Название книги:

Узбечка

Автор:
Бахтиёр Абдугафур
Узбечка

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Абдугафур Б., 2020

© Юлдашева М., перевод на русский язык, 2020

© ООО «Издательство «Вече», 2020

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2020

Сайт издательства www.veche.ru

Из секретных материалов службы «Абвер» Третьего рейха, 1943 г.

«Советскими разведгруппами, ведущими бои в лесах Украины, вовлечен в свои ряды снайпер по прозвищу Узбечка. Когда в радиоэфире звучит слово “Узбечка” и пеленгаторы определяют точку связи под этим названием, первой задачей групп СС и оперативников считаются следующие:

1) Окружить территорию, где была обнаружена радиосвязь, и определить находящуюся там разведгруппу противника.

2) Определить местонахождение снайпера по прозвищу Узбечка и ликвидировать его любым способом.

Снайпер по прозвищу Узбечка – женщина и, по предварительным предположениям, принадлежит к азиатской этногруппе…»

Из рапорта майора Громова Николая Ивановича, сотрудника НКВД, начальника спецотдела 33-й дивизии, 1945 г.

«Снайпер разведки Джамиля Кадырова из-за своего подозрительного поведения с первых дней службы в РККА находится под пристальным вниманием спецотдела. Несколько раз на нее заводили “дело”. Но по неизвестным мне причинам каждый раз после дознания ее отправляли обратно на место службы. Я сам обращался к вышестоящим органам с просьбой о проведении расследования дела Джамили Кадыровой по трем причинам:

1) Джамиля Кадырова была отправлена на спецзадание с разведгруппой лейтенанта Сергея Боброва. Основной целью разведчиков было найти и доставить живым сотрудничающего с эсэсовцами предателя родины Клима Вишневецкого. Но во время выполнения задания Джамиля Кадырова, не подчиняясь приказу командира разведки, выстрелила в Вишневецкого и таким образом намеренно лишила спецорганы возможности получить важные данные;

2) некоторое время Джамиля Кадырова считалась пропавшей без вести, а потом из ее рапорта стало известно, что она в это время была в плену у немцев. Но она не упомянула о том, каким способом сбежала из плена. Кроме этого, цель ее прихода в ряды РККА очень сомнительная. По-моему, эту сторону мы оставили без внимания;

3) перед тем как пойти на войну, Джамиля Кадырова была в розыске на территории Узбекской Советской Социалистической Республики. Надлежащим органам была предоставлена информация о том, что в тылу она отказалась выполнить свои обязанности, намеренно пыталась повредить социалистическое имущество. Затем, чтобы избежать наказания, Джамиля Кадырова покинула территорию республики.

В связи с вышеизложенным, считаю необходимым провести повторное расследование…»

Часть первая
Дорогой испытаний

Глава 1

Моросил мелкий дождь.

Джамиля опасалась, что начнется ливень. Нет, она не боялась, что они с щупленьким Нуриддином окажутся под дождем и, промокнув до нитки, все в грязи, вернутся в кишлак. Она думала о том, чтобы не отсырел хлопок. Она боялась гнева злого и безжалостного председателя Ходжаева, который запросто мог бы назвать их за это «врагами народа» или «саботажниками»! В кишлаке ходили разные слухи и наводящая страх молва о председателе. Говорили, что он ночью ездит в райцентр и сидит в конторе, которая называется «энкавэдэ». Там он дает отчет о том, что делают и говорят люди, при этом сильно преувеличивая факты. В прошлом месяце Собитхон – единственный мулла в кишлаке, который читал молитвы Корана на свадьбах или похоронах, неожиданно исчез без вести. Собитхона, который был кротким, безобидным человеком и никогда никого не обидел, обвинили в политических интригах, хотя в кишлаке все знали, что он не вмешивался в такие дела. Дядя Джамили все время твердил ей: «Доченька, не попадись на глаза этому дьяволу за каким-то плохим делом, лучше быть у него на хорошем счету!»

Лошадь, запряженная в телегу, нервно фыркнув, рассеяла думы девушки. Еще много мешков не загружено на телегу. Каждый из мешков размером с человека. Как загрузить мешки в телегу вместе с худеньким Нуриддином?

– Сестра, что нам теперь делать? – в голосе Нуриддина чувствовалась дрожь.

– Как-нибудь справимся! – решительно ответила Джамиля.

Нуриддин, который не верил, что они смогут поднять эти тяжелые мешки, ничего не ответил ей.

– Эх, был бы брат Камолиддин с нами, – мечтательно шептал Нуриддин. – Он-то запросто поднял бы эти мешки!

А Джамиля, засучив рукава просторного платья, принялась за работу. Она ухватилась за самый верхний мешок, но вдруг остановилась и, пытаясь спрятать глаза от Нуриддина, отвернулась от него. Перед взором девушки встал облик Камолиддина: высокий, плечистый парень, одетый в легкий летний халат без подкладки, а на голове новенькая маргиланская тюбетейка. Он ушел на войну вместе с другими парнями из кишлака.

Во дворе колхозного клуба провели прощальную церемонию. И Джамиля вместе с жителями кишлака пришла проститься с молодцами, идущими на бой.

Возле клуба выстроились в ряд двенадцать молодых парней из кишлака. Собравшиеся люди не могли оторвать глаз от этих парней. Как будто они никогда раньше не видели их.

Глаза Джамили невольно искали среди парней Камолиддина. Вот их глаза встретились, но девушка, чтобы не показать свои чувства, сразу опустила взгляд. Ее щеки пылали, как огонь в тандыре. Джамиля, чтобы окружающие не заметили ее состояние, старалась взять себя в руки. Но ее сердце не подчинялось хозяйке, в горле пересохло.

Потом парни пешком отправились в райцентр. Родители и родственники новобранцев, окружив их, без умолку говорили и говорили. Люди из кишлака, провожая парней, долго шли вместе с ними. А Джамиля молча шла вслед за ними.

Тогда Камолиддин, не обращая внимания на своего отца, который, держа за руку сына, объяснял ему что-то, отыскал Джамилю среди толпы.

Он сразу почувствовал, что девушка вышла провожать именно его. В этот раз Джамиля не спрятала своего взгляда. Камолиддин увидел слезы на глазах девушки. И эти слезы выдали тайну Джамили, которую девушка хранила в глубине души. Но теперь она не стыдилась этого…

– Сестра, дождь усиливается!

Услышав окрик Нуриддина, Джамиля пришла в себя и сконфузилась от того, что под дождем предалась раздумьям.

– Ну-ка, давай, поднимай! – приказала она Нуриддину.

С одной стороны мешок держала Джамиля, с другой его поднял Нуриддин. Мешок был такой тяжелый, что казалось, будто он набит свинцом, поэтому поднять его и погрузить на телегу было нелегко. Даже сильные парни не могли бы сделать этого.

Джамиля и Нуриддин с большим трудом все-таки подняли и погрузили первый мешок. Когда его разместили на телеге, Джамиле показалась, что внутри у нее что-то оборвалось, ее затошнило. Она невольно согнулась, но увидев, что дождь усиливается, выпрямилась.

Она торопила Нуриддина и подняла за край второй мешок. Создатель сжалился над упрямыми людьми – молоденькая девушка и подросток во время сильного ливня сумели загрузить столько мешков на телегу, что могли бы заполнить целый склад. Джамиля, хотя и очень устала, взяла повод в свои руки.

– Ты толкай телегу сзади, нужно поддержать лошадь! – приказала она, потянув за повод.

– Хорошо, сестра…

Лошадь, напрягаясь, старалась шагать и тянуть телегу. Сзади телегу толкал Нуриддин, от напряжения у паренька вздулись вены на шее. Тяжелая телега, погружаясь в грязь, медленно двинулась вперед.

Когда они въехали в кишлак, была уже глубокая ночь, дождь лил как из ведра, вдобавок к этому похолодало. Джамиля и Нуриддин так дрожали от холода, что было слышно, как у них стучали зубы.

Джамиля направила лошадь прямо на колхозный склад. Она собиралась скорее оставить здесь телегу и пойти домой. Но при виде лошади председателя на полевом стане, девушка ощутила непонятную, смутную тревогу.

Они еще не успели сделать несколько шагов, как вдруг из склада вышли председатель Ходжаев и кладовщик. Председатель, нахмурившись и не взглянув на Джамилю и Нуриддина, как будто не заметил их, шагал прямо к телеге. Сорвал ткань, которой были прикрыты мешки, и грозно закричал на Джамилю:

– Что это?! Тебя спрашиваю, что это такое? Саботажники, можно ли так обращаться с государственным имуществом? Люди день и ночь не покладая рук работали, выращивали хлопок, а вы с ним так обращаетесь?.. Нет, вы это намеренно сделали! Вы решили погубить наш урожай, хлеб насущный нашего народа и сражающихся на фронте героев?!

– Товарищ председатель… – Джамиля попыталась оправдать себя, но взбесившийся Ходжаев не дал ей договорить.

– Молчи! Я покажу вам, как портить хлопок государства! Вот подожгу твой дом и на его огне высушу хлопок! А вас… вас обоих отправлю в тюрьму!

Джамиле показалось, как будто ей на голову вылили ведро ледяной воды. Да, председатель вполне может так поступить. Что скажет, то и сделает. Но Джамиля и Нуриддин не нарочно так делали. Ведь дождь – не их рук дело! Они привезли хлопок издалека. Если бы они не постарались, то хлопок, оставшийся до утра под дождем, пропал бы…

Но сейчас председатель был так разгневан, что не мог и не хотел думать об этом.

– Талибджанов! – гневно крикнул он кладовщику. – Веди телегу на склад! Чтобы хлопок до утра не попрел и не заплесневел, расстели его на земле!

– Будет сделано!

Председатель быстрыми шагами направился в сторону полевого стана, где стояла его лошадь. Он быстро вскочил в седло, холодно взглянул на Джамилю, потом на Нуриддина, ударил кнутом лошадь и исчез во мгле ночи.

Джамиля попросила кладовщика:

– Брат, помогите завести телегу на склад!

– Хорошо, хорошо…

Джамиля опять потянула за повод, а кладовщик и Нуриддин толкали телегу сзади.

Дождь все усиливался и уже перешел в сильный ливень…

Глава 2

В этом году Джамиле исполнится двадцать два года. До десяти лет девочка с родителями жила в Ташкенте. Ее отец работал инженером на большом заводе, а мать была преподавателем. Их родственники жили в далеком кишлаке, поэтому они почти не общались.

 

В тридцать втором году Джамиля потеряла отца, вскоре и мать умерла. Родственники даже не знали о том, что десятилетняя девочка осталась сиротой. Поэтому ее передали в один из детских домов Ташкента. Джамиля до семнадцати лет воспитывалась в нем. Она хорошо училась, овладела русским языком и литературой, хорошо играла на рояле.

Работающая воспитательницей и учительницей в детском доме Клавдия Михайловна даже собиралась удочерить эту талантливую, старательную девочку, но появление дяди Абдумалика помешало этому.

Однажды воспитанники детского дома возвращались с концерта, проходившего в Доме пионеров. Неожиданно к Джамиле подошел скромно одетый мужчина сорока пяти – пятидесяти лет.

– Дочка, случайно твое имя не Джамиля? – спросил он, немного смущаясь.

– Да…

– А твою матушку звали Салимой?

– Да, маму Салимой звали. Дяденька, а вы откуда нас знаете?

Глаза незнакомца наполнились слезами.

– Джамиля, доченька… Я твой дядя!

Джамиля застыла на месте. Внимательно слушавшая их беседу Клавдия Михайловна спросила:

– Гражданин, вы можете пойти со мной?

– Да… конечно, конечно…

Дядя Абдумалик был старшим братом ее мамы. Он привел девочку в свой дом, и Джамиля стала жить в кишлаке. Благодаря хорошему знанию русского языка и литературы она устроилась в местную школу учительницей. Но разразилась война, и пришел конец мирной жизни.

У дяди Абдумалика был сын и две дочери. Недавно его единственный сын ушел на войну. Теперь дядя Абдумалик и его жена каждый день ждали почтальона в надежде получить весточку от сына. И других парней кишлака один за другим призывали, поэтому, если не считать стариков и подростков, как Нуриддин, в деревне не осталось мужчин. Вся работа в колхозе теперь легла на хрупкие женские плечи. Женщины вскапывали землю кетменями, поливали, даже управляли тракторами…

Когда Джамиля вернулась домой под утро, дядя, обеспокоенный ее опозданием и уже собиравшийся ее искать, начал одеваться. При виде Джамили, сердце старика успокоилось, и тревога мгновенно исчезла.

– Доченька, слава богу, вернулась! Где ты пропадала? – спросил он.

Его жена Мастура, услышав голос мужа, вышла на веранду и, увидев Джамилю, промокшую с ног до головы, испугалась:

– Ой, доченька, как вы промокли! Быстрее заходите в дом и меняйте мокрую одежду.

Мастура почему-то обращалась к ней на «вы». Потому, что девушка была сиротой, или по другой причине, она не говорила ей «ты».

После слов жены и дядя Абдумалик заметил, что Джамиля вся мокрая и расстроенная.

– Доченька, быстро заходи в дом и переоденься! Жена, завари горячего чаю, чтобы девочка наша не простудилась!

– Хорошо…

Джамиля вошла в свою комнату. Некоторое время она стояла в раздумье, не зная, говорить дяде про случившуюся неприятность или нет. «Надо сказать, – решила она. – Он умный человек, найдет какой-нибудь выход из этой ситуации!» Девушка, успокоившись, быстро переоделась.

Она, выйдя в другую комнату, взяла у Мастуры пиалу с горячим чаем и отхлебнула. Потом, повернувшись к дяде, начала рассказывать про угрозу разгневанного председателя. Услышав ее слова, дядя Абдумалик забеспокоился. Он поглаживал бороду с сединой, потом тихо сказал:

– Этот тиран стал причиной смерти многих хороших людей. Если сам Бог не накажет его, то люди в этом бессильны… Доченька, вставай, одевайся. Теперь тебе придется жить в другом месте.

Абдумалик еще не забыл, что перед учреждением колхоза Ходжаев причинил страдания многим людям. Даже тех, у кого была всего одна лошадь или вол, он вносил в список богачей, после чего множество из них попали под раскулачивание. И когда Ходжаев стал председателем колхоза, все равно не оставил эту старую привычку…

– Куда же пойдете в такой поздний час? – воскликнула Мастура. – Ночью, в темноте, под дождем…

– Как можно думать о дожде, когда на пороге стоит такая беда? – Дядя Абдумалик быстро встал с места. – Пока председатель не успокоится и не забудутся эти дела, будешь жить в доме Хакимбая!

У дяди Абдумалика был младший брат Абдухаким, и он его ласково называл Хакимбаем.

– Доченька, прикрой голову моим новым чапаном! – сказал дядя Абдумалик. – Нам еще долго придется идти под дождем…

Уже на следующий день дядя Абдумалик понял, что его беспокойство было не напрасным. Председатель пришел с двумя мужчинами и спросил Джамилю. Дядя Абдумалик вел себя так, как будто ничего не знает.

– Она со вчерашнего дня не возвращалась домой. Я очень беспокоюсь! Не случилось ли с ней что-нибудь? – сказал он.

Председатель не удовлетворился этим ответом и вместе со своими спутниками принялся обыскивать дом. Даже удостоверившись, что Джамили там нет, он ушел, нахмурившись. А дядя Абдумалик этой же ночью побежал в соседний кишлак.

Он решил отправить свою племянницу подальше от этих мест…

Глава 3

Абдухаким был пастухом, пасущим большую отару колхоза. Его старшему сыну Абдусамаду, которому в этом году исполнился двадцать один год, недавно пришла повестка, и две недели назад он отправился на войну.

Увидев старшего брата и племянницу Джамилю, которые пришли, несмотря на глубокую ночь и ливень, Абдухаким растревожился.

– Хакимбай, как поживаешь? – спросил Абдумалик, снимая мокрую шапку. – Мы пришли в неурочное время.

– Добро пожаловать, брат! Джамиля, доченька, как у тебя дела? Брат, заходите в дом…

Дядя Абдумалик не стал заходить в дом. Он, стоя возле двери, пояснил причину своего неожиданного визита. Потом сказал о том, что Джамиля будет жить здесь до тех пор, пока председатель не успокоится.

– Да-а, вы еще легко отделались! – ответил Абдухаким, качая головой. – Берегись, дочка, не показывайся теперь на глаза этому безбожнику! Брат, пусть Джамиля живет в моем доме сколько угодно. Ведь она мне не чужая! Только у порога не стойте, заходите в дом, погрейтесь, горячего чая попейте!

Дядя Абдумалик расправил мокрую шапку и надел на голову.

– Нет, я лучше пойду домой. Председатель в любое время может прийти в мой дом. Сгореть бы ему в аду! Он может заподозрить, что я убежал вместе с племянницей. Доченька, – обратился он к Джамиле, – пока все не успокоится, живи в доме Хакимбая. Потом я сам приду и заберу тебя обратно.

– Хорошо, дядя…

Жена и дочка Абдухакима стояли поодаль, не приближаясь к мужчинам. Но когда Абдумалик взялся за ручку двери, жена Абдухакима подошла к нему.

– Брат, лучше переночуйте у нас, а утром спокойно идите домой, – предложила женщина. – Дождь еще не закончился, совсем промокните.

Дядя Абдумалик улыбнулся ей в ответ, но открыл дверь:

– Сестра, мы еще придем, – сказал он. – Когда твой сын Абдусамад вернется с войны, придем на его свадьбу.

У женщины навернулись слезы, она сказала слегка хриплым голосом:

– Дай бог, брат…

Дядя Абдумалик исчез во мраке ночи. Абдухаким глядел ему вслед, даже когда тот исчез из виду…

Только услышав рядом чей-то всхлип, он вышел из задумчивого состояния и обеспокоенно обернулся. В нескольких шагах от него стояла Джамиля. Чтобы не разреветься, она закрывала рот руками.

– Доченька, что с тобой? – удивился Абдухаким.

– Ничего… так… – не смогла найти слов оправдания Джамиля.

– Заходи в дом. Поздоровайся с тетей и сестрами.

– Хорошо, дядя…

Абдухаким задумался. Что случилось с племянницей? Или она боится председателя? Но его гнев не значит, что теперь для нее наступит конец света. Ведь старший брат сказал: «Подожди, пока все не успокоятся». А после девушка спокойно может вернуться в кишлак…

Джамиля очень переживала, чутье подсказывало ей недоброе. Девушка чувствовала, что дом младшего дяди не сможет стать для нее укрытием. Ей казалось, что она больше не увидит старшего дяди, членов его семьи и свой любимый кишлак. Ведь ее дядя, исчезнувший во тьме ночи, отправился в страну забвения… Она так испугалась последней мысли, что вздрогнула.

Джамиля вместе с семьей Абдумалика часто приезжала сюда в гости. Дочери старшего дяди помогали жене Абдухакима по хозяйству, приготовить ужин, но Джамиля, зайдя во двор, сразу спешила посетить конюшню, где стояла гнедая дяди. Зайдя туда, Джамиля ласково гладила длинную гладкую шею лошади, пальцами расчесывала ее гриву. Абдухаким иногда разрешал ей садиться верхом на лошадь. Тогда обрадованная Джамиля каталась вокруг холмов…

Когда она вошла в дом, то увидела висевший на стене обрез – укороченную винтовку. Ей вспомнился случай, произошедший летом прошлого года. Тогда Джамиля вместе с дочками дяди Абдумалика приехала сюда в гости.

Летние ночи в степи бывают очень приятными, чарующими. Ночью, при лунном свете все вокруг заполняют бесконечные песни сверчков. Джамиля очень любила такие моменты…

Когда приехали девочки, только Абдухаким присматривал за стадом. Его сын Абдусамад, помогавший ему пасти отару, уехал в райцентр по важному делу, и до его возвращения Абдухаким остался без помощника. Неожиданно ночью к отаре приблизился волк. Он съел одного ягненка, оставив от него только голову да копытца. А еще поранил овцу, которая с откусанным курдюком лежала на земле полумертвая.

Абдухаким составил акт, но руководители не поверили документам. Председатель Ходжаев разорвал на клочки бумагу и бросил ее в лицо пастуха. «Кого ты обманываешь, Кадыров? Не мог найти другое оправдание краже социалистической собственности? Даю тебе срок три дня, верни в стадо двух овец. В противном случае пеняй на себя!»

Абдухаким не знал, как оправдать себя. Он занял денег у старшего брата, купил двух овец и добавил их в свою отару. На следующей неделе председатель колхоза привел с собой бухгалтера, казначея, завскладом и самолично подсчитывал стадо. Все овцы оказались на месте. Таким образом Абдухаким избежал наказания. Но теперь он боялся не председателя, а нападения волков на стадо.

Джамилю интересовала укороченная винтовка дяди, ей очень хотелось пострелять из нее. Однажды, увидев страстное желание племянницы, Абдухаким зарядил обрез и дал ей в руки.

– Доченька, попробуй. Скажи только, ты не боишься?

– Почему я должна бояться?

Джамиля всегда наблюдала, как стреляет дядя, как он заряжает винтовку, и мысленно повторяла его движения. Когда Абдухаким дал ей в руки обрез, она не боялась, даже не волновалась. Первое ее ощущение – тяжесть оружия. «Винтовка-та тяжелая!» – подумала она.

– Ну-ка, попробуй, – сказал Абдухаким. – Направь ствол вон на то дерево. Только будь осторожнее, это дробь.

Хотя Джамиля не понимала разницы между пулей и дробью, она вела себя как хороший стрелок. Абдухаким даже удивился, увидев, что девушка так легко обращается с ружьем. Джамиля без волнения решительно нажала на спусковой крючок. Прогремел громкий треск. Девушка не обратила внимания на легкий удар в плечо. Она, не подождав дядю, побежала к дереву-мишени. Увидев пять или шесть маленьких черных пятен на стволе, Абдухаким очень удивился.

…В то же лето волки снова напали на отару. Абдухаким верхом на лошади погнался за ними. Хотя в темноте безлунной ночи ни зги не было видно, он наугад выстрелил два раза. Но приблизившись к стае волков, его лошадь внезапно шарахнулась и сбросила с себя наездника. Правое плечо Абдухакима так сильно болело от ушиба, что он не мог пошевелить рукой. А пристально следившая за дядей Джамиля заметила волков.

– Где пули? – спросила она.

Абдухаким левой рукой вытащил два патрона и протянул ей. Джамиля быстро взяла на прицел хищников и два раза нажала на курок, после чего, вновь заряжая винтовку, побежала в ту сторону, откуда раздался жалобный вой. Она нашла только одного волка, который хромал на обе задние лапы, а остальные убежали. Джамиля не пожалела зверя и снова выстрелила. Подошел Абдухаким, держась рукой за плечо. Он с удивлением смотрел то на племянницу, то на волка…

После этой ночи Джамилю начали называть «девушкой-снайпером»…

Вспомнив тот случай, она невольно улыбнулась. Зашедшая в комнату жена дяди помешала ее мыслям.

– Джамиля, дочка, я заварила чай, выходи позавтракать…

Председатель Ходжаев, увидев наездника, идущего навстречу ему, невольно дернул за повод. Отару… вела Джамиля! Из-за платка, в который девушка закутывалась, было трудно ее узнать. Она надела старое, поношенное пальто, на ногах – грубые мужские сапоги.

– Где твой дядя?! – угрожающе прикрикнул председатель.

– Заболел… Лежит дома…

Душу Джамили охватил страх.

Уже два дня, как Абдухакиму не здоровилось, но, несмотря на это, он выгонял отару на пастбище. Джамиле было так жаль дядю, что сегодня рано утром она сама оседлала его гнедую. «Дядя, вы сегодня отдохните, выздоравливайте. А отару отведу на пастбище я», – сказала она. Абдухаким согласился.

 

– Сволочи! Все сговорились! – угрожающе прикрикнул председатель, подпрыгивая от злости в седле. – Сначала ты хотела уничтожить хлопок, а теперь настал черед колхозных овец? Кого ты пытаешься обмануть?! Я все время думал о том, куда ты могла пропасть? Вот, оказывается, куда ты сбежала! Но все-таки я нашел тебя!

Хотя Ходжаев тогда не нашел Джамилю в доме дяди Абдумалика, он никак не мог успокоиться и написал донос, обвинив ее в саботаже. Однако Джамиля исчезла. Председатель долго искал ее, но не мог найти. Потом набросился с криком и угрозами на Абдумалика, обещал посадить его в тюрьму.

Абдумалик не поддавался на его провокации, отвечал: «Откуда я знаю, куда она пошла? Она ведь совершеннолетняя, значит, сама себе хозяйка!» Председатель снова остался с носом. Он даже не подумал, что девушка может убежать в дом младшего дяди.

И вот сейчас Ходжаев шел проверить отару и неожиданно для себя встретил Джамилю. Такое везение он истолковал удачей. Ведь председатель считал себя верным служащим государства, поэтому всегда говорил: «Враг государства? Значит, и мой враг!»

– Товарищ председатель, что вы говорите? – воскликнула Джамиля.

Девушка полным негодования взглядом смотрела на него.

Председатель, почувствовавший во взгляде девушки ненависть и какую-то неизвестную силу, немного испугался. Но он не хотел показать своей слабости. А когда подумал о том, что перед ним стоит «саботажник», то неожиданно взвинтился.

– Ты знаешь, с кем говоришь?! – заорал в истерике Ходжаев. – Нам нужно быстрее избавиться от скорпионов, похожих на тебя! Пока я председатель колхоза, здесь нет места змеям и скорпионам. Я этого не допущу!

Он повернул свою лошадь и ударил ее кнутом. Джамиля одна осталась на холме. Вокруг нее мирно паслись овцы.


Издательство:
ВЕЧЕ
Книги этой серии:
Поделится: