Название книги:

Война Ночных Охотников

Автор:
Роман Афанасьев
Война Ночных Охотников

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Положив локоть на спинку деревянного стула, охотник осмотрел ресторан. Ближайшие длинные столики с лампами пустовали – видимо, по просьбе братьев, знакомых с хозяевами заведения. Зато дальше, за столами поменьше, виднелись человеческие фигуры. Немного. Десяток человек, раскиданных в произвольном порядке среди полупустого зала. Пятерых Борода знал. Наемники из охранных фирм, работающих по контракту. Григорий был уверен – это телохранители братьев. Они подстраховались и хорошо подготовились к сегодняшней встрече. Двое пришли с ним – верные спутники, известные и братьям и охранникам. Оставались трое, сидевшие за одним столиком у входа. Веселые, молодые, в футболках и кроссовках, напоминают студентов. И находящиеся под перекрестными взглядами всех остальных. Похоже, самые обычные ребята. Но не дай бог им случайно дернуться, тут такое начнется…

– Гриша, – неожиданно мягко позвал старший вампир. – Григорий…

Борода обернулся и вскинул кустистые брови. Вампир задумчиво постучал карандашом по исчерканному листу.

– Вот что, – сказал он. – Это многое меняет. Но не все. Шесть месяцев, Гриша. Даже если мы с тобой. И с предсказателем. А потом мы все умрем. Как-то так.

– Полгода! – восхитился Гриша. – За это время может случиться что угодно!

– Согласен, – признал вампир. – Тут требуется дополнительный анализ. Но все сводится к одному. Меняется только время. Не события. Раньше или позже, но…

– Поработать с предсказателем, – медленно произнес Григорий. – Такое выпадает раз в жизни, правда? Разве это не стоит того, чтобы умереть? Какую цену ты готов заплатить за такой уникальный источник информации, способный заглянуть на годы вперед?

– А, черт, – медленно произнес самый младший блондин. – Костя…

– Тихо, – резко отозвался старший. – Я бы, может, и рискнул. Но не они. Мы не типичная семья кровососов. Ты знаешь. Я не буду рисковать ими ради этого уникального шанса. Предсказатель это всегда палка о двух концах. Все карты спутаны. Все стало выглядеть еще хуже, Григорий. Если они тебя не задавят в ближайшие месяцы, а это маловероятно если учитывать фактор точных предсказаний, то все выльется не просто в передел власти, а в бойню. Затяжную партизанскую войну, которая закончится кровавым адом. Для всех. И теперь я подумываю о том, чтобы покинуть эту страну.

В кармане Гриши зазвонил телефон. Громко и настойчиво. Но он не ответил – не сводил пылающего взгляда с белого, как простыня, лица старшего вампира.

– Ты представляешь, – пророкотал он басом, заглушая звонок мобильника. – Какие возможности для обработки информации открываются перед тем, кто посмел шагнуть в ад?

– Представляю, – отозвался вампир, схватив младшего брата за плечо. – Это возможность упокоиться раньше времени, утратив все накопленные знания без шанса передать их наследникам. Это большое дело, Гриша, и мы морально на твоей стороне. Но все шансы против тебя. Если бы это было хотя бы пятьдесят на пятьдесят, неопределенность с возможностью выигрыша… Хотя бы чертова лотерея с ничтожным шансом. Нет. У нас троих такого шанса нет. И у тебя, если только я не упустил что-то важное.

Борода попытался пронзить вампира суровым взглядом, но проклятый телефон звонил и звонил. Охотник, наконец, сжал зубы, и захлопал себя по карманам.

– Ладно, – буркнул он. – Ладно, Константин. Я тебя услышал. Жаль, но… Я тебя понимаю. Ты всегда слишком много думал о других. Слишком много для обычного вампира.

Нащупав, наконец, телефон, Борода с яростью выхватил его, и, взглянув на номер, приложил к уху.

– Да! – резко сказал он и, услышав знакомый голос, вскочил на ноги, чуть не уронив стул. – Даш, ты что, обалдела? Где ты телефон взяла? Ты не должна даже близко к средствам связи подходить!

– Из кармана твоих обалдуев вытащила, – раздался звонкий девичий голос. – Ты, идиот…

– Нельзя, – рявкнул Борода, кося глазом на замерших вампиров. – Тебе нельзя, господи! Сама знаешь! Никакой связи. Ни пол слова, ни звука в эфир! Особенно сегодня! Палево то какое! Срочно собирайся, тебя увезут…

– Заткнись, дебил! – крикнула Даша, так что ее голос из динамика раскатился по всему залу. – Он в городе, идиот! В городе! Прямо сейчас!

– Кто? – переспросил Борода и вдруг тяжело оперся рукой о спинку стула, ухватившись за нее так, что старое дерево затрещало.

Ноги его ослабели, в горле пересохло, но ему хватило сил бросить тяжелый взгляд на вампиров, прислушивающихся к разговору.

– В городе? – тихо спросил он. – Точно?

– Да! – зло выдохнула Даша.

– Где? – жадно спросил Борода, выпрямляясь. – Когда?

– В центре, старый город, – быстро отозвалась Даша. – Там стреляют. Кажется, это снайпер. Прямо сейчас!

– А точнее? – рявкнул Борода. – Что с ним?

– Да откуда я знаю! – отозвалась Даша. – Иди, дубина, ищи его! Поднимай своих громил! И скажи, чтобы мне отдали телефон, дурак! Я же говорила, что бывают вещи, которые не могут ждать!

– Понял, – смиренно отозвался Борода, делая пару шагов в зал и вскидывая руку. – Прости Дашуль. Виноват. Дурак. Дубина. Болван. Оставь себе этот мобильник, шли всех подальше, скажи, это мое официальное распоряжение. Держи меня в курсе, если что-то еще выяснится. Хорошо?

– Хорошо, – выдохнула предсказательница. – Вы со своей секретностью задолбали уже. Чао.

Борода сбросил звонок и, вспомнив о братьях, обернулся, на ходу подбирая извинения.

Трое вампиров поднялись на ноги и высились над столешницей словно каменные статуи. Они не отводили жадных взоров от Бороды, и казалось, что их глаза обратились в кристаллы льда. Самый младший медленно вытянул вперед руку с растопыренными длинными пальцами, удлиняющимися на глазах.

– Это она, – глухо сказал он. – Она. Я чувствую, как изменились обстоятельства. Прямо сейчас. Это происходит прямо сейчас.

Григорий невольно попятился. Такими он братьев еще не видел. Сейчас они походили на самых обычных городских упырей, а не на специалистов по анализу информации.

– Тихо, – сказал старший. – Перестань. Григорий?

– Ну? – отозвался тот, отступая еще на шаг и чувствуя, как за спиной, в зале, началось какое-то движение.

– Он в городе? – с нажимом спросил старший вампир. – Тот, о ком я думаю?

Борода быстро окинул взглядом замершую троицу. Он и так сказал сегодня слишком много. Нет, братья не используют эту информацию против него, они не из таких, потому то он и собирался привлечь их на свою сторону. Но это не просто горячая информация. Это бомба. Ядерная.

– Пока не знаю, – осторожно ответил он. – Ты слышал сам. Вероятность этого велика.

– Все изменилось, – глухо сказал Константин. – Элемент хаоса. Полная неопределенность. Любые расчеты – в топку. Все анализы – ложны. Мы ничего не знаем наверняка. Мы слепы. Выпал джокер и в любую секунду мы можем или умереть на месте, или вознестись к сверкающим вершинам. Ты ощущаешь это давление неопределенности, Григорий? Чувствуешь, что слеп и не знаешь, что случиться в следующий миг?

– Ну, – медленно отозвался тот. – В принципе, да. Но я себя так каждый день чувствую.

Вампиры одновременно, как солдаты на параде, вышли из-за стола и двинулись мимо замершего охотника к дверям. Константин задержался на секунду, бросил на Гришу тяжелый взгляд.

– Если переживешь этот день, – сказал он. – Позвони. И я приму любой твой заказ.

Борода ответить не успел – вампиры быстрым шагом прошли мимо столиков. Следом потянулись вставшие из-за столиков охранники, и вся процессия в мгновение ока покинула зал.

– Ну, – спросила подошедшая Лена, давно маячившая у стойки. – И как прошло? Как я и предсказывала?

– Не совсем, – отозвался Борода, делая знак Айвену подниматься и следовать за ним. – Мне тут Даша позвонила.

– Вот стерва, – выдохнула Ленка, подстраиваясь к семенящему шагу Григория. – Ее же тыщу раз предупреждали…

– Она мне интересную вещь сказала, – задумчиво произнес Борода. – Знаешь, похоже, Леха в городе.

– Кобылин? – Лена остановилась, уставившись в спину удалявшемуся Грише. – Стой! Гриша, стой, зараза…

– Некогда! – лавируя между столиков, крикнул Борода. – Давай, двигай за мной, давай, давай!

– Куда?

– За пивом! Господи, дева, соберись! Нам нужно его найти. Первыми!

Перейдя на бег, Григорий неожиданно ловко для своей комплекции, выпорхнул из зала. Следом выбежала Лена, последним шел Айвен. Уходя, он бросил взгляд на компанию студентов, веселившихся за столиком. Никто из них даже и внимания не обратил на странную беготню в зале. И это, по нынешним временам, было самым настоящим чудом.

* * *

Строев отключил телефон только перед самым больничным крыльцом. Время выдалось тревожное, звонки шли один за другим. А он не хотел, чтобы сейчас ему мешали. Только не сейчас.

Небольшое двухэтажное здание, старое, потрепанное, расположенное среди целой рощи зеленых тополей, имело одно неоспоримое преимущество – оно не привлекало лишнего внимания. Основным контингентом больницы являлись старики и дети, отправленные из центра на вакцинацию. Сохранился этот реликт только по одной причине – одна мелкая семья ходящих ночью нуждалась в здании для хранения и обработки крови. Строев получил контроль над больницей еще полгода назад, когда появилась необходимость штопать поврежденных в схватках обычных людей, входящих в его боевые группы. Тихое и укромное место оказалось очень кстати.

Поднявшись по ступеням, он распахнул дверь, мановением руки натравил двух охранников на незнакомую медсестру в холле, пытавшуюся преградить ему путь, и двинулся вглубь крыла по коридору, к отдельной палате, о которой ему сообщили бойцы первого десятка.

У дверей его встретил Нож – человек в толстой кожаной куртке, под которой пряталась кобура. Один из тех, кому было поручено следить за активными действиями балканцев. Использовать для работы простых людей оказалось очень удобно. Для них он оставался простым бандитом с толстым кошельком, и это не вызывало лишних вопросов. А если кто-то пытался их задавать… Что ж. У ночных братьев всегда ощущалась нехватка свежей крови для восстановления сил.

 

– Павел Петрович, – с тревогой прогудел громила, завидя шефа. – Там это, врач там…

– Молодец, – коротко сказал вампир, хлопнув ладонью по плечу боевика. – Хвалю. Все правильно сделали.

Коротко стриженый громила надулся от гордости, а Строев распахнул дверь в палату.

Внутри было просторно. Пустые койки, застеленные грязно-зелеными покрывалами, были небрежно сдвинуты к стенам. В дальнем углу громоздились тумбочки, сваленные в груду нерадивым завхозом. В центре, прямо под лампой, высилась кровать на колесиках, привезенная, видимо, из операционной. Над ней склонился человек в белом халате, рассматривая тело, лежавшее на белых простынях. За его спиной мялся напарник Ножа, чьего имени Павел не помнил. Тоже простой человек. Оказавшийся на редкость сообразительным и удачливым. Сегодня.

– Доктор, – вежливо сказал Строев, подходя к каталке.

Врач, не услышавший его тихих шагов, подпрыгнул, резко обернулся. Его реденькие брови взметнулись вверх, к остаткам седого чуба, сухие губы приоткрылись.

– А, – сказал он. – Господин Строев. Я…

– Как он? – быстро спросил вампир, шагнув к каталке. – Повреждения?

– Серьезная черепно-мозговая травма, – сказал врач, небрежно взмахнув рукой. – Несомненно, сотрясение, ушиб, возможно диффузное повреждение. Чтобы сказать точнее, нужно провести обследование, но я…

– Сильный ушиб головы, – подвел итог Строев и впился взглядом в тело человека, раскинувшегося на каталке.

Средний рост, широкие плечи. Худой, даже можно сказать – изможденный, но все еще в спортивной форме. Джинсы и кроссовки остались на нем, а куртку успели снять, осталась только оливковая, без всяких рисунков, футболка, напоминающая военную форму. Лицо заострившееся, бледное. Скулы торчат, подбородок резко очерчен, словно вырублен из мрамора и более бледен, чем щеки. Недавно побрился. Глаза закрыты, губы белые, бескровные, как у тяжелобольного.

– Он в сознании? – резко спросил Павел, прерывая врача, пытавшегося развить тему о диффузных повреждениях.

– Он? Пару раз приходил в себя, – отозвался врач, обиженно посматривая на Строева. – Типичное мерцание сознания, характерное для данных повреждений. Краткий период осознания и сразу провал. Рекомендую медикаментозное вмешательство, серьезные успокоительные до проведения обследования. Возможно, искусственная кома…

Павел ткнул длинным острым пальцем в сопящего громилу.

– Ты, – сказал он. – Проводи доктора в коридор. Живо. Вежливо.

Здоровяк наклонил голову, набычился, ухватил щуплого врача под руку и быстро повел к дверям. Тот даже не успел ничего сказать – у его конвоира был большой опыт в сопровождении к выходу нежелательных персон.

Едва за ними захлопнулась дверь, Строев схватился ладонями за край каталки и склонился над пациентом. Его длинное лицо с острым подбородком и широкими скулами дрогнуло, пытаясь изменить форму. Сквозь белую кожу проступила мертвая серая шкура, глаза глубоко запали. Пребывая на грани смены облика, вампир процедил сквозь посеревшие губы:

– Вот мы и встретились, мусорщик. И теперь все будет по-другому. Кем бы ты ни был, ты навсегда останешься просто куском мяса.

Человек на каталке шевельнулся, его веки затрепетали. Вампир опустил взгляд ниже, на правую руку, скрытую под простыней. Отогнул ее край. Отлично. Эти громилы не так уж тупы. Приковали наручниками запястье к переплетенью тяжелых хромированных трубок.

– Сейчас тебе уже не так везет, верно, охотник? – прошипел упырь.

Тот застонал в ответ и открыл глаза. Серые испуганные глаза человека, не понимающего, где он находится и что происходит. Всхлипывая, охотник скользнул невидящим взглядом по лицу Строева, перевел взгляд на потолок, на стены и затрясся, как в лихорадке.

Вампир ухватил охотника за подбородок, без всякого усилия повернул к себе побледневшее лицо и заметил отметину на голове. Она походила на толстую царапину – как будто что-то ударило в лоб ближе к левому виску, а потом скользнуло дальше, в волосы, оставив за собой темную полосу, походящую на ожог. Вокруг нее даже остались волдыри, словно по коже провели раскаленным прутом.

Вампир крепче сжал пальцы, потянул на себя и, наконец, встретился взглядом с охотником.

– Кобылин, – позвал он. – Ты слышишь? Очень надеюсь, что слышишь. За тобой должок.

Серые глаза, покрасневшие от слез, тупо смотрели в лицо вампиру – без всякого выражения, даже без намека на узнавание.

– Думаешь, я пришел мстить? – зло бросил вампир. – Нет. Мне нужны диски, Кобылин. Диски. Помнишь диски? Мне плевать, что ты там делал, с кем водился и чем занимался. Мне нужны жесткие диски министерства, тварь. И я получу их от тебя. Выбью. Выжгу. Вырежу. Выпью. Но я их получу обратно.

Кобылин попытался отвернуться, но Строев силой повернул его голову обратно к себе. Подняв вторую руку, он осторожно, посеревшим пальцем, коснулся ожога на голове охотника. Тот вздрогнул и приоткрыл рот.

– Говорят, – медленно произнес вампир, убирая палец. – Что ты теперь не можешь умереть. Но, что гораздо забавнее, похоже, ты все еще можешь чувствовать боль. Думаю, мы проверим пару теорий на этот счет. Знаешь, мы с тобой уже сталкивались с одной бессмертной тварью. Она сидела на цепи в глубоком подвале. Потом, конечно, многое изменилось. Но тот подвал еще цел. И цепь все еще на своем месте. Интересно, как долго ты сможешь там продержаться.

Строев заглянул в приоткрытые глаза Кобылина. Ни малейшего намека на осознание. Ни страха, ни интереса, никаких эмоций. Лишь едва заметная искорка жизни.

– Проклятье, – сквозь зубы процедил Строев и разжал пальцы. – Не смей так поступать со мной. Только не сейчас.

Охотник откинулся на серую влажную подушку и закрыл глаза.

– Еще посмотрим, – зло бросил вампир и резко обернулся, когда за спиной скрипнула дверь.

В палату заглянул Нож, с тревогой глянул на шефа.

– Что? – резко спросил тот.

– Телефон, – отозвался громила. – Включите телефон, Павел Петрович. Там это. Активные действия, кажись.

Строев стиснул зубы, выхватил телефон из кармана, бросил злой взгляд на охотника, лежавшего с закрытыми глазами, и направился к выходу из палаты. Эта встреча была для него очень важной, и было велено беспокоить его только в одном случае.

– Да, – сказал он, прикладывая телефон к уху. – Балканцы? Какие потери? А наши?

Выйдя в коридор, он отвел телефон от уха, бросил взгляд на Ножа, попытавшегося принять строгий и деловой вид.

– Так, – сказал он. – Ты. Я оставляю здесь пару ребят из своей охраны. Через полчаса приедет Сашок с моими людьми и заберет пациента. До этого времени охраняйте его. Не подпускайте никого. Даже врача. Доступно?

– Ага, – отозвался Нож. – А нам…

– Ты за старшего, пока не появится Сашок. Головой отвечаешь, понял?

Не дожидаясь ответа, Строев отвернулся и двинулся прочь по коридору, прижимая телефон к уху и выслушивая сбивчивые оправдания лидера звена. Ему не хотелось уходить отсюда, но его ждала встреча, которой он добивался несколько месяцев. Потрачено столько сил, денег, – все ради короткой встречи, которая может перевернуть все. А потом можно будет двигаться дальше. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Новый Орден разрастался на глазах, вбирая в себя старые кадры и притягивая новые. Еще немного, и он перестанет нуждаться даже в формальном одобрении Северного Отделения. Да и всего Старого Ордена в целом. Будет что-то новое. Мощное. Сильное. Работающее четко, как часы. И подчиняющееся только ему. Жажда крови? Глупости. Приманка для сопляков, пытающихся строить из себя киношных героев. Власть – вот тот зов, который невозможно игнорировать.

Обернувшись, вампир бросил жадный взгляд на больничный коридор, в котором скрывалась дверь в заветную палату. И, прикусив губу, сбежал от искушения вернуться.

* * *

Князь торопливо спускался по лестнице, застланной ковровой дорожкой, да так быстро, что Якоб, спешивший следом, чуть отстал. Фигура Новака, поджарая, упакованная в строгий костюм, казалось, парила над лестницей. Черные волосы колыхались густыми волнами, нахмуренные брови нависали над глубоко запавшими глазами. Князь был разгневан. И Якоб, тяжело прыгающий по ступеням следом за хозяином, прекрасно это понимал.

Два первых пролета они преодолели в полном молчании, нарушаемом лишь едва слышными проклятиями Скадарского, цедившего их сквозь стиснутые зубы. Только на первом этаже, у входа в холл, князь взял себя в руки и замедлил шаг. Ступив на ковер у лифта, он встряхнул копной черных волос, медленно вздохнул и обернулся, дожидаясь Якоба, ступавшего сразу через две ступеньки.

Князь дожидался советника, сжимая и разжимая кулаки. Алая шелковая рубашка с широким воротом, была расстегнута, обнажая кадык, прыгавший вверх и вниз, словно в горле клокотала сдерживаемая ярость.

– Вероятно, я допустил ошибку, Якоб, – сухо сказал князь, когда его помощник приблизился, тяжело отдуваясь. – Мне не следовало так медлить.

– Мы следовали заранее просчитанному плану, – осторожно отозвался тот, не отводя взгляда от горящих глаз хозяина.

– План был хорош, – бросил Скадарский и повернулся к дверям, ведущим в гостиничный холл. – Но он не подходит для этой местности.

Сжав узкие губы, князь зашагал к двери. Благоразумно промолчавший Якоб двинулся следом, не забывая поглядывать по сторонам.

– Местные игроки более активны, чем те, к которым мы привыкли, – процедил князь, не обращая внимания на то, что ему не ответили. – Здесь, как я вижу, режут по живому, сгоряча, не обращая внимания на репутацию. Напоминает старые деньки на родине, а, Якоб?

– Очень, – согласился тот, кося глазом в сторону лифта.

Едва оба они переступил порог холла, как от стены отлепились две грузные фигуры в черных костюмах и пристроились позади советника. Тот, бросил на них тяжелый взгляд. А потом, увидев вдалеке, у самых дверей, ведущих на улицу, еще двоих, вздохнул с облегчением. Пожалуй, ему тоже не следовало расслабляться.

– Какая наглость, – продолжал князь, пересекая пустой и темный холл гостиницы. – Так грубо вмешаться в чужую операцию, начать стрельбу без предупреждения… Скольких мы потеряли, Якоб?

– Два наблюдателя и координатор, – скупо отозвался тот. – Наблюдатели из местных, а координатором выступал Томаш. Тот, который был с нами на озере.

– Какая потеря, – Новак замедлил шаги. – Это Томаш Озерный? Рыба?

– Он самый.

– Так глупо, – пробормотал князь, устремляясь к распахнутым охраной дверям, – пожалуй, настало время усилить нажим. К черту график. Будем играть по своим правилам. Мы слишком закостенели в этом так называемом цивилизованном мире, где все давно поделено, а границы выглажены до зеркального блеска. Здесь кровь кипит, а жизнь бьет ключом. Здесь сражаются не за пару процентов, а сразу за двести. Или все, или ничего. Так, Якоб?

– Примерно так, – сдержанно отозвался тот.

Князь легко выпорхнул на огромное крыльцо, свернул резко вправо, перескочил бодро, как мальчишка, гранитный барьер и двинулся к углу здания, за которым скрывалась парковка. Якоб последовал за ним, успев махнуть охранникам, которые бросились бегом в обход крыльца. Сам он устремился следом за князем. Тот шел быстро, переставляя длинные ноги легко и свободно, словно паря над узкой дорожкой, выложенной из брусчатки. Чтобы не отстать, Якобу пришлось перейти на бег.

– Пошли второй отряд к складам, о которых ты говорил вчера, – сказал Новак, едва его помощник поравнялся с ним. – Пусть подавят сопротивление и возьмут объект под контроль.

– Будет сделано, – выдохнул Якоб.

– Мне нужны бумаги на силовиков. Те самые, которые мы обсуждали вчера.

– Но сумма…

– Меня больше не смущает эта сумма, – отмахнулся князь. – Выкупи бумаги. Тогда я получу этого упыря из Главного Управления. С его помощью можно будет хорошенько надавить на семью Кастро в администрации. Они должны перестать прикрывать оборотней, и начать, наконец, прикрывать моих людей.

– Это займет время.

– Ускорь процесс, – выдохнул князь, сворачивая за угол, на огромную парковку, окруженную рослыми тополями с раскидистыми кронами. – Мы должны получить поддержку на улицах. Пропуска, удостоверения, документы, даже чертовы номера служебных машин. Пора переходить к действиям.

– Так точно, – вставил Якоб.

– Мне нужна встреча с оборотнями из прокуратуры, – продолжил Скадарский, шагая мимо ряда черных блестящих машин. – Организуй хотя бы звонок. Я постараюсь их купить.

– Купить? – изумился Якоб. – А как же Кастро…

– Пусть думают, что я настроен вести переговоры и торговаться, – отрезал князь, направляясь в дальний угол парковки, где виднелось свободное место. – Есть вести от Горака?

 

– С утра не было. Он продолжает общаться с банкирами. Двое уже приняли условия игры – после кредитных гарантий нашего европейского банка.

– Почуяли запах больших денег, – князь мотнул головой. – Пусть подавятся. Вели Гораку переходить к скупке намеченных активов. Нам нужна недвижимость. Много недвижимости.

Ускорив шаг, Скадарский прошелся вдоль последнего ряда машин и вышел на крохотный свободный пятачок у самого забора. Параллельно ему, между автомобилями, бесшумно скользили четверо охранников, поглядывая по сторонам. В углу парковки, поперек разметки, стоял черный минивэн, напоминавший небольшой автобус. Едва князь приблизился к нему, как боковая дверь отъехала в сторону и из машины на асфальт вышли пятеро. Высокие, крепкие, в легких спортивных куртках и одинаковых джинсах. Грубые невыразительные лица – у всех, кроме появившимся последним, шестого. Он был пониже остальных и успел натянуть на плечи кожаную куртку. Черные волосы были растрепаны, а маленькие глазки бегали из стороны в сторону. Опасливо косясь на приближающихся охранников, щуплый двинулся навстречу князю.

– Наше вам, – сказал он.

Новак резко остановился, не дойдя пары шагов до черноволосого и замер, бесстрастно глядя на неожиданного собеседника. Тот стушевался и замер с протянутой рукой. Потом быстро опустил ее и сунул в карман кожанки.

– Это он? – спросил князь у подошедшего Якоба.

– Да, – сухо ответил тот. – Координатор третьего отряда, прикрывавшего операцию.

Князь обернулся к щуплому и вытянул вперед левую руку. Ткнул в своего собеседника растопыренными длинными пальцами, на которых вдруг блеснула едва заметная голубая нить, напоминавшая леску. Черноволосый отшатнулся, но князь резко сжал пальцы, человек хрипло вскрикнув, схватился обеими руками за грудь, разрывая в клочья футболку. Новак резко потянул руку на себя и черноволосый, как привязанный, сделал шаг ему навстречу, хрипя и тараща глаза. Князь резко повернул кисть, словно выкручивая что-то из пустоты и координатор, взвизгнув, повалился вперед. Рухнул лицом вниз, забился в судорогах, размазывая кровь из разбитого лица по асфальту. Пару раз дернул ногами и затих.

Князь опустил руку, равнодушно переступил через труп и, пройдя мимо переставших дышать громил, направился к черному Мерседесу, выглядывавшему из-за минивена.

– Пора вспомнить, кто мы такие, – бросил он на ходу Якобу, последовавшему за хозяином. – И перестать притворяться барыгами и ростовщиками. Мне кажется, здесь отличное место, для того, чтобы побыть самим собой.

Его помощник лишь чуть наклонил голову, не решаясь ничего сказать – он давно не видел князя в подобном настроении, разозлившегося, потерявшего контроль над собой. Видимо, в этом воздухе есть что-то такое… Агрессивное. Слишком волнующее кровь. Провоцирующее.

Новак остановился у мерседеса, за рулем которого сидел один из его личных охранников, обернулся к застывшему советнику, походившему сейчас на гранитное изваяние.

– Найди их, Якоб, – тихо, но с угрозой в голосе, произнес князь. – Объяви награду. Угрожай. Льсти. Пусти в ход шлюх и деньги. Найди тех, кто украл нашу мишень. Мы должны закончить это дело.

Советник, услышав знакомые нотки в голосе хозяина, склонился в почтительном поклоне. Потом захлопнул черную дверцу, и встал ровно, провожая глазами автомобиль, тронувшийся с места. Он так и стоял, не обращая внимания на подскочивших охранников, пока мерседес не выехал с парковки. Лишь потом медленно выдохнул и вытащил из кармана телефон.

– Джамаль, – тихо сказал он в трубку. – Нужно встретиться. Помнишь тех ребят, которые пытались выйти на нас пять лет назад с грузом китайских амулетов? Они еще в городе? Нужно поговорить.

Сунув мобильник в карман, Якоб развернулся и зашагал обратно к гостинице. Проходя мимо черного минивена он резко остановился. Здоровяки из третьего отряда все еще мялись около машины, старательно отводя взгляды от покойника.

– Что встали? – резко бросил Якоб и, не дождавшись ответа, ткнул пальцем в ближайшего громилу. – Ты! За старшего. Погрузите в кузов эту падаль, отвезите на свалку за город и возвращайтесь в тот кабак, где вас подобрали! Ждите звонка.

Развернувшись, Якоб зашагал между машин, цедя сквозь зубы ругательства, которые пару минут назад слышал от хозяина. Сделав пару десятков шагов, он чуть успокоился и махнул рукой. За плечом тут же выросла фигура охранника, сопровождавшего своего шефа много лет.

– Иштван, – сквозь зубы процедил Якоб. – Я возвращаюсь в номер. Останься тут. Свяжись со вторым отрядом. Пусть они проследят за этими тупыми болванами. До самой свалки. Когда эти пустоголовые довезут тело и выгрузят его… Пусть потом останутся там вместе с ним. Все.

Охранник коротко кивнул и отстал на пару шагов, нашаривая в кармане телефон. Якоб вновь зашагал к гостинице. Ему стало душно и он, вскинув массивную руку, расстегнул воротник рубашки – резко, грубо, так, что прозрачная пуговица отлетела в сторону и сгинула под огромным черным джипом.

Глубоко вздохнув, Якоб ускорил шаг. В здешнем воздухе действительно было разлито что-то агрессивное. Провоцирующее. И чертовски заразное.

* * *

В крохотном холле поликлинике было тихо, пусто и пыльно. Нож, сидевший на потертом стуле, втиснутым между белой тумбочкой и кадкой с раскидистым пыльным фикусом, задумчиво посматривал по сторонам. Справа высилась стойка регистратуры – настоящая стена из крашенной фанеры с крохотным окошком, напоминающим билетную кассу. Она была увешана разными объявлениями, инструкциями и расписаниями приема, большинству из которых лет было больше, чем самому Ножу. За закрытым окошком чем-то тихо шуршала бабка регистраторша. Она еще не оправилась от внезапного визита шефа со свитой и старалась не высовываться.

Нож обвел взглядом пустой холл с исцарапанным клетчатым линолеумом, скользнул взглядом по широким белым дверям, за которыми скрывался коридор, ведущий в палаты на первом этаже. Перевел взгляд на противоположную стену. На ней висели плакаты о пользе здорового образа жизни. Они призывали мыть руки, регулярно проходить обследование, делать прививки. Скучнейшее барахло с картинками детсадовцев. А вот грозные картины, изображавшие поврежденные органы, были повеселее. От некоторых волосы до сих пор вставали дыбом, хотя он уже и видел их раз сто.

Взглянув на часы, Нож тихо выругался. Братва задерживалась. Шеф сказал, приедут быстро, заберут пациента, а их все еще ни слуху, ни духу. Телохранители босса засели в палате, даже потрепаться не хотят. Полностью отмороженные, где он их только откопал? Не местные, это точно. Местных Нож знал наперечет. Вот, скажем, Вася…

Деревянная дверка в дальнем углу распахнулась, и в холл вышел Вася, застегивающий на ходу ширинку.

– Ну, наконец-то! – вздохнул Нож. – Я думал, тебя там засосало уже в канализацию.

– Иди ты, – беззлобно ругнулся кореш, подходя ближе. – Чья очередь сдавать?

Нож ухмыльнулся, вытащил из кармана колоду засаленных карт, протянул напарнику.

– Это тебе не в телефоне играться, – сказал он. – Тут ловкость рук нужна!

Вася плюхнулся на соседний стул, принял колоду и начал неумело ее тасовать.

– Ничо, – сказал Нож. – Я еще из тебя сделаю человека. А то вы все окончательно свихнетесь со своими телефонами.

Дверь, ведущая на крыльцо, распахнулась, и в холл быстрым шагом вошла высокая плечистая девица с распущенными длинными волосами.

– Где он? – звонко крикнула он с порога, направляясь к регистратуре. – Где?

Нож дернулся, привстал и впился взглядом в гостью. Рослая, ноги, затянутые в тугие джинсы, ладненькие, спортивные. Черная футболка, сверху накинула кожаная куртка – тонкая, легкая. Настолько мягкая, что рукава девка закатала до самого локтя. На левом запястье болтается браслетик-фенечка. Волосы черные, длинные, до самых плеч. Немного костлява, но личико симпатичное.

– Погодь, – шепнул Нож другу, собравшемуся тоже встать со стула. – Я сам.

Девчонка тем временем не унималась – засунув голову в окошко регистраторши по самые плечи, она начала скандалить.

– Где он? – орала она в полный голос. – Куда положили!?


Издательство:
Автор
Серии:
Охотники
Поделится: