Litres Baner
Название книги:

Кыргызская государственность и народный эпос «Манас»

Автор:
Аскар Акаевич Акаев
Кыргызская государственность и народный эпос «Манас»

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Введение

Наш национальный эпос позволял осуществлять связь времен и преемственность поколений на основе изложенных в нем высоких моральных принципов и этических норм, которые в итоге вошли в кровь и плоть кыргызов. А. Акаев



31 августа 2001 года Кыргызская Республика как большой национальный праздник отметила десятилетний юбилей государственной независимости. Мы достойно прошли один из самых сложных периодов своей истории, создали собственное национальное государство и по праву этим гордимся. Во всех уголках нашей прекрасной земли ощущался невиданный подъем народного духа.

Незадолго перед этим, в июне, я закончил работу над книгой «Памятное десятилетие». Хотелось написать ее к юбилейным дням, поэтому пришлось трудиться с предельным напряжением сил. В главе «Заключение» я написал: «Закончена последняя глава… Наступило облегчение. Показалось, что наконец-то позади бессонные ночи. Встаешь из-за стола, а мысли не уходят из головы, просят выхода…»

А мысли, действительно, искали выхода. После юбилейных дней, несмотря на то, что я был загружен президентскими делами, необоримая внутренняя сила вновь заставила меня сесть за письменный стол. Отой внутренней силой была отечественная история. События, нашедшие отражение в моей книге «Памятное десятилетие», относились, преимущественно, к повседневным заботам последнего десятилетия. Обращение же к истории всколыхнуло в душе иные чувства и переживания. Они жили подспудно в моем сознании с детства.

Отец показал мне, когда я был еще школьником, находящиеся в недалеких окрестностях родного села остатки старого городища. Запомнились мощные стены высотой метров в десять и окружающие их каменные руины. Потом, побывав на Великой Китайской стене, я понял, что увиденные мной в детстве стены по своему типу напоминали древнее китайское сооружение. Отец, будучи по тем временам образованным человеком, хорошо знал нашу историю и даже называл имя городища, но оно не закрепилось в моей детской памяти.

Помню свои переживания, когда в 1960 году под предлогом расширения пахотных угодий были снесены остатки показанного мне отцом древнего городища. На этом месте и до сих пор не растет ни трава, ни хлеб. Земля не прощает черных деяний.

Время от времени мы находили в окрестностях нашего села диковинные, обработанные человеком каменные глыбы, которые назывались «бабами». Будучи детьми, мы интуитивно понимали, что это отзвук какого-то далекого прошлого.

В те годы в школах изучалась советская история, в которой Кыргызстану фактически не отводилось места. После того, как отец зародил во мне интерес к отечественной истории, создавшийся вакуум для меня был болезненным.

Студенческие годы в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) помимо пробуждения огромного интереса к точным наукам дали возможность удовлетворить мой внутренний интерес к отечественной истории. Именно в тот период я впервые окунулся в библиотеке Ленинградского отделения Академии наук СССР в посвященные нашей истории труды великих востоковедов В. Радлова, В. Бартольда, А. Бернштама, С. Абрамзона, Н. Аристова, Ч. Валиханова и других знаменитых ученых. Они издавались малыми тиражами и были доступны лишь специалистам. Я слушал лекции великого русского востоковеда Льва Гумилева, страстные выступления которого привлекали огромные аудитории. С ленинградских времен у меня сохранились книги российских востоковедов, конспекты и записи в общих тетрадях, к которым я обращался в последующие годы.

Именно в те годы ко мне пришло осознание, что кыргызский народ имеет богатейшую историю, культуру и славные духовные традиции. Окружавшие меня с детства горы, долины и бурные реки вдруг предстали в новом ярком свете. Через Чуйскую долину в древности и в Средние века проходил не только Великий шелковый путь, но и пролегали походные пути хуннов, тюрков, монголов, кара-китаев, ойратов и других завоевателей, которых привлекала не только наша богатая земля, но и манили более далекие территории на западе.

Показанное отцом городище в окрестностях села Новороссийка, где я окончил среднюю школу, оказалось руинами древнего города Суяба, где располагались столицы Западно-Тюркского каганата, Тюргешского и Карлукского государств. И совсем недалеко находился прославленный древний город Баласагун. А «бабы», о которых я упоминал выше, оказались «балбалами» – памятниками, оставшимися от древних тюрков.

Новый мощный всплеск теперь уже глубоко осознанного интереса к нашей истории возник у меня при подготовке к торжествам по поводу тысячелетия героического эпоса «Манас». В памяти живут воспоминания о состоявшемся тогда великом национальном празднике, гостями которого были государственные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства многих стран. Изучение истории зарождения эпоса «Манас» выявило неразрывные связи описанных в нем событий с реальными фактами нашей истории, восходящими к древнейшим векам.

С большим удовлетворением вспоминаю состоявшиеся в тот период научные конференции, «круглые столы», симпозиумы, семинары, на которых обсуждались наиболее актуальные проблемы нашего славного прошлого. Юбилейный год дал импульс для появления новых исторических трудов, монографий и учебников, в которых сделана попытка аналитического осмысления нашего богатого прошлого. Вклад в это дело таких кыргызских ученых, как О. Караев, В. Мокрынин, В. Плоских, Б. Солтоноев, К. Усенбаев, Т. Чоротегин, и многих других поистине бесценен. Радует и то, что не ослабевает интерес к нашей истории со стороны российских ученых – С. Кляшторного, Ю. Худякова, С. Яхонтова и других, заслуживающих нашей глубокой благодарности. Велик вклад В. Массона и Ю. Заднепровского.

Ознакомившись с посвященными восточной тематике трудами российских историков, я был поражен тем, что в центре их внимания, по существу, была именно кыргызская история. В. Радлов, В. Бартольд, А. Бернштам и другие названные выше историки, подобно следопытам, скрупулезно отслеживали каждый факт и каждую частицу нашей письменной и материальной культуры, особенно древнего периода, пытаясь проследить первичные этапы становления кыргызской нации и государственности Кыргызстана. Внимание востоковедов к нашему древнему прошлому не случайно.

Центральная Азия в древности и в Средние века, как известно, была подобна бурлящему полиэтническому котлу. Через нашу землю из степей Монголии, с востока на запад, вплоть до Атлантического океана, в течение веков проходили многочисленные полчища воинов. Возможно, с древней кыргызской земли началось в первые века новой эры инициированное хуннами великое переселение народов, которое завершилось в конечном счете крушением Римской империи.

Ученые знают, что в истории любого государства немало слабо изученных периодов, «белых пятен» и загадок, особенно когда речь идет о странах с богатым древним наследием. Подобное положение сложилось и с нашей историей.

Одной из наиболее сложных загадок, вызывающих до сих пор острую дискуссию, является вопрос об истории формирования кыргызской нации, о ее «енисейских» и «тянь-шаньских» корнях, о местах, где жили наши древние предки, и путях их дальнейшей миграции на огромных просторах Центральной Азии.

И загадкой из загадок, конечно же, остается наш героический эпос «Манас». В ходе длительных научных исследований, а также при подготовке к тысячелетнему юбилею этого величайшего человеческого творения удалось вскрыть лишь верхние пласты, относящиеся к истории его создания, связям с историческими фактами, уникальной поэтике произведения. Для кыргызского народа «Манас» является не только историко-поэтическим, но поистине культовым произведением. Из века в век кыргызы черпали из него, как из глубокого благодатного источника, великие стимулы к обретению государственности, идеи национального единства, преданности и верности своему народу, человеческого благородства. Это во многом помогло кыргызам выжить в веках и выстоять в самые лихие времена. Дальнейшие углубленные исследования выявят новые яркие грани этого эпоса и то влияние, которое он оказал на историческую судьбу нашего народа. Уверен, что «Манас» засверкает с годами еще ярче, освещая путь нашим потомкам в будущем.

В конечном счете, если свести воедино работу в ленинградских библиотеках с конспектированием трудов российских востоковедов в мои далекие студенческие и аспирантские времена, а затем непрекращающийся интерес к отечественной истории и эпосу «Манас» с накоплением материалов все последующие годы, то данная книга – это результат непрестанных размышлений и сорокалетнего труда.

Пытаясь проникнуть в прошлое, разгадать оставшиеся от далеких времен загадки, охватить наиболее интересующие меня события, рассказать о героях, полководцах и государственных деятелях, оставивших светлый след на нашей земле, я все же не стремлюсь придать данной книге характер строгого исторического исследования. Будучи аналитиком по складу своего характера, я, разумеется, не обойдусь без высказывания некоторых гипотез, но в целом это не история в научном смысле слова. Речь идет о моем личном, субъективном восприятии нашего исторического наследия, об ИСТОРИИ, КОТОРАЯ ПРОШЛА ЧЕРЕЗ МОЕ СЕРДЦЕ.

Глава I
Наследие и загадки древних веков


Став президентом, я побывал с дружескими визитами во многих странах. Каждый раз при подготовке к зарубежным поездкам изучение истории этих стран входило в круг моих первоочередных забот. При этом нельзя было не обратить внимания на то, что древняя история во всех странах всегда привлекала повышенное внимание национальных исследователей. Тому есть, как мне кажется, множество причин.

Поглощенные множеством текущих злободневных проблем, отыскивая в современном событийном ряду побудительные мотивы принимаемых решений, мы нередко упускаем из виду те истоки, которые идут из прошлого и нередко детерминируют наши поступки и действия.

 
Кыргызская земля

Основой основ жизнедеятельности человека является земля с присущими ей природными чертами и особенностями. Веками земля определяет образ жизни, традиции и обычаи населяющих ее народов.

Специалисты в области этнологии, занимающиеся проблемами исторического развития наций, нередко называют эту землю «ландшафтом», а иногда «вмещающим» или «кормящим ландшафтом». С воздействием таких ландшафтов на жизнь человека связываются не только особенности национального характера, но и коренные повороты в исторической судьбе этносов.

Этническое сообщество, согласно мнению ученых, изначально нацелено на такие изменения «вмещающего ландшафта», которые могли бы гарантировать благоприятные условия для жизнедеятельности и выживания входящих в такое сообщество составных частей. Одним из путей является территориальное расширение «вмещающего ландшафта», что фактически равнозначно возникновению у того или иного этноса агрессивных или аннексионистских устремлений с целью разрешения своих проблем за счет соседей. Подтверждение тому легко найти в многовековой истории Центральной Азии начиная, например, с хуннского периода.

Нынешнее расселение народов в Центрально-Азиатском и прилегающих к нему регионах можно рассматривать как историческое наследство, сложившееся в результате многовекового, нередко силового, пересечения и столкновения интересов многих государств и народов, которые в целях защиты своих позиций зачастую вступали между собой в кровавые схватки.

Самое ценное наследие кыргызов, по моему мнению, – это полученная от предков священная земля Ала-Тоо. Наши пращуры оставили нынешнему и будущим поколениям в целостности и первозданности прекрасные горы, великолепную жемчужину, равной которой нет в мире, – озеро Иссык-Куль, плодородные долины, чистые горные ручьи и реки. На этой древней земле в XX веке мы создали собственное национальное государство. Судьба столь драгоценного достояния находится ныне в наших руках.

Среди части наших сограждан бытует мнение, что Ала-Тоо – это наша исконная земля, которая издревле принадлежала кыргызам. В этой связи можно сослаться на мнение крупных ученых-историков о том, что так называемых исконных земель в многовековой человеческой истории не было, а само понятие исконности является по существу внеисторическим. Именно таков, например, смысл высказываний известного русского историка и этнолога Льва Гумилева. Навечно закрепленных за каким-то народом земель и территорий не существует. Это относится, конечно, к древней и средневековой истории. Где, например, находится исконная земля хуннов, тюргешей, карлуков и других этносов? Нет ни этих этносов, ни их исконных земель. В современную эпоху, когда властвует норма международного права о территориальной целостности государств, тезис об исконности может запутать ситуацию и внести ненужную напряженность в межэтнические отношения.

Горячий поборник великого кипчакского прошлого, страстный поэт Дешт-и-Кипчака Мурад Аджи в своих книгах изложил версию о том, что многие европейские народы, а также русский народ являются потомками кипчаков и переняли у древних азиатских степняков, наряду с внешними чертами, многие традиции и обычаи. Следуя его версии, права на исконность в Европе могли бы оспаривать прямые потомки кипчаков, обитающие ныне в Центральной Азии, в том числе и в Кыргызстане. Однако вряд ли французы, немцы и другие европейцы легко согласятся уступить азиатским народам свои нынешние права на занимаемые ими земли.

Идея государственности

На один уровень с оставленной нам предками в наследие прекрасной землей Кыргызстана можно поставить такую великую ценность, как идея государственности. Именно сочетание пронесенной кыргызами через века идеи государственности с такой непреходящей ценностью, как земля, на которой эта идея могла обрести реальное воплощение, позволило нам создать независимое государство, в котором мы ныне живем.

Перенесение на древние времена нынешних понятий о государственности, связанной с демаркированными границами, пограничными войсками, таможней, вооруженными силами и другими соответствующими атрибутами, не отвечало бы историческим реалиям. Как общественно-политический институт государство в те времена выполняло, по-видимому, роль главным образом защитника интересов этнических групп в борьбе с попытками соседей ущемить их интересы и интересы соподчиненных племен, а также брало на себя функции регулятора внутриэтнических отношений во избежание губительных распрей. В свете такого подхода к государственности заслуживает пристального внимания труд «китайского Геродота» Сыма Цяня «Исторические записки», в котором сообщается о том, что в 201 году до н. э. хуннский правитель Модэ-шаньюй добился покорения и присоединения к своему государству – в числе других – «Владения Кыргыз». Сам термин «покорение» означал, что у древних кыргызов существовала система, которую историки вправе отнести, судя по ее способности сопротивляться внешней угрозе, к государственности.

Более поздние китайские сообщения, относящиеся к середине I века до н. э., свидетельствуют о том, что кыргызы добились независимости и создали собственное царство («Го» – по древней китайской терминологии). В I веке до н. э., по воле исторической судьбы, определенную роль в кыргызской истории сыграл крупный китайский военачальник Ли Лин, выполнявший функции хуннского наместника на кыргызской земле. Он положил начало династии, правившей древними кыргызами во время их многовекового пребывания на Енисее. Хакасский ученый Л. Кызласов приводит убедительные аргументы в пользу того, что резиденцией Ли Лина на Енисее был Ташебинский дворец близ Абакана, построенный в I веке до н. э. Во времена Танской империи, в IX веке, факт пребывания Ли Лина и его потомков во главе древних кыргызов оказал благоприятное влияние на отношения кыргызов с китайцами, поскольку исторически Ли Лин был связан кровнородственными узами с новыми правителями Китая. Есть немало свидетельств в пользу того, что в древние века местами расселения кыргызов были районы Западной Монголии (озеро Кыргыз-Нур) и Восточное Притяньшанье (хребет Боро-Хоро).

Однажды я столкнулся с суждением о недоказанности связи и преемственности древних кыргызов, зафиксированных китайским историком Сыма Цянем в 201 году до н. э., с енисейскими кыргызами, которые, дескать, могут в этническом плане оказаться разными. Ответ на такое сомнение выглядит довольно очевидным. Китайские историки в 201 году до н. э. поставили на древнем кыргызском этносе своего рода метку, выписали «метрику». С этой меткой, зафиксированной, похоже, во время их тогдашнего пребывания в Восточном Притяньшанье или Северо-Западной Монголии, кыргызы существовали почти десять веков, до того времени, когда в Центральной Азии после их победы над уйгурами возникла великая кыргызская держава. Это произошло во время царствования в Китае Танской династии.

Прибывший в Пекин в ноябре 842 года Тапу Алп Сол, представитель только что одержавшего победу кыргызского ажо, как сообщается в китайских хрониках того времени, был принят китайским императорским окружением со всеми почестями. Его поставили по рангу выше посланника из Королевства Бохай. Поскольку Кыргызское государство открыло «свободное сообщение со срединным государством», решили «писать портрет их государя для показа будущим векам». Было указано, чтобы «Ажо как происходящего из одного рода с царствующим в Китае Домом внести в царскую родословную». Китайцы в таких вопросах всегда были точными и веками пристально отслеживали судьбу соседних народов. Ошибок они не допускали.

Свидетельством высокого авторитета, которым пользовался кыргызский каган у танского императорского двора, являются мраморные таблички с китайскими надписями, обнаруженные в окрестностях с. Райкове Красноярского края. В них восхваляется правитель народа, населявшего эти места. Историки считают, что ему, как отдаленному родственнику, танский император мог направить дар с восхвалениями, оказав тем самым высочайшую почесть. Известно также, что в 860–873 годах кыргызские посольства трижды приезжали ко двору Танской династии.

Государственность кыргызов обретала разные формы на Енисее и Алтае, а также на территории современного Кыргызстана и в последующие века. И самое существенное – наши предки во имя государственности проявляли и невиданное упорство, и большую гибкость, когда речь шла о выживании в периоды нашествий иноземцев. Не будь этого, кыргызы были бы развеяны по ветру еще много веков назад подобно тому, как это произошло со многими народами, участвовавшими тогда в бурном историческом процессе.

По моему глубокому убеждению, государственность – это не только территория, ограниченная в пространстве линией, которую принято называть пограничной, не только привычные государственные атрибуты, действующий аппарат принуждения и управления, но, главное, это великая национальная идея, которая веками живет в сознании людей, ведет их на ратный подвиг и на жертвы во имя своего народа, помогает нации выживать в трудные времена. Анализируя нашу многовековую историю, я все больше утверждаюсь в мысли о том, что великая национальная идея о собственной государственности не только возникла у наших предков, по крайней мере, двадцать два века назад, но и воплотилась тогда в жизнь. С тех пор она прочно укоренилась в массовом сознании кыргызов.

Возвращаясь мысленно к той древней эпохе, я как будто воочию вижу шумный курултай, на который в одном из мест Восточного Притяньшанья собрались правители кровнородственных кыргызских племен. Наиболее авторитетный и уважаемый из них обратился к сородичам с призывом отказаться от жизни по-старому, когда каждый род вынужден поодиночке отстаивать свои пастбища и землю от нашествия соседей, и объединиться для совместных действий, создать для этого вооруженную дружину, наладить порядок во взаимных отношениях между родами. Наверное, этот мудрый правитель был поднят тогда на белой кошме в знак признания его авторитета и поддержки его инициативы. Не с такого ли события, произошедшего двадцать два века назад, началась история государственности кыргызов?

Идея национальной государственности, то ярко разгораясь, как это было в период великодержавия в IX веке, то несколько затухая, была пронесена через все преграды и сохранилась в своей целостности до нынешних времен. 31 августа 1991 года произошло событие великого исторического значения: была создана Кыргызская Республика как независимое государство, равноправный член мирового сообщества наций. Осуществилась великая мечта кыргызского народа, которая жила в национальном сознании двадцать два века.

Героический эпос «Манас»

Складывающееся веками национальное сознание кыргызов основано на ряде базовых ценностей и подпитывается множеством животворных источников. Выше мы говорили о родной земле и идее государственности как фундаментальных основах нашей истории. В этот ряд мы вправе поставить героический эпос «Манас».

Наш национальный эпос позволял осуществлять связь времен и преемственность поколений на основе изложенных в нем высоких моральных принципов и этических норм, которые в итоге вошли в кровь и плоть кыргызов. Древний кыргызский эпос во всем мире называют героическим, а главный эпический герой носит имя «Манас Великодушный». Героизм и благородство – две великие черты национального характера, рожденные трудными условиями исторического бытия, развились дальше и получили мощное подкрепление в результате духовного воздействия эпоса на национальное сознание кыргызов.

Глубоко уважая религиозные верования и поддержав за годы президентства немало просьб и обращений со стороны мусульманских и православных иерархов, думаю, что я не обижу чувства верующих, если скажу, что воздействие эпоса «Манас» на национальное сознание носит культовый характер.

И снова, пристально всматриваясь в древнее прошлое, я воочию вижу наших предков, собиравшихся зимними вечерами в юрте, а в теплую погоду – на зеленой лужайке для того, чтобы послушать поэтический сказ о героических подвигах воинов из своего племени, павших на поле брани. Из небольших повествований, подобно тому, как поется в популярной песне «С небольшого ручейка начинается река», из поколения в поколение рождался широкий и могучий народный сказ. А потом появился реальный народный герой Манас, имя которого стало объединяющим национальным символом и послужило созданию эпоса, равного которому нет в мире.

В последующих главах я остановлюсь на теме «Манаса» более подробно, здесь же я хотел лишь высказать чувства глубокой благодарности нашим предкам, которые оставили нам в наследство эту драгоценнейшую из драгоценных реликвий.

 

Древнее наследие наших предков состоит из множества частей. Главные из них я назвал выше:

– материальная основа – наша благодатная благословенная земля;

– идейная основа – пронесенная в своей целостности через века идея государственности, которая, подобно Полярной звезде для северных мореплавателей, служила для кыргызов ярким возвышенным ориентиром;

– духовная основа – наш национальный героический эпос «Манас» как великая, объединяющая народ сила. «Манас» был страстным призывом к национальному величию, показывая, что во имя интересов своего народа надо бороться, не жалея сил и самой жизни. Высшим проявлением таланта среди кыргызов было знание эпоса «Манас», а наши великие манасчи по своей роли в народе возносились до уровня героев.

На долю нынешнего и будущих поколений кыргызов выпала святая обязанность сберечь и приумножить наследие предков. Это означает: любить и холить родную землю, укреплять наше государство и всеми средствами защищать его интересы, сохранить первозданную поэтическую красоту эпоса «Манас», еще активнее вести начатую в период празднования тысячелетия этого удивительного творения работу по его популяризации во всем мире.

И самой высшей ценностью, дарованной Богом и исходящей из самых древних веков, является наш кыргызский народ. Прослеживая бурное евразийское историческое прошлое, я испытываю порой благоговейные чувства перед памятью наших предков, которые при любых поворотах судьбы проявляли сплоченность и держались вместе, не повторив печальной судьбы многих других древних народов.

Жизнь заставляла наших предков перемещаться с места на место, воевать, объединяться с другими народами для защиты своих интересов, прежде чем сложилась нынешняя национальная кыргызская общность. В той жизни было много бед и жертв, но были радости побед и удач. В конце концов светлые стороны в народной жизни одержали верх. Итогом этого являются твердо укоренившийся на нашей родной земле кыргызский народ и созданное им в 1991 году национальное государство — Кыргызская Республика.

Загадки и тайны древней истории

Ученые и исследователи, вторгаясь в новую область знаний, для начала обычно стараются определить контуры предмета, с тем, чтобы выявить объемность темы и ее основные «реперные» точки. Нередко при этом они обращаются к вузовским учебникам и энциклопедическим изданиям. Так поступил и я.

Загадкой из загадок остается начальный этап древней истории кыргызов. Где же расселялись кыргызы в 201 году до н. э., когда появились первые упоминания о них в китайских хрониках? Большой разброс мнений на этот счет все еще сохраняется. Древними местами обитания кыргызов называются район хребта Боро-Хоро в Восточном Тянь-Шане, район озера Кыргыз-Нур в Северо-Западной Монголии, а также Восточный Туркестан и Тянь-Шань. Последнего варианта придерживался, например, один из основоположников российского востоковедения – Никита Бичурин. Он считал, что именно Тянь-Шань является родиной кыргызов, которые никуда не переселялись, а жили здесь издревле.

В настоящее время многие историки склоняются к тому, чтобы признать основным местом обитания древних кыргызов горные районы Восточного Тянь-Шаня, из которых затем, под натиском чужеземных кочевых племен, наши пращуры были вынуждены переселиться на Енисей. Путь этот естественным образом проходил через Котловину Больших Озер, где находится озеро Кыргыз-Нур. В данной связи район этого озера мог стать транзитным в миграционном движении кыргызов. Отсюда, возможно, идет упоминание данного озера в истории кыргызов наряду с хребтом Боро-Хоро.

Несмотря на относительно высокую изученность енисейского этапа в истории кыргызов, в этом вопросе также существует много неясностей. Ряд историков полагает, что кыргызы обитали на Енисее с хуннского периода, т. е. находились там уже в последнюю пару веков до н. э., переместившись за Саяны из района озера Кыргыз-Нур под давлением хуннов. Однако есть и другая группа ученых, которые считают достоверно доказанным появление кыргызов на Енисее лишь в V–VI веках н. э. Это может означать, что путь из Восточного Тянь-Шаня до Саян занял целую эпоху, длившуюся семь-восемь веков.

Углубление в историю енисейских кыргызов привело меня к убеждению, что это был сильный, жизнеспособный народ. Древние кыргызы создали на Енисее свое собственное государство, которое оказалось в состоянии противостоять на равных накатывавшимся на регион иноземным нашествиям. А когда пришла пора, наши пращуры вышли за пределы Саяно- Алтая и, разгромив уйгуров, создали в IX веке в Центральной Азии великую державу. Слава древнего кыргызского народа столь велика, что за право считаться его законным наследником борются ныне хакасы на Енисее. Побывав в июле 2002 года в Хакасии, я с удовлетворением признал, что кыргызы и хакасы – родственные народы, исторические судьбы которых тесно переплелись.

А затем для меня возникла загадка с ролью усуней в этнической истории кыргызов. Государство усуней было одним из наиболее древних на нынешней территории Кыргызстана (II век до н. э. – V век н. э.). В «Истории кыргызов и Кыргызстана», изданной в 2000 году, очень осторожно говорится о том, что некоторые исследователи считают усуней тюркоязычными, а большинство же ученых относят их к ираноязычным народам. Зато с уверенностью говорится о том, что «внешним видом усуни резко отличались от других жителей Средней Азии и Восточного Туркестана: у них были рыжие волосы и голубые глаза».

В энциклопедии «Кыргызстан» 2001 года издания содержится следующее утверждение: «По антропологическим признакам усуни отличались резко выраженными монголоидными чертами лица, что отличало их от других народов Средней Азии». Но монголоиды, насколько я понимаю, никогда не отличались рыжими волосами и голубыми глазами. Возникает явное противоречие между изданными в самые последние годы учебником по истории и национальной энциклопедией.

Полнейшая несостыковка фактов и понятий наблюдается при сопоставлении Кыргызской энциклопедии 2001 года с Кыргызской энциклопедией, вышедшей в 1982 году. В последней содержится следующий пассаж: «Чем длительнее на разных территориях бытовали этнотермины, тем более не соответствовали их первоначальные названия поздним носителям (населению). То же относится к этнотермину середины! первого тысячелетия н э. «кыргыз», как первоначально именовался конгломерат племен в Минусинской котловине на Енисее. В 841–842 годах войска кыргызского кагана при преследовании переселявшихся уйгур захватили два города в Восточном Притяньшанье. Имеется предположение, что какая-то группировка с этим названием задержалась здесь. Ее этнокультурная принадлежность к конкретному конгломерату племен Верхнего Енисея, как и последующая судьба, неизвестны. При общей этнокультурной близости центральноазиатских племен эта группа в последующие годы, видимо, растворилась среди местного населения Восточного Туркестана. Она не могла явиться также этнокультурной основой кыргызской народности, сложившейся спустя /-8 столетий на территории современной Киргизии».

Для выяснения истины пришлось углубляться в исторические источники. Российский ученый Николай Аристов, царский чиновник в Туркестанском крае, в 1893 году в своей работе «Усуни и кыргызы или кара-киргизы: Очерки истории и быта населения Западного Тянь-Шаня и исследования по его исторической картографии» после замысловатых рассуждений, напоминающих плетение исторических и словесных кружев, пришел к заключению: «Усуни есть прямые предки нынешних кара-киргизов, занимающих Западный Тянь- Шань, и первоначально составляли часть обитавшего на Енисее кыргызского народа… Наличность на Енисее с древнейших пор до XVIII столетия народа того же имени, языка, наружности и обычаев, как тяньшанские кыргызы, доказывает, что енисейские и тяньшанские кыргызы составляли некогда один народ, разделившийся ранее III века до н. э. на две части, из которых одна осталась на Енисее до XVIII столетия, а другая, которую китайцы называют усунями, подалась на юг к хребту Танну и занимала нынешний аймак Цзасакту-хана, пока не была вынуждена хуннами перейти в Западный Тянь-Шань». По мнению русского ученого, переселений кыргызов на переломе древней эпохи, в начале новых веков не было, и по имеющимся историческим данным, такие переселения невероятны.


Издательство:
Раритет
Поделиться: