Название книги:

Мудрость и величие. Часть 2

Автор:
Алаис
Мудрость и величие. Часть 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1. Приказ есть приказ

Когда постройка под нами рухнула – я даже ничего не почувствовала. Мы остались висеть в воздухе на той же высоте, что и прежде. Лишь загрохотало что-то внизу, и сплетенный из нитей зеленоватый кокон вокруг нас с Альдом вдруг заволокло пылью. Мда, и так толком ничего не видать, а теперь… Впрочем, оно и к лучшему. Не так страшно на высоте.

– Паршиво, – бурчит мой спутник.

– Что рухнул Палец?

– Что?.. А… Да.

– Ну, пыль, наверное, быстро уляжется…

Альд раздраженно шипит, и я чувствую, как усиливается поток энергии, передаваемый ему от меня. За грудиной нарастает тупая, давящая боль, пока – вполне терпимая. Но это только пока. Мои силы тоже не безграничны, а черпать их в Среднемирье – та еще задачка, из разряда почти невыполнимых. Но я ловлю себя на мысли, что при жизни как-то сложнее было, что ли. То ли я стала опытнее, то ли повлияла посмертная форма – тоненький ручеек энергии все же понемногу меня подпитывал.

Правда, ощущалось это как-то странно. Чуть иначе, чем обычно. Но думать о возможных последствиях, вися в воздухе примерно в двух десятках человеческих ростов над землей, было не очень… приятно. Поэтому я поддалась искушению и просто не стала этим заниматься.

– Если бы проблема была только в пыли… – со вздохом заявляет лич.

Отличное пояснение. Вот прям сразу все понятно. Я снова прислушиваюсь к своим ощущениям, но не могу понять, что изменилось вокруг. Видимо, мое молчание оказалось достаточно красноречивым, чтобы Альд снизошел до уточнения.

– Кошмарное искажение фона. Настолько, что сам мир уже не выдерживает. Ни разу такого не видел.

– Центр… приближается? – осторожно уточняю я.

– Да.

– То есть Бледная Мать уже идет сюда?

– Похоже на то.

– А как ты ее вообще увидишь?

– Мне хватит и ощущений.

– И сколько ты собираешься ждать?

– Сколько понадобится.

– Понадобится – для чего?

– Для того, чтобы ты полностью сосредоточилась на передаче энергии и перестала задавать глупые вопросы, – в голосе лича слышна саркастическая усмешка, впрочем, не слишком успешно скрывающая раздражение.

Я вздыхаю и послушно замолкаю. Поток уходящей от меня к Альду энергии выравнивается и ослабевает, но легче от этого не становится. Мои силы медленно, но верно иссякают, не успевая восполняться от слабого ручейка поступающей извне энергии.

Похоже, придется брать кристалл. Не хотелось бы стать для бывшего подселенца обузой в самый неподходящий момент.

Вот только на Альде лежит моя правая рука. Крепко зашнурованная поясная сумка – тоже справа. Разрывать телесный контакт сейчас – так себе идея, может пострадать связь, поэтому…

– Что такое? – лич неожиданно чутко реагирует на мою возню.

– Развязываю сумку… – сосредоточенно бурчу я. – Нужно достать кристалл.

– Уже ослабла?

– Кто-то, кажется, говорил о глупых вопросах, – мне наконец-то удается запустить левую руку в темные недра поясной сумки, но нащупать в ней небольшой осколок сходу не получается.

Вместо ответа на эту колкость Альд запускает руку в карман и вытягивает немаленький такой кусок темно-зеленого, почти черного кристалла. Не меньше двух третей от изначального размера, судя по форме и расположению скола, отсвечивающего чуть более светлой зеленью. Протягивает мне. Даже на ощупь этот накопитель энергии кажется куда более увесистым и мощным по сравнению с тем, что валяется у меня в сумке.

– О… спасибо, – растерянно говорю я. При этом меня охватывает странное чувство, в равной степени состоящее от благодарности и смутного подозрения.

– Потеряешь – упокою, – коротко комментирует он свой внезапный приступ щедрости.

И я почему-то ему верю. Хоть и все еще не понимаю, зачем он вообще его мне дал. Рискованно же.

– А теперь сосредоточься, – добавляет Альд.

В ту же секунду поток уходящей к нему энергии резко усиливается, сопровождая это ощущением, будто кто-то пытается оторвать мою грудину от ребер,. Понимание причины приходит само собой, без пояснений. Похоже, сейчас будет весело.

Сосредоточившись на подпитке от энергетического кристалла, я пропускаю момент, когда зеленоватый кокон становится прозрачным. Пыль уже успела осесть, показывая, насколько изменился пейзаж. Палец под нами – в руинах, будто кто-то решил разобрать его по камешку. Судя по неспешному продвижению зомби и шевелению некоторых обломков – под руинами погребена часть поднятой Альдом нежити. Скользнув взглядом дальше, с высоты, до которой долетает не всякая птица – не считая того, что их в Среднемирье вообще нет – мне видится искаженная, чуть вогнутая по широкой дуге серая линия горизонта, и по центру этой впадины движется… движутся…

– Не смотри пока, – резко одергивает меня бывший подселенец.

Я с трудом отвожу взгляд и сосредотачиваюсь на потоке костей и плоти, неспешно проходящему под нами, будто равнинная река лениво несет свои спокойные воды куда-то…

Грубая встряска. От неожиданности я щелкаю челюстью. Будь у меня язык – наверняка прикусила бы. Обнаруживаю руку Альда на своем левом плече. Это он меня тряхнул, что ли?

– Сосредоточься, – с нажимом повторяет он. Напряженно, но без раздражения.

Действительно, Шиза, что-то ты легко отвлекаешься. Обстоятельства, конечно, способствуют, но сейчас ответственный момент, как-никак. Сама же вызвалась помогать. Ощутив укол стыда, я принимаюсь исправно перенаправлять энергию из кристалла Альду, практически ничего не оставляя себе.

И только после этого замечаю, что бывший подселенец совсем не торопится убирать руку с моего плеча. Даже как-то крепче вцепился, что ли. Ладно, мне не жалко. Проходит несколько минут, во время которых я краем взгляда наблюдаю за огибающим руины под нами потоком тел.

– Хочешь почувствовать, каково это – управлять ими?

Не то чтобы мне прям этого хотелось… Но в голосе Альда прозвучал такой искренний восторг, было столько радости и удовольствия, что это просто застало меня врасплох. Ни разу за все время нашего общения я не слышала его таким… воодушевленным. А вслед за удивлением от такого открытия подтянулось и любопытство – вдруг такой опыт окажется полезным… Когда-нибудь.

– Хочу.

Хоть в моем голосе и нет интонаций, но ответ прозвучал настолько неуверенно, что на миг мне кажется – Альд воспримет его, как издевку. А обижать его в такой момент мне хотелось. Но сказать еще что-нибудь просто не успеваю, так как чувствую сильный и резкий толчок в левое плечо.

Буквально за пару секунд Альд умудряется развернуть меня, обхватить правой рукой за плечи и прижать к себе. И при этом он каким-то чудом умудрился ничего мне не сломать и не вывернуть! Только затылком о его грудину я все же приложилась, но удар смягчила плотная мантия лича. Удивительно, как во время этого маневра не исчезла энергетическая связь, наверное, из-за того, что телесный контакт так и не прервался. Впрочем, где-то на задворках моего разума возникла гаденькая мысль, что без согласия бывшего подселенца я бы не смогла сейчас разорвать связь даже намеренно.

Опустив взгляд, я вижу скрытую под темно-синей тканью руку Альда поперек серой мантии на своей груди. И полчища идущих вперед зомби – далеко внизу. Что-то темное возникает слева, и легкое давление на мой лоб заставляет меня держать голову прямо. Запоздало понимаю, что это – левая рука бывшего подселенца. Ну, хоть лицо рукавом не закрыл, и на том спасибо.

Невидимый кокон вокруг нас вспыхивает холодной зеленью и снова исчезает. И я едва не вскрикиваю от внезапного ощущения, похожего на падение с высоты. Только через несколько секунд понимаю, что на самом деле мне это показалось. Мое сознание будто раздвоилось. Одна его часть все еще ощущает крепко удерживающие меня руки Альда. Вторая же стремительно скользит вдоль нитей, ведущих от кокона к подчиненным ему зомби. Вниз.

Странное, пугающее онемение охватывает все мое тело. Вслед за ним приходит покалывание, которое тут же сменяется ощущением, будто по коже бегают мурашки. Даже по пяткам и ладоням. Это кажется настолько невозможным и неправильным, что становится сущей мукой.

– Потерпи, – раздается голос Альда в той части сознания, что все еще находится наверху. Может, он и говорит вслух, но ощущается, все же, как ментальная связь. — Не сопротивляйся, иначе не почувствуешь самое интересное.

Учитывая своеобразные вкусы бывшего подселенца, мне уже и не особенно хочется чувствовать то, что он считает самым интересным. Но едва я додумываю эту мысль, как ощущение мурашек исчезает, сменяясь совершенно незнакомым и действительно невероятным ощущением.

Наверное, я бы почувствовала себя так на вершине горы, вдыхая ледяной воздух – полной грудью, без опасения заболеть. До звенящей чистоты и безмятежности разума. До пустоты и легкости во всем теле. И с этой несуществующей вершины я могла окинуть взглядом все поле будущего боя. И в тот же миг – рассмотреть каждую пылинку под ногами у любого зомби.

Восхитительное, пугающее ощущение. И чем яснее я его испытываю, тем менее ощутимой становится рука Альда, удерживающая меня за плечи.

В этот миг я окончательно верю в то, что его рассказ о поднятии тысячи мертвецов действительно был правдой. Потому что, по ощущениям, здесь их еще больше. Я даже не пытаюсь пересчитать все те нити, которые тянутся от них к нему. Ко мне. Будто бы созданные из прозрачного зеленоватого льда, туго натянутые пучки колеблются на невидимом ветру, издавая тонкий, едва слышный звон.

Но наслаждаться им мне пришлось недолго.

Безмятежная холодная пустота мягко содрогается и отзывается в моей грудной клетке ощутимой вибрацией. Неприятно. Мой разум переключается на источник этого ощущения.

Он – внизу. Часть зомби вступила в бой с бледными тварями. Нити чар, удерживающие нежить под контролем Альда, рвутся с хрустом сломавшейся под ногами ледяной корки. Не столько слышной, сколько ощутимой всем телом. Но меня уже беспокоит не это. Мое внимание притягивают бледные твари – и их количество.

 

А затем часть моего сознания улавливает тревожный звук. То ли хрип, то ли шипение.

Это я?

Или Альд?

Этот звук тут же вытесняется хрустом продолжающих рваться нитей. Сухим скрипом и скрежетом костей. Глухим завыванием и многоголосым ворчанием. Звуком падающих в пыль тел. Влажным чавканием выбрасываемых щупалец…

…и моим истошным воплем.

Я цепляюсь за руку Альда, на миг забыв, где нахожусь и зачем. Спохватываюсь – энергетическая связь между нами разорвана. Понимаю, что чары левитации деактивированы. Спешно пытаюсь их восстановить. Неудачно. Только бы не перегрузка, только бы не…

Попытка потянуть энергию из кристалла ничего не дает. А возникший в груди липкий холод от осознания, что у меня и в руке-то его нет, имеет мало общего с недавним ощущением ледяной чистоты. Неужели все-таки потеряла? Ох, Альд мне и устроит… И будет прав. Страшно даже представить ценность такого артефакта.

Чары левитации таки активируются – то ли сами по себе, то ли от вспышки паники и злости на свою нерасторопность. Осторожно отпустив руку лича, я поворачиваю голову в попытке посмотреть ему в лицо. Толку от этого, конечно, мало. Эмоций на лицевых костях бывшего подселенца ровно столько же, сколько и на моих. Их нет.

Альд продолжает меня держать и, судя по расстоянию от его подбородка до моего виска, держит голову прямо. Смотрит куда-то вперед. И молчит. То ли понимает мое состояние, то ли пытается сохранить контроль над происходящим внизу, то ли уже размышляет, как бы меня упокоить побыстрее и потише, чтобы потом можно было списать на героическую гибель в битве с бледными. Или совсем не героическую.

Мысли в моей черепушке пускаются вскачь в поисках оправданий для потери артефакта и идей для его поиска. По теории, как у любой мощной вещицы, у него должна быть неплохо различимая аура, там заряда осталось еще столько же, сколько я потянула…

– Нужно уходить, – Альд говорит это настолько резко и внезапно, что я невольно вздрагиваю. – Против трех химер я бы еще может и выстоял, но за ними идет эта…

– Альд, я…

Мне кажется удачной идея признаться в потере кристалла сейчас, чтобы бывший подселенец на него не рассчитывал в случае чего. Ну и следом приходит малодушная мысль о том, что у него может быть запасной, а в суматохе отступления взбучка будет не такой сильной.

– …я никогда не видел твари мощнее и… омерзительнее.

Альд не обращает внимание на мою попытку хоть что-то сказать. Я же с удивлением отмечаю, что его голос дрожит. Мало того, подрагивает и удерживающая меня рука. Да его всего трясет!

От магического перенапряжения или… от страха и отвращения?

– Нужно немедленно уходить, – повторяет бывший подселенец и, будто опомнившись, резко убирает руку с моих плеч.

Не успей я восстановить левитацию, то наверняка рухнула бы вниз. Но вместо этого лишь чуть покачиваюсь в воздухе, а затем поворачиваясь к личу лицом – куда медленнее и неувереннее, чем до этого он сам меня крутил.

– Альд, я… – еще одна робкая попытка донести печальную правду о судьбе потерянного кристалла.

– Обычный телепорт уже не… – лич осекается, и одновременно с этим кокон вокруг нас ярко вспыхивает холодной зеленью. Альд резко и болезненно шипит, будто выдыхая сквозь зубы. – Щиты недолго продержатся… Придется притягиваться…

– Ты о чем вообще?

– Телепортация к Суртазу, – коротко поясняет он. – Держи.

Он достает из кармана знакомое потертое кольцо на цепочке и протягивает мне.

– А что значит – притягиваться? – взяв неприметное украшение, я чувствую, как от прикосновения артефакта начинают ныть кости рук.

– То и значит.

Снова объяснение, поразительное в своей бесполезности. Кокон опять вспыхивает, лич дергается и чуть теряет высоту, но остается в пределах области, обозначенной пульсирующей холодной зеленью призрачных нитей.

– Суртаз сказал – нужно настроиться на энергетику артефакта, отдать ему часть сил, и после этого… – очередная вспышка кокона прерывает бывшего подселенца, – после этого он притянется к остальным артефактам… вместе с тем, кто держит его в руках.

– А ты… пробовал? – осторожно уточняю я. Потому что даже такое подробное пояснение совершенно не прояснило ситуацию.

– Да, – неожиданно отвечает Альд. – Я знал, что у тебя кольцо, поэтому настраивался на перемещение к нему.

– Интересно, а в обратную сторону это работает? – меня озаряет внезапная идея. Вот как Суртаз попал в Зал Совета. Сэр Алонт же, когда все закончилось, бросил Первому Некроманту что-то маленькое… Неужели это было кольцо, которое я сейчас держу в руках? Или то, второе?

– Суртаз не придет, – бывший подселенец быстро понимает, к чему я клоню.

– А почему нет? – воодушевляюсь я. – Он семьсот лет без толку проторчал здесь, а теперь – такой шанс прекратить это все раз и навсегда.

– Не навсегда, – лич качает головой, доставая «свой» артефакт – подвеску-клетку на цепочке. – Боюсь, пока открыт портал, вторжение не закончится.

– Ладно, не закончится, но хотя бы будет пере…

– Не придет он, – мрачно повторяет Альд, прерывая меня. – Мое задание – увидеть Бледную Мать и сообщить ему о своих наблюдениях, – помолчав секунду, он резко добавляет. – Я насмотрелся достаточно.

Дернув кистью руки, бывший подселенец наматывает цепочку поперек костяной ладони, из-за чего подвеска-клетка описывает несколько кругов. Я же смотрю на кольцо в своей руке и думаю о том, что будет, если у меня не получится. Придет ли Суртаз сам за своим артефактом или опять прикажет Альду его искать?

От этой мысли мне почему-то становится жаль бывшего подселенца. И я начинаю понимать, почему он не слишком-то торопился попадаться на глаза своему могущественному учителю. Стоило воскресать-то, чтобы потом вот так быть на побегушках? Даже если сам Альд не считает это унизительным, при всей его гордости, то выполнение таких приказов – как минимум, хлопотное занятие. Если не смертельно опасное.

Кокон снова вспыхивает и кажется нестерпимо ярким по сравнению с потускневшей аурой лича передо мной. Всего на один миг – бесконечно долгий и мучительный – мне становится страшно. И, почему-то – не за себя.

– Альд, пока не телепортировались… или не попали к этой твари…

Я запинаюсь, понимая, что выбор времени для признания в потере кристалла – просто лучше не бывает. И Альд, похоже, опять меня не слушает.

– Когда будешь вливать энергию, – говорит он, – представляй Корону Памяти. Этот артефакт Суртаз не снимает никогда. А телепортация поближе к нему… —

Бывший подселенец замолкает одновременно с едва заметной вспышкой окружающего нас кокона. Похоже, чары вот-вот откажут.

– …даст больше шансов на выживание, если что-то пойдет не так.

– Когда мы вернемся – можешь меня упокоить.

Скороговоркой произнести это оказалось гораздо проще, чем пытаться сохранить хоть какую-то видимость спокойствия – даже с учетом отсутствия интонаций в голосе. Легче от признания не стало, но зато теперь моя совесть была чиста. Ну, почти.

– С чего вдруг? – недоуменно уточняет Альд.

Я развожу руками, показывая, что в них нет энергетического кристалла. Обмотанные цепочкой костяные пальцы лича сжимаются в кулак. Похоже, он понял.

– Жду тебя у Суртаза, – ровно отвечает лич и… растворяется в воздухе вместе с окружающим меня коконом.

Лишившись магической защиты, я понимаю, что воздух вокруг меня – почему-то горячий. Из-за этого странного ощущения мне требуется вся сила воли, чтобы сосредоточиться на тех крохах свободной энергии, что еще остались в моем теле. Ну и в махоньком энергетическом кристалле – я выхватываю его из открытой сумки свободной правой рукой. И вовремя, так как кольцо будто бы только и ждало, пока я начну вливать в него энергию, выкачивая ее из меня с такой скоростью, что в груди зашевелился страх – как бы не рассыпаться.

Представляя себе костяную корону Первого Некроманта, я отстраненно отмечаю непривычно яркое багровое зарево, окрасившее серый горизонт. Кольцо продолжает тянуть из меня силы, но ничего не происходит. Я все так же неподвижно вишу в воздухе. Не рассыпалась, и хорошо.

Сквозь пыльную тишину до меня доносятся глухие шлепки и многоголосое подобострастное бормотание на грани слышимости. Меня охватывает мучительное, болезненное любопытство, как тогда, при рассматривании цикады.

Звуки доносятся снизу. Их источник находится среди развалин подо мной. Достаточно всего лишь опустить взгляд, чтобы любопытство, серьезно мешающее мне представлять эту злополучную корону, было удовлетворено. Но я и последних сил не позволяю себе этого сделать. Потому что звуки по непонятной причине кажутся мне грязными и вызывают смутное ощущение брезгливости.

Горизонт багровеет все ярче, и серое пространство вокруг меня заполняется его отблесками. Такое зрелище можно было бы назвать красивым, не кажись мне оттенки этого багрянца похожими то на воспаленную плоть, но на сырое заветренное мясо.

Голоса внизу крепнут. Их перекрывает женский смех. Глубокий и грудной, он раздается один раз, другой, третий. Женщина смеется громко и, я бы даже сказала, демонстративно. Ликующе.

Не отвлекаться. Не смотреть. Кости Суртаза, мне нужно отсюда выбраться! Любой ценой! Я не хочу попадаться в руки… в лапы… к Бледной Матери, что бы там у нее ни было на месте конечностей!

И то ли моя безмолвная мольба оказалась услышана, то ли перенапряжение дало о себе знать – багрянец начал меркнуть. Вдоль линии горизонта возникла темная дымка, прямо на глазах формирующая огромную широкую воронку со мной в центре. Меня же охватило уже знакомое ощущение падения, но на этот раз – без мурашек или чего бы то ни было сопутствующего. Лишь хрустнула левая ладонь, и пару пястных костей обожгло болью. Щелкнув челюстью, я заставляю себя терпеть и не отвлекаться. Невелика цена за спасение. Я и так проявила чудеса выносливости в Среднемирье, чтобы это прошло прямо уж совсем бесследно.

Но похоже, что в моем случае телепортация происходит не настолько быстро, как у Альда. Сквозь медленно меркнущий багрянец меня настигает чужой взгляд.

Я не смотрю вниз. Не хочу смотреть. Но моя голова будто бы против моей воли начинает медленно клониться вперед. А я даже не могу закрыть глаза, только деактивировать чары зрения, а без них будет сложнее… Наверное…

Багровая линия горизонта резко уходит вниз, почти скрываясь из виду, когда я рывком откидываю голову в отчаянной попытке сопротивляться. Воронка тьмы окутывает меня мучительно медленно, и сквозь нее я чувствую чужой взгляд. Изучающий. Заинтересованный. Будто чьи-то горячие пальцы тянут меня за подол мантии, медленно, но непреклонно поднимаясь все выше и выше.

А затем разом пропадает все – воронка резко схлопывается, и меня поглощает спасительная тьма. То ли наконец-то кольцо отправилось к короне, то ли перегрузка решила избавить меня от сомнительных ощущений…

***

Спустя неизвестно сколько времени я все еще ничего не вижу и не слышу, но внезапно ощущаю какое-то содрогание. Будто несколько человек пробежали мимо меня или кинулись ко мне… или от меня. Непонятно. Но вроде бы пока ничего со мной не делают – уже хорошо. Если я все-таки телепортировалась, то мало ли, куда меня закинуло. Вдруг Суртаз сейчас наводит порядок на какой-нибудь из пограничных застав, а я свалилась кому-нибудь из местных на голову.

И тут в моей памяти всплывает портрет, для которого я позировала совсем недавно. Икона. Если я действительно очень «удачно» телепортировалась, то это событие наверняка назовут внезапным явлением пресвятой Шиз на помощь страждущим и нуждающимся.

От этой мысли мне становится смешно. Снова ощущение подрагивания того, на чем я лежу. На этот раз шаги размеренные и неторопливые, и к ним еще примешивается что-то еще… Что-то вроде мелкого стука, который я не могу слышать, но почему-то чувствую.

Суртаз?

Кто бы это ни был – он или она проходит мимо. Наверное, к лучшему – учитывая то, что я понятия не имею, где нахожусь.

Незаметно возвращается слух. Первые звуки доносятся как обычно – издалека и будто сквозь толщу воды. Чей-то голос. Я не могу пока что разобрать слов, да и звучит он настолько искаженно, что даже не ясно – мужчина говорит или женщина. Но какое-то внутреннее чутье подсказывает мне, что этот голос нисколько не похож на ранее слышанное в Среднемирье бормотание.

Наконец-то улавливается интонация – спокойный и уверенный приказ. Кто-то коротко и четко раздает инструкции. Впрочем, их оказывается немного – голос быстро стихает.

Спустя пару минут я слышу шорох и едва уловимое подрагивание пола или на чем там я лежу. Шаги – легкие и быстрые. Человек подходит ко мне, замирает на несколько секунд, а затем ускользает прочь. Посмотрела и ушла? Почему-то мне показалось, что это не мужчина. От попытки понять, с чего вдруг я так считаю – если тот же Мэб при необходимости может двигаться практически бесшумно – меня отвлекает тихое шуршание и сухое похрустывание рядом с моей черепушкой. Имей я возможность двигаться, то отшатнулась бы от неожиданности, наверное. Но я, судя по отсутствующим ощущениям во всем теле, валяюсь беспомощной кучкой костей. И то – не факт, что кучкой, а не рассредоточенной по местности россыпью.

 

Чары слуха продолжают восстанавливаться, и я слышу слова какого-то заклинания. Оно мне не знакомо, а вот голос говорящего – очень даже.

Облегчение от того факта, что Альд нормально телепортировался и сейчас находится рядом, тут же сменяется виноватой тревогой – раз мы оба выбрались оттуда, значит, вот-вот начнется взбучка. Или, может быть, она уже началась, а я просто об этом не знаю?

Я прислушиваюсь к словам заклинания. Нет, на упокаивающее не похоже. Наверное. Интересно, что он вообще со мной делает?

Ответ пришел быстро – в виде вернувшегося ощущения и осознания новобретенного единства с собственной грудной клеткой и костями таза и конечностей. Получается, бывший подселенец спокойно и последовательно собирает меня обратно. Правда, используемое для этого незнакомое заклинание малость… тревожит.

Да уж, Шиза, быстро же ты забыла, что вообще готовилась к упокаиванию. И вроде бы, даже с этим смирилась.

Ага, смирилась, как же. Два раза. Может, он все-таки меня не будет убивать? Вдруг я еще пригожусь?

Мне снова становится смешно, и на этот раз – уже вслух. Оказывается, ко мне вернулся голос. А вот зрение – еще нет. Альд тут же замолкает.

– Зря собирал, – мои слова звучат как-то странно, непривычно. – Лучше бы сразу упокоил, и все. Возился еще…

Мне послышалось, или только что в моем голосе прозвучал намек на нервное подрагивание? Оно хоть и вполне достоверно характеризует мое внутреннее состояние, но совершенно, абсолютно, категорически не должно там быть!

Кости Суртаза, только этого мне не хватало…

– И не надейся, – фыркает бывший подселенец. – Так легко ты не отделаешься.

Вот и что он хотел этим сказать? Учитывая его усталый, но в целом довольный тон – вроде бы не злится на меня. Но его попробуй еще пойми.

И теперь, слыша Альда и не страдая от болезненного эха его магического речитатива в собственной черепушке, я понимаю, что лич совсем рядом. Практически вплотную – то ли сидит, то ли стоит, то ли парит… В изголовье. Как когда-то Килир. От воспоминаний об этом внутреннюю часть моей грудной клетки охватывает липкий холодок.

Так, Шиза, держи себя в руках.

– Альд, мне правда очень жаль, я действительно не хотела… Это случайно получилось. И ведь помнила о твоем предупреждении.... – покаянно бормочу я, чтобы окончательно выяснить, грозит мне мучительная гибель сейчас или все-таки когда-нибудь потом.

И окончательно убеждаюсь, что в моем голосе действительно есть эмоции. Не настолько ярко выраженные, как в мыслях, но все же…

– Ты о чем? – непонимающе уточняет лич.

– Ну… кристалл.

– Какой?

– Тот, что ты мне дал.

Возникает долгая неловкая пауза, во время которой я вообще перестаю понимать ситуацию. С каких пор у него проблемы с памятью? Это же было буквально… Хм, интересно, а как давно это было? Мало ли, сколько времени я так провалялась. Но уточнить не успеваю.

– Ты об энергонакопителе? – Альд спрашивает это так, будто он изо всех сил сдерживается, чтобы не рассмеяться.

– Да.

Лич хмыкает, а затем не выдерживает и все-таки смеется. Интересно, с чего это ему вдруг так весело?

– Я мог бы воспользоваться ситуацией и потребовать с тебя какую-нибудь услугу в качестве искупления твоего… проступка. Или даже действительно упокоить, – отсмеявшись, ехидно заявляет он. – Но не буду. Твоя совесть может быть спокойна.

– Поясни, – требую я.

– Ты не теряла кристалл.

– То есть…

– Я забрал накопитель, когда заметил, что ты вот-вот его выронишь.

Судя по отдалившемуся голосу, Альд то ли встал, то ли просто поднялся повыше в воздухе. А то и вовсе отлетел на несколько шагов. Очень… предусмотрительно с его стороны.

– Мог бы хоть сказать, – обиженно бурчу я, пытаясь за этим скрыть свое облегчение.

– Откуда мне знать, по какому поводу ты беспокоишься на этот раз? Я же теперь не читаю твои мысли, – в голосе бывшего подселенца звучала неприкрытая издевка. – Да и эта ситуация – отличный пример того, насколько рискованно бесконтрольно растворяться в чужих чарах. В следующий раз будешь осторожнее.

Я прямо-таки воочию представила, как он пожимает плечами при этих словах. Ага, воспитательный момент, значит. Ясно. Очень надеюсь, что следующего раза не будет. А то мало ли, что произойдет, если я… растворюсь.

Все-таки, ему повезло, что мне сейчас и взлететь-то будет сложно, что уж говорить о более активных и энергозатратных действиях. Иначе полетело бы в него что-нибудь тяжелое. Или он – во что-то, что меня тоже вполне бы устроило.

Скрипнув зубами, я заставляю себя успокоиться. Ладно, дело прошлое, артефакт уцелел, и это – главное. Но я ему это как-нибудь припомню. Если не забуду.

– Где мы сейчас?

Не самая изящная в моей жизни попытка перевести тему, но так как зрение ко мне все еще не вернулось, то вопрос вполне оправдан.

– В доме Суртаза, – коротко отвечает Альд.

– Дай угадаю, – раз уж в моем голосе появились интонации, то почему не воспользоваться возможностью съязвить вслух. – Он приказал тебе собрать меня в кучку?

Секундная пауза.

– Нет. Я сам решил тебе помочь. Похоже – зря.

Меня озаряет догадка.

– Ты ещё скажи, что и чары голоса мне изменил…

Выразить всю глубину моего ехидства не вышло. Слова прозвучали, как обвинение с вопросительными нотками. В ответ слышен слишком хорошо знакомый вздох. Похоже, у кого-то терпение вот-вот иссякнет.

– Тебя что-то не устраивает? – ровно интересуется бывший подселенец.

– Да. Эмоции в моем голосе.

– Ты ещё не до конца освоилась, привыкнешь.

– Ты не понял, – с нажимом говорю я. – В последнее время меня вполне устраивала моя безэмоциональность.

Снова воцаряется молчание. Всего несколько секунд, во время которых мне почему-то становится не по себе. Тишина прерывается тихим хрустом, будто кто-то сжал в кулаке что-то хрупкое и стеклянное, а оно треснуло и раскрошилось.

– Значит, теперь придется ее вырабатывать, – наконец, тихо говорит Альд. Его слова сопровождаются звуками, будто мелкие стеклянные осколки сыпятся на что-то металлическое

– Ты бы сначала спросил, что ли, – уже мягче добавляю я, чтобы хоть как-то вывести разговор в более созидательное русло.

Лич ничего не отвечает. Вскоре стихает и звук осыпающихся осколков – на смену ему приходит тихое мелодичное позвякивание металла о металл. В мою пустую черепушку снова начинают лезть нехорошие воспоминания.

– А что ты делаешь? – мне отчаянно хочется нарушить затянувшееся молчание.

Отвечать Альд явно не торопится. И лишь через пару минут, когда позвякивание стихает, он снисходит до ответа.

– Готовлю инструменты.

– Для чего?

– Для ритуала.

Ух ты, неужели он сейчас возьмет и вернет все, как было? От его покладистости мне даже становится немного неловко. С другой стороны, почему я должна извиняться за то, что мне не понравились чары, о которых я не просила? Вот только зачем ему инструменты?.. В груди снова возникает уже знакомый холодок.

Ладно, попробуем объясниться, пока он еще чего-нибудь не сделал. По доброте душевной, конечно же.

– Альд, пойми меня правильно… Спасибо, конечно, за заботу, – говорю я с максимальной искренностью и миролюбием, на которые только способен мой новый голос, – но действительно нужно было сначала…

– Заботу? – удивленно переспрашивает бывший подселенец. – Я изменил чары для того, чтобы хоть иногда понимать, что вообще творится в твоей взбалмошной голове.

Такого ответа я не ожидала. На смену холоду приходит злость, а всякие мысли об извинениях напрочь вылетают из головы.

– Так что если ты собиралась просить, чтобы я вернул прежние чары, – ехидно добавляет лич, – можешь не тратить время. Я не собираюсь этого делать. Сможешь изменить их сама – молодец, а нет… – мне снова представляется равнодушное пожатие плечами. – Придется учиться или магии, или контролю над эмоциями.


Издательство:
Автор
Поделиться: