Litres Baner
Название книги:

Спустя десять лет после моей смерти

Автор:
Юлия Абрамкина
Спустя десять лет после моей смерти

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Предисловие

Говорят, не правду, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. Вовсе нет, только самые лучшие моменты. Я была благодарна, что в тот миг я мысленно вернулась на озеро BrockCreek. В тот удивительный вечер на пляже. Я была счастлива, хоть и совсем не долго. Пред моим взором раскинулось глубокая синь озера с каменистым пляжем, пышная растительность лесов, что покрывали плато Ozarkи мы с Алексом целующиеся под сенью векового дуба. Поцелуй неистовой любви и страсти — наш первый поцелуй. Второго такого больше никогда не случалось в моей жизни. Такой короткий миг нашей любви, нашего счастья, но он так много для меня значил.

«У бурных чувств неистовый конец…» — всплыло в моей памяти. Так странно, что именно эта строчка из Шекспира пришла ко мне на смертном одре.

Боль дала о себе знать последний раз и я поняла, что мой неистовый конец уже зовет меня с собой, за грань реальности и этого полного мук, и несправедливости мира…

Пролог

 
«К страданиям чужим ты горести полна,
И скорбь ничья, тебя не проходила мимо;
К себе лишь ты одной всегда неумолима,
Всегда безжалостна и вечно холодна
Но, если б видеть ты любящей душою
Могла со стороны хоть раз свою печаль —
О, как самой себя, тебе бы стало жаль
И как бы плакала ты грустно над собою.»
 
Лев Толстой, поэзии.

Когда-то, я была обычной девушкой, студенткой, подругой сестрой. Почему была?.. Непростой вопрос и ответить на него крайне сложно, но я попытаюсь как можно детальнее ответить на него. Той девушки больше нет. Она умерла 10 лет назад, но потеряла она себя гораздо раньше. Семнадцать лет назад история этой девушки превратилась в мою. Точнее это она превратилась в меня.

Тяжело и одновременно приятно вспоминать минувшие годы. Горько осознавать совершенные ошибки, а еще горче, что эти ошибки причиняли боль близким мне людям. Есть и хорошие воспоминания, они помогают мне и сейчас. Не дают забыть кто я есть на самом деле и что могу сотворить, потеряв контроль. Многое случилось в моей жизни, о чем бы я хотела умолчать, но по истечении десяти лет я готова рассказать свою странную и весьма необычную, для обычной девушки, историю.

Все началось в 2000 году, когда я училась на третьем курсе Арканзасского Национального колледжа в Джонсборо, по специальности филологии. Кто-то сочтет это лишней тратой времени, но только не я. Для меня филология, фольклор и история были не чем иным как настоящим наркотиком. Я могла сутками жить в библиотеке, питаясь лишь одними протеиновыми батончиками, утопая в томах, повествующих о днях минувшей истории. Больше всего меня привлекало время открытия и заселения Нового Света, то бишь моей любимой Америки.

В силу моей нынешней жизни, если можно охарактеризовать это как жизнь, хочу начать с того самого дня, когда все законы и догматы, что я знала до того времени, канули в Лету. Все изменилось в один момент и стояло почувствовать его леденящий взгляд, я знала, для меня обратного пути не будет…

Глава 1
В мой двадцатый День рождения

 
«Я давно знал и верил,
Ты сейчас идешь сквозь огни…
Оглянись на мгновенье,
Просто та посмотри…»
 
Роберт Рождественский, «Позови меня».

Сегодня мне двадцать. День моего рождения. Не знаю, по какой причине, но этот день для меня особенно тяжелый. Не могу объяснить эти чувства, которые бушуют во мне, в этот единственный день в году. Сегодня не исключение. Мои соседки по комнате: Тесс и Айрин разбудили меня под орущую «Happy Birthday to You». Мне, все еще закутанную в одеяло, вручили бокал шампанского, как будто, это было ни что иное как премия Оскар.

— Шампанское с утра? — раскритиковала я навязчивых подружек.

— Джулс, неужели ты откажешься? — Тесс скорчила неодобрительную гримасу, которая говорила, что в случае моего отказа, расплата за недооцененные старания последует незамедлительно.

Тереза была от природы оторвой, по сравнению с всегда рассудительной и уравновешенной Айрин, она вносила дисбаланс в наше, всегда дружное трио. Ее рыжие волосы, игривыми кудрями обрамляли естественно белое лицо. Я неоднократно говорила ей, что в ней есть ирландские гены. Айрин же наоборот. Ее средней длинны, слегка вьющиеся волосы цвета воронова крыла и смуглая кожа, выдавали в ней мексиканские корни. Айрин была не чужда эзотерика. Она неоднократно говорила, что ее прабабка была ведьмой, на что мы с Тесс всегда дразнили ее. Однажды Тесс подарила ей на Рождество волшебную палочку из набора Гарри Поттера и произнесла целую речь, что отныне нам не страшен тот, чье имя нельзя называть. Было забавно.

Я же, была тем звеном, которое гармонировало меж этими двумя, хотя вся моя жизнь была такой. Аналогию можно привести и с моими родителями, которые жили в Ньюпорте, всего в семидесяти километрах от Джонсборо, но увы виделись мы теперь крайне редко. Мама — Лана, хоть и очень старательная, но слегка шумная, подводя итоги ее характера можно употребить термин — бретер. Другое дело — папа. Эдакий — «Честный Эйб». Николас, всегда напоминал мне Линкольна, даже внешне, что выделяло его на фоне сверстников. Его рассудительность, молчаливые и многозначительные взгляды могли сказать намного больше, чем долгие беседы. Именно от него я и перехватила любовь литературному слову, чего не скажешь о брате — Вэйланде.

Разница между нами была всего лишь в пару лет, но хочу подметить, что все-таки эта разница была и заключалась она не только в возрасте. Не стоит говорить о том, что красота нашей мамы досталась ему. Ее глубокие карие глаза, слегка смуглая кожа и иссиня-черный цвет волос. Я же в свою очередь, пошла в отца. Точнее в бабушку. Глядя на ее фотографии в молодости, я действительно узнавала себя. У меня, как и у нее были серо-голубые глаза, длинные и ровные как струна русые волосы, тонкие губы и легкая россыпь веснушек на щеках. Не спорю, общие черты у нас были, но по сравнению со мной Вэйланд пользовался большой популярностью у противоположного пола. Я же в свою очередь была серой мышкой. По крайней мере, я себя таковой считала.

Возвращаясь к Вэйланду, нельзя не отметить его пестрые шутки и горделивый нрав. И даже, учитывая очевидную разницу между нами, мы искренне любили друг друга. Наша связь была более чем прочной. И даже в щекотливых вопросах и неприятных ситуациях мы обеднялись, защищая друг друга. Я почти, простила ему свою сломанную руку в тринадцать лет, когда Вэйланд решил подшутить надомной в канун Рождества. Увы, для меня это ребячество кончилось гипсом. Но в свою очередь, я могу привести пример и своего косяка. Когда брату было всего три, мы прыгали на пружинистом диване, точнее мы прыгали со стола на диван, для Вэйланда эта игра кончилась вывихом лодыжки, что в конечном итоге помешало его футбольной карьере. До сих пор себя корю за это. Хотя, мы были детьми, и наш общий IQ вряд ли дотягивал до тридцати.

— Конечно я выпью все и до дна! — подтвердила я ожидание Тесс. — Надеюсь это шампанское преобразит мое настроение, как и этот кошмарный день.

— Перестань! — скомандовала Айрин. — Я сегодня сделаю все, чтобы ты не грустила, а тем более не скучала.

— Что ты уже придумала? — я смерила подругу неодобрительным взглядом.

Айрин и Тесс заговорчески переглянулись и одновременно рассмеялись.

— Только не говорите, что будет вечеринка.

Я тяжело вздохнула, представляя, что эти две бестии могут устроить если очень хорошо постараются.

— Шоу будет… — Айрин снова крепко меня обняла и вручила мне завернутую в фольгу коробочку. — Фееричным!

— Я в этом не сомневаюсь. — пробубнила я. — Зачем ты тратишься?

Я развернула подарок и пред поим взором оказались винтажные серебряные серьги с синим камнем.

— Они великолепные. Что за это камень? — я очарованно провела пальцем по необычному дизайну.

— Азурит — символ добродушия, честолюбия и порядочности — это оберег.

— А это от меня. — Тереза незамедлительно подсунула и свой подарок. — Дополнение к сережкам.

Я открыла и вторую коробочку. В ней оказался кулон, который был одного стиля с серьгами.

— Девочки, я не знаю, что сказать. — я завороженно рассматривала подарки. Мне действительно нравился манящий магнетизм синего камня. Как будто в нем заключалась какая-то магическая сила. Как будто в нем было что-то родное.

— Просто скажи, что не будешь против вечеринки. — Тэсс игриво вскинула брови в ожидании ответа. — Джу-у-у-улс… — протянула она. — Вэйланд обещал приехать с подружкой.

— Да, ну тебя. — расхохоталась я. — Которой по счету?

— Какая-то Натали.

Я демонстративно закатила глаза, мысленно перебирая предыдущих девушек Вэйланда. Но разве я могла отказать этим двум? Конечно же нет. Учитывая энтузиазм Тесс и Айрин, вечеринка и вправду должна быть фееричной. Зная их, они пригласят кучу народу, но мне претила мысль о том, что приедет Вэйланд. Мы не виделись около месяца. И дело было вовсе не в каких-то там семидесяти километрах, Лана и Николас, то есть мои родители до сих пор не могли смирится с тем, что я покинула отчий дом и отправилась учится в Джонсборо. Если честно, конечно мне не светил Ель или Стенфорд, все дело в том, что главный кампус Арканзасского Национального колледжа находится как раз в Ньюпорте, но я отправилась в Джонсборо. Пусть расстояния меж этими городами и были небольшими, но для меня это много значило. Тот факт, что после восемнадцати я останусь жить с родителями вгоняло меня в глубочайшую депрессию. Как оказалось, Вэйланда тоже. И дело вовсе не в благодарности или еще чем-нибудь, речь шла нарушении границ личной жизни и пространства, а Лана умела это лучше кого-либо.

 

В общем, учитывая нестандартные отношения в нашей семье я не могла дождаться выпускного Вэйланда, ведь в следующем году он тоже хотел учиться в Джонсбро.

Я была благодарна подругам, что они пригласили брата — это действительно было для меня подарком. С этой новостью день был уже не таким тревожным и странным.

После того, как мы осушили бутылку шампанского я отправилась на занятия. Да, я даю себе отчет, что шампанское, день рождения и учеба по сути своей несовместимы, но я — борец с системой и закономерностями, так, что прочь предрассудки! Быстро облачившись в привычную одежду, а для меня это были джинсовые шорты с рубашкой (особенность штата Арканзас в субтропическом климате, поэтому даже в конце сентября здесь было достаточно тепло для такого наряда), я отправилась на урок истории, предварительно сделав вид, что не заметила коробок с праздничной мишурой у Тесс под кроватью. Так и быть предоставлю девочкам возможность оторваться по полной, наряжая нашу комнату. Учитывая их энтузиазм, могла дать голову на отсечение, что они на этом не остановятся.

История один из моих любимых предметов, и так случилось, что его вел самый классный преподаватель из всех, которых мне пришлось повстречать. Мистер Орландо Уильямс — профессор исторических наук и просто отличный человек. Ему было около сорока, но это не мешало молоденьким студенткам постоянно строить ему глазки, конечно он был не из тех, кто может запятнать свою репутацию подобной ерундой. Я бы сказала, что мистер Орландо был джентльменом до мозга костей. Он обладал огромной долей обаяния и отличным чувством юмора. Его любили все, и в этом случае, я не исключение. Мне пришлось пройти огонь воду и медные трубы в прямом смысле слова, пока я не выгрызла зубами должность его ассистентки, но оно того стояло.

С того момента я выросла в глазах родителей, заработала положительную репутацию на кафедре, что весьма упрощало общение с другими преподавателями, и делало меня ботаником для однокурсников. Но меня этот факт нисколечко не волновал. Мистер Орландо поощрял мои стремления и неоднократно делился со мной своими наработками.

Я пришла на лекцию и по привычке села в первом ряду. Студенты только начали заполнять аудиторию, но мистер Уильямс уже был на месте.

— Мисс Райт. — не поднимая глаз от блокнота с заметками лекций, позвал мистер Орландо.

— Да, профессор. — оживилась я.

— Можно вас, на одну минуту.

Я откинула назад свои ровные волосы и быстрым шагом подошла к столу преподавателя.

— Доброе утро, мистер Уильямс. — расплылась в довольной улыбке я.

Профессор приветливо улыбнулся, поправляя свой галстук и подсунул к краю стола предмет, завернутый в упаковочную бумагу.

— С Днем рождения Джулс.

Я покраснела вся с ног до головы. Да, что там говорить, я была уверена, что сейчас на меня пялятся все, и все видят красные пятна, проступавшие на моем лице.

— Профессор… — слова, так и застряли в горле. — Я не могу принять от вас подарок.

— Еще как можешь. — он растянулся в довольной улыбке, пододвигая сверток ко мне. — Ну давай, открой.

Я потянулась к подарку и дрожащими руками разорвала бумагу. Там оказалась книга. Ну конечно же он дарит мне книгу.

— История колонизации Америки. Твоя тема. Так ведь?

Я не решалась ответить. Что-то удушающее подкатило к горлу, а глаза застелила какая-то пелена. «- Ну молодец Джуллс! — мысленно выругалась я. — Давай расплачься перед профессором и всеми остальными. Дай лишний повод ткнуть в тебя пальцем!»

— Что-то не так? — мистер Орландо напрягся, а я еще раз мысленно дала себе пинка.

— Нет! Совсем нет, профессор. Просто, это так приятно. Я, я… Я очень благодарна вам. До этого мне книги только папа дарил. А теперь и вы.

Шмыгнув носом и довольная как слон, я уставилась в его темные глаза.

— Рад, что смог тебе угодить. А теперь беги на свое место. Увидимся на вечеринке. — он расплылся улыбкой и подмигнул.

— Девочки и вас пригласили? — я ушам своим не верила.

— Конечно. Я же твой шеф и я не могу проигнорировать праздник своей ассистентки.

— Я их убью. — яростно промелькнуло в мыслях.

Я быстро пошаркала на свое место, пытаясь создать непринужденный вид, хотя это сделать было крайне сложно. Мне было страшно ожидать наступления вечера. Самому Богу известно, что затеяли эти две ненормальные.

В кармане завибрировал мобильник, на экране отобразился папин номер. Я вышла с аудитории, хотя раньше никогда не отвечала на звонки во время уроков, но сегодня, так и быть, позволю себе некоторые вольности.

— Привет пап. — я улыбнулась, услышав знакомый хриплый голос.

— Привет, дочка. Мы с мамой поздравляем тебя с твоим двадцатилетием!

— Спасибо. Мне приятно. Как ваши дела? — я склонилась плечом на прохладную колонну, в коридоре и теребя длинную прядь закрыла глаза представляя маму и папу.

— У нас все в порядке. Вэйланд с Натали едут к тебе в гости и везут кое-что от нас. — на заднем фоне послышался мамин голос.

— Я уже достаточно взрослая и подарки дарить ни к чему. — открыв глаза я заметила в конце коридора мужчину, который смотрел на меня.

Оглянулась назад, я подумала, может кто-то еще вышел с аудитории, но дверь была закрыта, но, когда я снова посмотрела в ту сторону где стоял незнакомец, его уже не было.

— Мы имеем полное право дарить тебе подарки — ты же наша дочь. Джулс, алло… Ты еще там?

— Да — да, пап. Я здесь. Спасибо вам, за все.

— Ну, что ты это наш долг. Будь счастлива, дочка. Мы с мамой тебя целуем.

— И я вас тоже целую.

Я закончила разговор, но странное ощущение, которое появляется каждый год в этот день, только усилилось. Я прошла в конец коридора, естественно там никого не было, но все же… Неужели мне показалось? Выглянув в окно, я застыла на месте, теперь незнакомец стоял там. На этот раз это не было ошибкой, он точно смотрел прямо на меня. На вид ему было лет тридцать, темно-русые волосы хаотично шевелились на ветру, одет он был в светло-голубую рубашку и черные джинсы, образ завершала неподдельная бледность его кожи. Учитывая жаркий климат Арканзаса, он просто не вписывался в общую картину всех загорелых местных парней и мужчин. По моей коже прошел холодок. Этот взгляд заставил меня вздрогнуть, и я не раздумывая поспешила вернуться в аудиторию.

Тревожность, что каждый год 22 сентября душила меня, достигла своего высшего пика, и все дело было в этом незнакомце. Теперь я точно знала, сегодня что-то должно случится.

***

— С днем рождения Джулс! — Вэйланд уже ожидал меня возле корпуса гуманитарных и социальных наук колледжа Арканзаса. Брат заключил меня в крепкие объятия.

— Ты меня раздавишь! — попыталась отстранится я, но брат лишь сильнее прижал меня к себе, от чего воздух из моих легких вышел со свистом, и я закашлялась.

— Убедила. — смилостивился он. — Знакомься, это Натали. — он перевел взгляд на рядом стоявшую девушку.

Натали была очень низкого роста со светло русыми, почти блондинистыми волосами натурального цвета. Ее юное лицо загорелось в ярком румянце, от чего я сама смутилась.

— Очень приятно. — Натали протянула книгу, перевязанную яркой ленточкой. — Вэйланд сказал, что ты любишь читать. Но я не знала какой жанр ты предпочитаешь. — девушка снизала плечами. — Я решила любовные романы любят все девушки.

Меня озарила улыбка. Ну конечно, любовные романы, да я их в жизни своей ни разу не читала. Я заметила, как Вэйланд подавил смешок. Ну да, как же я сразу не поняла, это полностью его заслуга. Я приняла подарок и радушно обняла Натали.

— Спасибо, дорогая. Мне приятно.

Хватило лишь одного взгляда, чтобы понять, что это за книга. Нашумевший женский роман. Просто прелесть. Хотя, ради спортивного интереса можно будет и прочесть, когда вдруг дождливым холодным вечером я останусь сама в комнате, иначе Айрин и Тесс засмеют меня.

— Подарок от папы и мамы уже в кампусе. — Вэйланд все еще давил лукавую улыбку, от чего раздражение во мне начало расти еще больше. — Ты готова к вечеринке?

— Скажем так, я свыклась с мыслью, что это неминуемо.

— Тогда поехали. Садись в машину.

— В машину? — удивилась я. — Разве вечеринка не в кампусе?

— Конечно, нет. Вечеринка в Cregeen’s Jonsboro.

— Ну, естественно.

Я молча плюхнулась на заднее сидение подержанной Toyota Вэйланда. Конечно же вечеринка была в местном баре Cregeen’s Jonsboro, который находился на запад от колледжа, на пересечении Main St. и Cate Ave. Здесь иногда подрабатывала Тесс. Я должна была догадаться, что она выкинет что-то подобное.

На улице уже начало темнеть, когда мы подъехали к Cregeen’s Jonsboro. Я пыталась отвлечься от навязчивых мыслей, пока смотрела в окно, движущейся по знакомым улицам, машины. Из головы все никак не выходил сегодняшний незнакомец. Хотя, может это мое воображение и мне хотелось, чтобы этот красавчик смотрел на меня. Все может быть…

— Приехали. — констатировал Вэйланд.

Я заметила, как он слегка улыбнулся Натали, мне самой стало приятно от этой милой и романтичной улыбки. Неужели мой брат по-настоящему влюбился. Это здорово.

Мы выгрузились из машины, через стекло витрины было видно знакомые лица в том числе Айрин и Тесс.

— С днем рождения!!!

Хором проорали все, что даже в ушах зазвенело. В пабе было полно народа, большей половины которой, я естественно никогда, даже в глаза не видела. Вечеринка и правда фееричная. Я улыбнулась, и правда здорово. Раньше, никто подобного для меня не устраивал. Я заметила, что подруги украсили зал. Интересно, как Тесс удалось об этом договорится с владельцем? Стены и потолок пестрили разноцветными лампочками и гирляндами, на барной стойке висел огромный плакат с надписью: «Happy Birthday Jules! We love you!».

Да, это действительно самый лучший мой день рождения. Надо отдать должное девчонкам.

— Джулс. — я повернулась на звук знакомого голоса. — Позволь представить тебе мою девушку. Это Холи Милтон.

Передо мной стоял профессор Уильямс, а возле него женщина приятной внешности, примерно его же возраста. Ее естественные пышные кудри обрамляли смуглое лицо. Я отметила в ней еврейские корни. Она была облачена в бордовое платье до колен, с коротким рукавом.

— Приятно познакомится мисс Райт. — Холи расплылась радушной улыбкой. — И с Днем рождения.

— Спасибо и зовите меня просто Джулс, как и мистер Уильямс.

— Сегодня я Орландо. — профессор вскинул брови вверх и поближе притянул к себе Холи. — Не хочу смущать студентов. Сама понимаешь, преподаватель на студенческой вечеринке. — он скорчил гримасу.

Я заметила, как Айрин и Тесс уставились на Холи, очевидно, только что лопнули все их надежды, хоть как-то закадрить профессора. Но я почему-то была рада за него. Кто и заслуживал на хорошие отношения так это Орландо Уильямс.

— Если честно, мы не на долго. — смутился профессор. — Дети Холи остались одни.

— Да. — подтвердила мисс Милтон. — Мой старший сын Пит присматривает за младшенькой Софи. Иногда с этого получается маленькая катастрофа.

— О! У вас есть дети?

— Ох, Питу, пятнадцать. Такой возраст, сама понимаешь. — Холи подмигнула. — Девочки…

— А-а-а. — я искренне засмеялась. — Все понятно.

— Он все время висит на телефоне, в то время, когда Софи, разносит дом по кирпичикам.

— Все предельно ясно. — заверила я.

— Мы не смеем тебя задерживать. — Орландо искренне меня обнял. — Еще раз, мои поздравления.

— Спасибо, что пришли. Для меня это важно.

Айрин и Тесс молниеносно подбежали ко мне вручая стакан с чем-то крепким.

— Нет, ну ты видела? — Тереза сжала в обиженной гримасе губы. — Красавчик- профессор уже занят. Эх.

— Она и правда милая. — заверила я.

— И богатая. — Айрин все еще смотрела в след удаляющейся парочке. — Она шеф-повар в итальянском ресторане.

— Откуда ты знаешь?

— Магия, детка.

— А ну да. Ты же у нас что-то вроде предсказательницы. — я ткнула Айрин в бок, но она только сильнее обняла меня за плечо.

— Готова веселится?

 

— Готова.

И правда, я была готова веселится до упада. Атмосфера веселья захлестнула всех. Выпивка, веселая музыка и танцы унесли мое сознание от всех насущных реалий. Проблемы, страхи и переживания выветрились, стояло мне только осушить пару стаканчиков и отправиться танцевать. Здесь были почти все мои близкие: Вэйланд и его новая пассия Натали, Айрин и Тесс, парень который не первый месяц ухлестывал за Айрин — Эндрю Коллинз, мой старый приятель хакер Стен Смит со своей женой Дженой, моя знакомая Юнис Оллофт — ассистентка декана социологии Кэтрин Абрамс, даже женатая парочка байкеров, наши соседи покампусу Хлое и Дерек Семюэлз. Не стоит заострять внимания на куче моих сокурсников, друзей и знакомых и огромному количеству местных завсегдатаев.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Мультимедийное издательство Стрельбицкого
Книги этой серии:
Поделиться: