкую плитку в холл и гулко произнёс:

– Где взяли?

– В ресторане, – не задумываясь, ответил Шаман.

– В закрытом, – тихо добавила я. Потому, что запрет на разгуливание по городу сейчас распространялся не только на людей, охваченных паникой и страхом смерти, но и на магов. Чтобы не привлекать внимание лишний раз.

– Поужинать решили? – насупился Кощей, испепеляя меня взглядом.

– Пообедать, – с улыбкой ответил Дима, – к сожалению, не получилось. Наткнулись на лизуна…

– Вижу, – огрызнулся Костя, совершенно не глядя в его сторону, – Вась! Я же просил! По-хорошему просил!

– Мы так и будем тут стоять и развлекать твоих охранников? Или, может, выстроишь портал в ЛюПарНас? – я смело вскинула подбородок.

Осознав мою правоту, Кощей очертил переход и помог втащить монстра в лабораторию. Но уйти нам не дал.

– В мой кабинет! – и сам понёсся к лифту, пыхтя, как самовар Егоровны.

Я скосилась на Диму:

– Грозный, блин…

– Думаешь, будет ругаться?

– Знаю, – улыбнулась и нехотя пошла за Костей.

Егоровна встретила нас с улыбкой, почти с распростёртыми объятиями. Но, увидев Костино выражение лица, крякнула, пошамкала губами и деловито прикрыла двери лифта.

– Какой? – зычно спросила, сосредоточенно взглянув на Кощея.

– Мой кабинет, – вдруг улыбнулся он ей и раскинул руки в стороны, – здравствуй, моя хорошая. Как ты? Не устала ещё на лифте скакать по ЛюПарНасу?

Лифтёрша, которой, на минуточку, недавно исполнилось сто двадцать один год, нежно по-матерински обняла его и даже всхлипнула.

– Мальчик мой, давненько ты ко мне не заглядывал! Теперь всё порталами ходишь. Совсем забыл старуху?

– Не забыл, Егоровна, не забыл. Работы столько, что нет времени на сон, не то, что по гостям ходить!

Она хмыкнула и кивнула. Лифтёрше в ЛюПарНасе совсем спать не дают, я сама видела, каждую минуту дёргают.

– Да уж, – хитро улыбнулась Егоровна, – ты теперь Бо-о-ольшой начальник! Куда там!

Кощей махнул рукой и скривился:

– Знаешь, как обратно хочется? Кабинет, словно тюрьма! Если и выхожу из него, то на пять минут, и то, чтобы никто не знал! Если бы не это дело с тёмной материей, ушёл бы, наверное, с должности… достало всё!

И он грустно провёл ладонью по лицу.

Мы с Димой стояли в углу кабины и почти не дышали. Такие Костины откровения я давно не слышала. Сердце сжалось и заныло. Жалко стало, что такой деятельный, жадный до приключений маг, вынужден сидеть сиднем на одном месте и отвечать за благополучие магов. Не его это. И мы все это знали.

Но Егоровна обняла его за плечи и с улыбкой подбодрила:

– Ничего, сынок. Просто не привык ещё. Человек ко всему привыкает, дай срок. А коли кабинет надоел, раздвинь рамки. В твоей власти всё. Ежели бы не переход из лифта в квартиру, как бы я жила, думаешь? То-то! И не загоняйся, попробуй построить свой мир, к сердцу что бы…

Костя внимательно смотрел на неё и улыбался с нежностью и любовью. Эта старая женщина была единственным близким ему человеком, почти семьёй. И мне почему-то стало завидно. С тех пор, как погибли мои родители, я осталась совсем одна, правда, у меня есть теперь Ваня, мой любимый портальщик. Но это не то. Когда уходят родители, мы остаёмся голыми. И сразу мир обрушивается на нас с остервенением и жестокостью. Какими бы взрослыми мы себе ни казались, пока есть отчий дом, знаем, что можно вернуться туда, там тебя ждут, поймут и простят. И защитят…

В этот момент я остро ощутила, как мне их не хватает. Ведь если теория о магах – правда, то они тоже были магами, только не подозревали об этом. Много раз за последний год я прокручивала в голове, как научила бы их пользоваться своими силами, как открыла бы им мир чудес и волшебства. Как же несправедливо всё…

Заметив, что я загрустила, Шаман ткнул меня локтем и подмигнул. Мол, не дрейфь, салага! Я кивнула. Ничего, справимся. Как сказала Егоровна, дай срок!

Уже провожая нас, она шепнула мне вслед:

– Васенька, с окончанием тебя!

– Спасибо, – искренне улыбнулась в ответ. Наверное, именно благодаря ей мы все чувствовали себя здесь, как дома. Она всегда знала, кого как поддержать. И все тайны ЛюПарНаса надёжно хранила в своём сердце. Ваня как-то мне сказал, что Егоровна – это лифт ЛюПарНаса. Но теперь я думаю, что она – душа его. Маленькая, важная, неотъемлемая часть. Пока она тут, на боевом посту, я точно знаю, с нами ничего плохого не случится…

У дверей Костиного кабинета уже расхаживал Иван, нервно теребя пряжку ремня.

Костя кивнул ему, приветствуя, а потом резко распахнул двери своего бывшего кабинета, который пустовал с тех пор, как он ушёл в Комитет. Почему-то никому в голову не приходило занять его. Словно это была неприкосновенная реликвия, музей.

Оглядев единственный стол и два стула, Костя кашлянул с досадой и взмахнул руками, одним движением превратив пустой брошенный кабинет в уютную гостиную с огромным диваном, камином и плазмой в полстены.

– Прошу! – широким жестом он пригласил нас присесть на диван, – Думаю, что на несколько дней этот кабинет станет нашей штаб-квартирой.

Ваня улыбнулся, растягиваясь на мягкой и качественно выделанной коже.

– У тебя появился вкус, – одобрительно провёл он рукой по подлокотнику и кивнул, – мне нравится. Пусть это будет нашим убежищем. Я подвешу здесь постоянный портал, если ты не против.

Кощей ухмыльнулся на его одобрение, но возражать не стал.

– Не забудь об относительной привязке второго выхода из него. А то получится, как в прошлый раз…

Ваня засмеялся одной им известной шутке и поддел друга:

– Если бы не ты, я бы ничего не забыл!

Мы с Димой недоумённо переглянулись и уставились на них в ожидании интересного рассказа. Но Костя махнул на наши взгляды рукой:

– Потом как-нибудь. Не до этого сейчас. Ваня, давай сюда всех, Олесю тоже. Пусть осваивается тут, – и лёгким щелчком сотворил лежанку у двери.

Дима хмыкнул и прикрыл глаза. Через секунду на пороге появилась белоснежная собака со своей подстилкой в зубах.

– Так-то! – развёл он руками, – Мы со своим ходим, убирай лежанку…

Умное животное аккуратно дотащила коврик до отведённого ей места и плюхнулась сверху, шумно вздохнув, чем вызвала улыбки у всех присутствующих.

– Умница! – не выдержала я и подбежала её погладить. Последний раз мы встречались почти четыре месяца назад, конечно, я соскучилась. Оказалось, что она тоже. Радостное повизгивание и неугомонный хвост выдали её с головой.

– Она меня помнит! – воскликнула я, перебирая густую белоснежную шерсть.

– Так, лирическое отступление закончилось! Вань! Где Толик и Родька? – Костя уже снова включил «начальника».

– А я что? Они не откликаются!

– Где ты его оставил?

– Там, у Родиона. Он обещал снабдить нашего костолома всем необходимым…

– Когда это было?

– Полчаса назад, а что?

– Ясно, – нахмурился Костя, – подгонка займёт пару часов, поэтому пока обойдёмся без них.

Мы замолчали и уставились на него.

– Есть план? – спросил Дима. Он, пожалуй, единственный из всех нас, кто общался с Костей на равных. Это было заметно и по интонации и по прямому решительному взгляду.

– Увы, нет. Если бы был, я бы с вами тут не сидел.

– Тогда давайте думать, с чего начинать. Что мы знаем об этой материи? – Дима оглядел всех нас и вновь посмотрел на Костю.

– Структура воздушная, легко рассеиваемая, тёмная. Живучая… Обладает собственным интеллектом. Короче, куда ни глянь, везде ппц, – отрапортовал Костя.

– Хорошо, – вступил в их диалог Ваня, – по сути, если это воздух, то антагонист?

Дима ответил, не задумываясь:

– Земля.

– То есть, сжечь не удастся?

Шаман качнул головой. А Костя заходил по кабинету из угла в угол, почёсывая подбородок.

– У меня есть предположение, что она должна чем-то питаться, что бы тут выживать, – протянул вдруг он.

– А как же, питается! Людьми она питается! Живой плотью…, – скривился Ваня.

– Я запрошу в лаборатории элементный разрез питательной среды для этой субстанции. Тогда станет ясно, как к ней подобраться, – Костя словно не слышал Ивана. Я понимала, что всем не нравится та ситуация, в которой мы оказались. Но меня интересовало совсем другое.

– Зачем нам с собой брать Толика, Кость? Что и от чего он будет охранять?

Кощей резко остановился, наверное, я сбила его с мысли, потому что поймала на себе недовольный взгляд.

– Не охранять. Таскать. Родька снабжает нас всех техническими приспособлениями, что бы видеть материю. Для обычных глаз она незаметна. Только все приборы и устройства в его исполнении весят прилично много. Так что, это просто носильщики.

Теперь, наконец-то, у меня всё улеглось в голове, и я решила, что одну тупую таскательную голову смогу выдержать. Пусть будет Толик… И величественно кивнула. Чем вызвала ехидный подъём брови. У Кости, конечно же.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Серии:
Василиса
Книги этой серии:
Поделится: