Название книги:

Цена двуличности. Часть 1

Автор:
Алаис
Цена двуличности. Часть 1

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Ближе. Еще ближе

Это продолжение трилогии «Лич на стажировке», и если вы ее не читали – рекомендую сначала ознакомиться с ней.

– Опа, и кто тут у нас?.. Неужели паучок?

Выдохнув облако пара, чернокнижник осторожно попятился, но все-таки поскользнулся и потревожил спящее чудовище. Раздался хруст, и обманчиво крепкую ледяную корку болота пробила бледная конечность скрывавшейся в глубине твари.

– Ваан, уйди!

Одновременно с яростным окриком волшебница метнула огненный сгусток в слепо шарившую по льду руку – отдаленно похожую на человеческую, но неестественной длины и такой же ненормальной гибкости. Мышцы твари судорожно и хаотично сокращались и расслаблялись, из-за чего казалось, что под синюшно-белой кожей копошится нечто инородное.

Впрочем, чудовище само было инородцем. Нежитью. Порождением чужого мира и чуждой магии. Залегшим на зимовку недобитком, оставшимся от крупного отряда вторженцев.

Мы таких уже почти месяц вылавливали по всему болоту.

В отличие от двух предыдущих тварей – для убийства этой моя помощь не потребовалась. Линс и Ваан не дали ей даже полностью выбраться на поверхность.

– На самом деле – хорошо, что они так и не приспособились… – задумчиво проговорил подселенец.

– К холоду? – мысленно отозвалась я.

Хоть Линс с Вааном и были в курсе моего небольшого секрета, отвечать вслух Альду, чей голос звучал лишь в моей голове, казалось странным и бессмысленным даже мне. Тем более, так было даже удобнее. Если бы только этот гад еще не считывал те из моих мыслей, которые ему не предназначались…

Да, – невозмутимо ответил Альд. За неполный год он уже привык к хроническому беспорядку в моем разуме. – Из-за этого в свое время я пришел к выводу, что эти существа родом из мест, где не бывает таких холодов, как на окраинах нашего мира…

В его время. Восемь сотен лет назад.

– …либо в их магии присутствует какой-то критический изъян, не позволяющий заранее обеспечить подвижность при низких температурах. А тщательная зачистка после каждого вторжения не дает скорректировать чары в полевых условиях…

Я мысленно вздохнула. Обожаю, когда подселенец начинает с умным тоном выдавать выводы той или иной степени очевидности.

– Кстати, ты никого поприветствовать не хочешь? – в голосе Альда прозвучало едва сдерживаемое ехидство.

Настороженно осмотревшись по сторонам, я не увидела никого, с кем можно было бы поздороваться. Меня, Ваана и Линс окружала лишь безмолвная равнина скованных льдом топей. Поскрипывающее на ветру дерево в десятке шагов – не в счет. Некромант-чернокнижник и специализирующаяся на магии огня волшебница вообще отошли от меня на приличное расстояние, сосредоточенно что-то высматривая на льду.

Ладно, я не гордая, так уж и быть, спрошу. Мало ли, что этот умник уже задумал или заметил.

– С кем?

– Я снова с кем-то делю твое сознание – вкрадчиво сообщил подселенец. – Неужели не чувствуешь?

Вот оно что… Ладно.

Ну здравствуй, мой молчаливый друг. Знакомы мы или нет – рада видеть в любом случае. В смысле – ощущать. Точнее, как раз сейчас я тебя практически не ощущаю. Потому что с тех пор, как сидящий в моем теле подселенец стал сильнее…

– Ты бы представилась, что ли. Столько времени прошло. Тем более, что это действительно может оказаться совсем не знакомая с тобой душа.

Ой, точно.

Я – Шиз. Или Шиза. Или взбалмошная, дурная, легкомысленная девчонка, как любит называть меня один заносчивый древний…

– Альдауар. Так меня зовут. Можно коротко – Альд.

Ишь ты! А я, между прочим, больше полугода отвоевывала право его так звать. Ну, не то чтобы прямо-таки отвоевывала, да и вообще меня слабо интересовало мнение Альда на этот счет, но бухтел он долго и со вкусом.

– Пока эта легкомысленная девчонка бродит вокруг да около, я введу тебя в курс дела. Она – скелетированный лич. Само совершенство, воплощенное в наиболее могущественной посмертной форме, которая только доступна некромантам в нашем мире. И такой она стала благодаря мне – подселенцу в ее теле. Сейчас мы – примерно на равных правах, но так было не всегда, поэтому наши с Шиз отношения со стороны могут показаться довольно своеобразными. Можно сказать, что на данный момент я ее обучаю…

Ага, а еще читает нотации, перехватывает контроль над телом и постоянно чем-то недоволен.

– … потому что скоро нам предстоит выполнить непростую задачу в условиях, когда любой неверный шаг грозит разоблачением и упокоением нас обоих в одном теле. Почему разоблачением? Потому что так вышло, что восемь сотен лет назад меня, могущественного лича и первого ученика Суртаза, объявили предателем. Мое имя стерли из истории этого мира, но кое-кто его все-таки помнит и не упустит шанса меня уничтожить.

Ты ж гляди, как расхохорился… Даже Суртаза помянул.

Да, если что, Суртаз или Первый Некромант – это невероятно могущественный лич прошлого. Он пришел в наш мир много лет назад и спас людей от массового вторжения бледных тварей. Примерно таких, как вон тот погибший паук.

Правда, радость от победы оказалась недолгой, и впоследствии твари как перли, так и прут все эти сотни лет. Будто мало нам того, что все умершие становятся зомби или чем похуже.

– Но спасителем мира и Первым Некромантом Суртаза назвали не за борьбу с чудовищами, а за то, что он обучил людей некромантии. Дополнил уже имевшуюся на тот момент стихийную магию собственными знаниями и наработками своих учеников.

Да, подселенец любит читать лекции. Но он действительно много знает и умеет, поэтому придется как-то с этим жить. По крайней мере, мне уж точно некуда деваться.

И хотя лично я глубоко не согласна с тем, чтобы некромагов называли некромантами, но, по словам того же Альда, Суртаз настаивал именно на втором варианте. Так было заведено в его родном мире. С тех пор на упокаивании нежити всех сортов специализируются именно некроманты. Собственно, Альд, я и Ваан ими и являемся. А Линс – маг огня. И вообще мы живем на заставе, где примерно три четверти населения – некромаги того или иного вида. Которых вообще – три – боевые, чернокнижники и воскресители. Думаю, кто на чем специализируется, ты догадаешься.

– Между прочим, тебе бы все-таки стоило научиться проклятию ускоренного разложения у Ваана…

Так вот, однажды Суртаз ушел, и со временем его объявили богом. Некоторые некромаги стали его жрецами, многие – почитают его, как бессмертного учителя, хотя еще больше – просто соглашается с тем, что да, он когда-то был. Селяне же и вовсе называют Первого Некроманта защитником, хранителем душ, Владыкой… В общем, как только не называют.

Но важно то, что после себя Суртаз оставил немало учеников, и они пользовались почетом и славой на протяжении многих столетий. Одному только Альду немного… не повезло, как видишь. Но он – сам молодец, натворил дел, конечно… И пока не началась очередная лекция о том, как я, молодая и глупая, не ценю нагло вторгшееся в мое тело сокровище, выскажу-ка и свое мнение о происходящем сейчас. И грядущем – заодно.

Да, Альд сделал меня личем. Я – действительно скелет, причем состоящий как из собственных, так и из позаимствованных у кое-кого костей. Держусь в человекоподобной кучке, передвигаюсь, вижу, слышу и говорю благодаря постоянному использованию специальных чар.

И все бы хорошо, но моя магическая подготовка на момент смерти в принципе исключала подобное развитие событий. Потому что личами – тем более, в наивысшей форме лишенного плоти скелета, становятся только самые опытные, могущественные и непоколебимые некромаги. А я умерла в неполные двадцать лет, толком ничего не зная и не умея. Но ожидают-то от меня совсем другого! Вот и… получается противоречие, с которым Альд пытается бороться с переменным успехом.

– С переменным – потому, что у кого-то в ушное отверстие влетает, а через глазницу вылетает.

Ну да, ну да. А то, что кое-кто требует от меня знаний и умений, которые мне в принципе неоткуда было взять при жизни, совершенно тут не при чем.

В общем, Альд потихоньку меня обучает. И вышло бы из этой затеи что-то толковое, не ожидай нас через пару-тройку недель захватывающее знакомство с… моими так называемыми сородичами. Другими личами. Они сидят в столице нашего мира и оттуда правят всем, до чего только могут дотянуться. И эти раритеты, в отличие от меня, добились своей посмертной формы самостоятельно. Поэтому я до смерти их боюсь, как бы странно это ни звучало от той, что уже в общем-то умерла.

Потому что типичный лич – это высокомерное, могущественное, бессмертное и давным-давно потерявшее свою человечность существо. К слову, все они – поголовно некромаги, стихийные волшебники такими стать не могут. Личи считаются наместниками Суртаза, защитниками мира после его ухода. Ну и как положено уважающим себя полубогам, плевать они хотели на проблемы живых.

– Это не так. Точнее… не совсем так.

Ну вот, видишь, даже Альд этого не отрицает.

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

Как бы ни было, очень скоро нам придется явиться на поклон к кучке хитрых, могущественных и вряд ли дружелюбно настроенных древностей, и это… Нервирует, мягко говоря. Так что ты очень даже вовремя – устраивайся поудобнее. Друзей зови, скоро будет то еще зрелище. Да и у меня черепушка просторная – на всех хватит…

– Вниз!

Видимо, я недостаточно быстро среагировала. Альд тут же перехватил контроль над телом и сам бросил мои кости на землю. Спустя пару секунд стала понятна причина: за моей спиной из прихваченного морозом болота вылезла еще одна тварь. Не обрати подселенец на это внимание – у меня были бы все шансы поймать лицом сгусток огня от волшебницы или схлопотать мощный подзатыльник от чудовища.

 

– Твоя концентрация все еще отвратительна, – презрительно процедил Альд в моей голове. – Внутренний диалог не должен отвлекать тебя от происходящего вокруг.

Я вернула контроль над своим телом и, быстро поднявшись в воздух, припечатала бледную тварь чарами замедления. Следом – прошипела заклинание разрыва плоти. Истекая черно-бурой жижей, бесформенная куча мяса и костей с предсмертным воем рухнула на подтаявший лед. Как хорошо, что я не чувствую запахов. Ведь Линс тоже не теряла времени даром – в некоторых местах тварь заметно обуглилась.

– Шиз, ты чего?

Рыжеволосая волшебница подскочила почти вплотную, внимательно глядя на меня. Будто могла увидеть на моем скелетированном лице что-то помимо дружественного оскала, ага…

Я щелкнула челюстью, стараясь не рассмеяться от мысли об этом.

– Ничего, отвлеклась.

Заклинание, дававшее мне возможность общаться вслух, не передавало никаких интонаций. Поэтому для окружающих мой голос всегда звучал ровно и безэмоционально. Еще одно мое отличие от Альда, при необходимости умевшего говорить вслух почти так же живо, как и в моих мыслях.

– Невовремя ты как-то решила отвлечься, – заметил Ваан, остававшийся все это время поодаль. Окидывая окрестности хмурым взглядом, чернокнижник выглядел уставшим. – Здесь больше никого… Вроде бы, – неуверенно добавил он.

– Еще один паук дремлет в полутора десятках шагов от него, – ехидно сообщил подселенец. После секундной паузы добавил: – К северу.

Я посмотрела в сторону предполагаемого логова твари. Покрывавшая топи ледяная корка выглядела нетронутой и не давала ни единого намека на свой зловещий секрет.

– Еще севернее, – вздох Альда прозвучал почти что мученически.

– Как-то не сильно помогло, – огрызнулась я, переводя взгляд. – Все равно ничего не вижу.

– Потому что смотришь не так и не туда. Смотри сквозь землю, а не на нее.

Фраза про взгляд «сквозь» уже успела набить мне оскомину за последние несколько охот на тварей. Понятия не имея, как именно нужно смотреть, я упорно не могла освоить этот простой – по словам подселенца – прием. Каждая такая неудача бесила Альда – я улавливала захлестывавшее его раздражение пополам с чувством бессилия.

Выяснять причину – была ею моя неопытность и бестолковость или его неспособность доходчиво объяснить очевидную по его же словам вещь – я не рисковала. Можно было бы, конечно, попросить показать. Но учитывая то, что нас, а точнее – Альда разыскивает один высокопоставленный и совершенно недружелюбный лич… Не так уж мне этот навык поиска и нужен, в самом-то деле. Учитывая то, что наш враг вполне мог использовать поисковые чары, и малейший проблеск примечательной зеленовато-синей ауры подселенца мог быть ими обнаружен.

– Ваан, паук в двух десятках шагов на север.

Чернокнижник покосился на меня, устало вздохнул и тряхнул кистями рук. Своим магическим зрением я увидела, как с кончиков его пальцев при этом сорвались темно-фиолетовые искорки. Мерцающими светлячками они упали на лед, и тот пошел тонкими, едва заметными трещинами. Спустя пару мгновений они засветились все тем же фиолетовым цветом, будто искорки стали жидкостью и просочились сквозь разломы под ледяную корку. Я не увидела – почувствовала – как что-то под ней зашевелилось.

– Ближе… – прошептал Ваан, вытянув руку вперед и чуть шевельнув пальцами, – еще ближе…

Линс застыла поодаль, внимательно наблюдая за действиями чернокнижника и готовясь в любой момент организовать горячую встречу твари, едва она покажется из-под земли.

Слишком глубоко зарылся, – выдал свое драгоценное мнение Альд.

– Это я уже поняла.

– Готовься, понадобится твоя помощь.

Я мысленно вздохнула. Драться не хотелось совершенно, но и заставлять ребят идти на риск на пустом месте – тоже. Что ж, понадобится – так понадобится. Я с тихим хрустом размяла костяные пальцы. Судя по тому, как на меня покосилась Линс – прозвучало это не так уж и тихо.

Несколько крупных трещин с треском разорвали толщу льда под нашими ногами. И тут я поняла, почему подселенец сказал, что понадобится моя помощь. Паук был явно крупнее большинства своих сородичей – наверное, на его создание ушло примерно полтора десятка человеческих тел. И выбирался из-подо льда он гораздо быстрее. Причем не там, где ожидал Ваан.

Пара неестественно длинных рук вырвалась из глубины одной из трещин и схватила чернокнижника за сапог. Не растерявшись, Ваан что-то пробормотал, и синюшно-белая кожа коснувшихся его ладоней запузырилась, пузыри полопались, и через них полезла густая буро-черная жижа. Спустя пару секунд раздался громкий хруст – чернокнижник наступил свободной ногой на оголившиеся кости.

– Однозначно надо научиться этому. Интересная разработка.

– С этого и стоило начинать, что тебе самому любопытно, – буркнула я, примериваясь к копошащейся в ледяной крошке мешанине человеческих тел, спаянных чуждой магией в единое паукообразное существо.

Пожалуй, сначала замедлю.

Резким броском правой руки я отправила в бледную тварь невидимый для обычного глаза темно-серый сгусток. В полете он раскрылся полупрозрачной крупноячеистой сетью, которая тут же облепила паука. Движения почти выбравшегося на поверхность чудовища замедлились, но менее мерзкими в своей хаотичности не стали. Вслед моему проклятию Линс отправила огненный сгусток. Расплескавшись по бледной твари, магический огонь принялся пожирать ее заживо. Чудовище яростно взвыло и снова попыталось достать Ваана уже другой парой рук, которая также была заметно длиннее остальных конечностей.

– Две хватательные пары, интересно. Видимо, довольна старая тварь, – заметил Альд.

– Думаю, мы это скоро исправим.

Подселенец издал смешок, но никак не прокомментировал мои слова. Чернокнижник снова одарил тварь каким-то проклятием – судя по тому, как дернулся паук, чем-то очень болезненным. Волшебница отправила в многорукую и многоногую тушу еще несколько сгустков огня. Ну а я снова применила заклинание разрыва плоти. Правда, в этот раз оно сработало не на всю тушу сразу, так что вывернуло наизнанку паука лишь наполовину. Вторую половина подверглась уже виденному ускоренному разложению.

Есть еще? – поинтересовалась я у подселенца, при этом отстраненно отмечая легкое покалывание в скелетированных ногах. Первый признак начинающейся перегрузки. Надо бы отдохнуть.

– Если ты хоть чуть-чуть повертишь головой, может быть и отвечу, – ехидно отозвался Альд.

Я послушно повертела черепом, обеспечивая подселенцу необходимый обзор.

– Нет, на видимом пространстве больше – никого.

– Отлично.

– Альд больше никого не чувствует, – это я уже сообщила вслух.

– Отлично, – Ваан выдохнул облачко пара и потер ладонью лоб. – Значит, возвращаемся.

Линс молча пожала плечами и достала из кармана кристалл телепортации. Сломав хрупкий камешек, она бросила его перед собой, и на месте падения с шипением и треском тут же образовался небольшой вихрь. Приблизившись к волшебнице, мы терпеливо дожидались, пока серебристая воронка медленно укоротится, расширится изогнется, поворачиваясь к нам овалом открывающегося одностороннего портала.

Спустя пару минут по его краю перестали плясать ярко-синие искры, вихрь позади исчез, а сквозь просторный проем стал четко виден внутренний двор заставы – телепорт стабилизировался. Без лишних слов Линс шагнула в портал первой. Повинуясь приглашающему жесту Ваана, я последовала за ней.

Легкая встряска. Подзабытое в моем недолгом посмертии ощущение вдруг разом заявивших о своем наличии внутренностей – и я уже на территории заставы. Отлетев в сторону, я уступила место перед порталом Ваану – он пошел сразу вслед за мной. С громким хлопком портал закрылся.

Звук эхом отразился от каменных стен и зданий. Но в остальном же в крепости царила тишина и запустение. Большая часть стихийников и некромагов еще полторы недели назад отправилась в соседний, пограничный сектор. Обязанность всех прикрепленных к заставам магов – сменяя друг друга, они наблюдали за порталами, через которые в любой момент могло начаться очередное нападение бледных тварей из Среднемирья. Можно сказать, в теплое время такие вылазки происходили гораздо чаще, чем хотелось бы, и время от времени перерастали в полноценное вторжение. Но монстры тяжело переносили холод, поэтому зима давала краткую передышку, позволяя вернуться магам в родные места или на свою заставу.

Сейчас же спокойное время подходило к концу, и наблюдатели снова возвращались на службу в надежде, что переживут ближайшую пару месяцев, после чего их сменит кто-то другой.

– Ну что, кто идет отчитываться? – преувеличенно бодро спросил Ваан, переводя взгляд с меня на Линс и обратно.

– Я отчитаюсь, – безразлично ответила волшебница.

Она тут же развернулась и быстрым шагом направилась к дому коменданта – небольшому одноэтажному зданию, сложенному из таких же светлых камней, как и другие дома, и окружавшая их высокая крепостная стена с воротами. Чернокнижник задумчиво проследил за ней, а затем поднял глаза на стену – на ней виднелась высокая широкоплечая фигура.

– Что-то и вправду не так, – заметил подселенец.

– Какой ты наблюдательный, – съязвила я.

Вывод Альда действительно был очевидным. Разговорчивая, легкая на подъем и в целом довольно жизнерадостная волшебница уже третий день вела себя тише воды, ниже травы и задумчивее канцелиара в день выдачи жалования. И хотя Линс можно было с полной уверенностью назвать моей подругой, интересоваться причиной такого состояния я побаивалась.

Потому что с Мэбом творилось нечто похожее. С поправкой на то, что боевой некромаг по своей натуре и так был мрачнее своей девушки, хоть успешно и скрывал это за едкими шуточками и саркастическими ухмылками.

И теперь эти двое игнорировали друг друга. Видимо, Мэба разобрала внезапная глухота на оба уха, ведь хлопок портала – не тот звук, который можно не услышать с расстояния меньше чем в полсотню шагов. Но он даже не обернулся проверить, мы это или нет, и если мы, то в порядке ли… И Линс на стену даже не посмотрела.

– Ты не знаешь, что случилось? – прошелестела я.

Ваан неуверенно качнул головой.

– Не знаю, но догадываюсь, – тихо ответил он, делая неуверенный шаг в сторону жилого корпуса. Поняв намек, я полетела за ним.

– Поссорились, что ли?

– Может быть, – чернокнижник зашагал увереннее, но все так же не торопясь. – Хотя, если я правильно понимаю причину, то так не должно быть.

– Почему не должно и о чем ты вообще?

Я поравнялась с Вааном и скользнула взглядом по его лицу. Чернокнижник нахмурился и поджал тонкие губы.

– Мои предсказания всегда сбываются. А тут…

Не договорив, он снова качнул головой, на этот раз – раздраженно.

– Предсказание?

– Да, Мэбу.

– Интересно… – задумчиво протянул Альд.

Чернокнижник толкнул входную дверь жилого корпуса. С тихим скрипом створка отворилась. В холле на первом этаже царил полумрак – все ставни на окнах были закрыты. Лавируя между расставленными по просторной комнате стульями, креслами, столами и стеллажами со всякой всячиной, Ваан направился к лестнице на второй этаж.

– Если ты о том, что наговорил ему в Последнюю Ночь, то я его хоть и слышала, но ничего не поняла. Не мог бы ты пояснить?

Молча проскрипев ступеньками лестницы, чернокнижник поднялся на второй этаж, где располагался общий зал поменьше и поуютнее. А еще здесь было светлее. Остановившись позади одного из кресел, Ваан оперся локтями на высокую спинку и внимательно посмотрел на меня.

– Мэб задал конкретный вопрос. Я дал ему конкретный ответ.

Продолжая опираться о спинку кресла, чернокнижник прищурился, и в этот момент мне показалось, будто я снова вижу отблеск холодной зелени в его карих глазах. Как тогда, в Последнюю Ночь. Когда через него с Альдом разговаривал сам Суртаз… ну или кто-то, себя за него выдававший.

– И по значению выпавших костей выходило, что у него все получится… – Ваан произнес, будто бы размышляя вслух.

– Может, скажешь все-таки, что у него должно было получиться? – теряя терпение, я ощутила медленно нараставшее раздражение. – Что за хождение кругами?

– Не проще ли спросить у Мэба? – поинтересовался подселенец.

– Не моя тайна, – чернокнижник убрал локти и развел руками. – Думаю, ты и сама скоро узнаешь. Если я все-таки не ошибся. А если ошибся, то… Тоже узнаешь.

Резко щелкнув челюстью, я не без удовольствия отметила, как Ваан вздрогнул и виновато улыбнулся. Ладно, надо набраться смелости и…

Внезапное ощущение, будто кто-то провел ледяными пальцами вдоль моего позвоночника снизу вверх, заставило вздрогнуть уже меня. Опять мыслесвязь. В последнее время комендант использовал ее все чаще, но я все никак не могла привыкнуть к ощущениям, каждый раз возникавшим во время установления контакта. Как лич, я уже почти год физически не могла ничего подобного чувствовать, так как попросту не использовала чары осязания, восприятия температуры и подобных им. И тем внезапнее ощущалось каждое ментальное прикосновение чужого разума. Учитывая то, что не так давно со мной подобным образом общался лич, который чуть меня не упокоил.

 

– Не заняты? – комендант обошелся без приветствий. Ну да, сегодня мы уже виделись.

– Нет, сэр Алонт. Что-то не так с заданием?

– Не с заданием. Новости из столицы.

– Плохие? – это уже вклинился Альд.

– Требуют прибыть через неделю.

В моей голове воцарилась гулкая тишина – в сочетании с ощущением постороннего присутствия в моем разуме она ощущалась довольно странно. Ничего удивительного. Событие, которое должно было наступить недели через две или две с половиной, могло случиться быстрее, чем мы ожидали. И настойчивость сидящих в столице личей тревожила. Неужели они… точнее он что-то заподозрил?

– Зайти к вам? – подселенец первым нарушил ментальное молчание. Вдруг комендант хотел сообщить еще что-то вживую.

– В этом нет необходимости, – ровно ответил сэр Алонт. — В послании я не уловил нетерпения, раздражения или чего-то иного, что можно было бы посчитать тревожным знаком. Это было похоже на дежурное уведомление, подразумевавшее, что в этом году из-за ранней весны порталы быстрее стабилизируются.

Я уловила отголосок облегчения – комментарий коменданта явно успокоил подселенца. Но менее радостной от этого новость не становилась. Я остро ощутила, насколько мне не хочется отправляться в столицу. Вот только кто же меня спрашивает? В Последнюю Ночь предсказание было дано не только Мэбу, но и нам с Альдом. И первый его этап – дальняя дорога не по своей воле – похоже, наступит раньше, чем мы ожидали. К чему я была совершенно не готова. И вновь вернувшееся ощущение беспокойства, которым меня одарил подселенец, прямо-таки кричало о том, что Альду тоже не по себе.

– Мы поняли, спасибо, – ответила я.

– Думаю, в свете этой новости стоит вплотную заняться изменением облика, потому что с первого раза может не получиться. Сегодня вечером жду вас у себя.

– Благодарим за помощь, – голос подселенца в моей голове прозвучал мрачно и глухо.

Ничего не ответив, комендант разорвал мыслесвязь, и только после этого я обнаружила, что нахожусь в комнате в одиночестве. Видимо, Ваан воспользовался случаем и улизнул к себе. Ну или просто попрощался и ушел. В любом случае, это было бы неловко, не знай чернокнижник о моей склонности время от времени начисто игнорировать происходящее вокруг. Но извиниться при случае все же стоило.

Внутреннее беспокойство пополам с щекочущим изнутри волнением продолжало нарастать. Причем оно все так же принадлежало не мне – штормило Альда. Я же, вопреки ожиданиям, не ощущала почти ничего. Видимо, смирилась.

– Мда…

Я снова невольно вздрогнула. Казалось, подселенец выдохнул это слово прямо в мое отсутствующее ухо. С тех пор, как Альд стал едва ли не полноправным совладельцем моего тела, я все никак не могла отделаться от ощущения, будто он постоянно стоит за спиной.

– Думаю, тебе стоит заглянуть в убежище, – продолжил он. – Надо кое-что обсудить.

Мне ничего не оставалось, кроме как повиноваться. Из нас двоих подселенец явно лучше представлял, что нужно сделать до нашего отбытия в столицу.

Под эти мысли я прилетела в свою комнату – маленькую и пустую, в которой из мебели была лишь ничем не прикрытая дощатая лежанка. Аккуратно на нее опустившись и разгладив на костях складки темно-серой мантии, я представила ритмичный скрип половиц. Это был ориентир – якорь, цепляясь за которой я могла проникнуть в убежище подселенца. Карманное измерение, созданное Альдом и как-то связанное с моим телом.

Со второго раза получилось. Несмотря на проникающий через окно бледный свет зимнего дня, на десяток секунд меня окутала кромешная тьма. А когда она рассеялась – я уже сидела в мягком кресле с деревянными подлокотниками. В том виде, в котором запомнила себя при жизни.

Убрав за ухо упавшую на лоб прядь и привычно зарывшись пальцами босых ног в густой ворс темно-зеленого ковра, я подняла взгляд на Альда, сидящего в кресле напротив.


Издательство:
Автор
Поделиться: