Название книги:

Вода

Автор:
Александр А.
Вода

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Байдарка плавно рассекала воду. Двигаясь вперёд, мужчина ловко управлялся с двусторонним веслом. Позади было пройдено чуть более пятисот километров, он неимоверно устал, но в то же самое время его целеустремленность придавала сил, благодаря чему он продолжал двигаться вперед. На его туловище под спасательным жилетом была привязана верёвка, связывающая ещё две маленьких жизни. Сзади утомлённо дремали двое детей: мальчик лет восьми и девочка лет шести. Им пришлось многое пройти и испытать, но они оставались сильными благодаря цели, которую преследовали.

Вода, пришедшая неожиданно для большинства людей, была повсюду. По пути периодически попадались находящиеся на поверхности воды трупы, тихо и безмятежно проплывающие мимо. Когда дети впервые их увидели, у них случилась истерика, но со временем они привыкли и адаптировались.

Отец оглянулся, детки по-прежнему спали.

«Ну и хорошо», – подумал он, так как, проплывая мимо многоэтажных домов, он приметил, что в некоторых из них мерцает слабый свет от свечек. Это означало лишь то, что выживших в Петербурге было больше, чем где-либо, но и погибшие исчислялись в тысячах. До их цели оставалось около пятнадцати километров, и путь пролегал через несколько районов.

«Только бы она была жива! Иначе не представляю, как смотреть в глаза детям», – прошептал он сам себе и обратил внимание на луну, поднимающуюся на небо. Вот-вот уже приближались первые осенние заморозки, а впереди и вовсе ждала зима, что принесёт за собой ещё больше бед, таких как холод и голод.

– Пааап…– протянул сонный голос из за спины.

Он обернулся:

– Да, дочуль! Ты чего проснулась?

– Пап, мы уже дома?

– Почти, родная. Уже стемнело, нам следует остановиться где-нибудь.

Девочка закашлялась.

Отец отложил весло и сунул руку вниз, чтобы достать одну из бутылок с водой, которые они выловили совсем недавно, плотно упакованные, что означало, что вода в них была не заражена. Открыв крышку, он дал бутылку дочери, и та жадно сделала несколько глотков.

– Пап, это Петербург?

Он немного помолчал, после чего, не успев ответить, обратил внимание на то, что что-то огромное перекрыло часть неба и луну. Он постарался заострить свой взгляд и понять, что это. Раздался треск и то, что появилось из ниоткуда, врезалось в верхние этажи девятиэтажки, разрушив их.

– Пап, что это? – воскликнул сын, резко проснувшись от грохота.

– Держитесь! – воскликнул отец и, взяв в руки весло, резко повернул байдарку влево и изо всех сил устремился к перпендикулярно приближающемуся огромному кораблю, что был, по-видимому, неуправляемым.

Дети устремили свой взгляд вправо и, увидев то, что приближалось, закричали. Здания разрушались под воздействием давления огромного судна.

Мужчина работал руками, что было сил, и в какой-то момент он посмотрел вправо и увидел, что корабль, врезавшись в очередное здание, стал ещё ближе.

– Папа, папа! Скорее! – дети визжали и кричали.

Он увидел впереди, по-видимому, недостроенный дом, обходить его стороной не было времени, поэтому он принял решение плыть прямо сквозь него. Он поднажал, дыхание было резким и прерывистым, а руки уже практически не слушались, но работали на автомате. Корабль приближался, и, прежде чем их поглотила тьма, мужчина услышал последний крик одного из своих детей:

Папааа!

1

Будильник зазвонил в восемь утра. Спросонья он протянул руку и отключил телефон.

Спустя время телефон вновь зазвонил, но на этот раз это была не та мелодия, которая стояла на будильнике, а входящий звонок. Он вскочил и, схватив телефон, первым делом взглянул на время.

– Половина одиннадцатого! Твою ж мать! – выругался он, после чего взглянул на номер звонившего абонента и, выругавшись вновь, ответил.

– И где тебя носит? – произнёс недовольный женский голос.

– Прости, я проспал.

– Я ни капли не удивлена! Что же ты за человек? И угораздило же меня связать с тобой жизнь когда-то!

Он выдохнул, чтобы не сорваться, а затем произнёс: «Где вы?»

– Мы в такси, едем к маме. Когда тебя ждать? Дети ждали тебя в аэропорту. Надеялись, а ты – как и прежде.

– Ань, успокаивайся уже. Через сколько вы будете на месте?

– Минут через сорок. Надеюсь, что ты приедешь, а то у меня складывается впечатление, что дети тебе вовсе не нужны.

– Да я… – он не успел договорить, как звонок прервался.

– Вот блин! – проговорил Никита, после чего бросил телефон на кровать и вскочил.

– Да, мам! – произнесла Анна. Дети сидели позади, пока таксист вёз их домой к её матери.

– Да, дочуль!

– Мы прилетели. Едем к тебе.

– Отлично, жду. Никита встретил вас?

– Нет. Он проспал, – вздохнула Анна.

– Понятно. Как обычно, в своём репертуаре.

– Да, мам. В общем, скоро будем.

– Хорошо. Как детки?

– Всё хорошо, мам. Скоро будем.

На этом они прервали разговор, и Анна оглянулась в сторону Артёма и Насти, улыбнувшись им.

– Мам, а папа скоро нас заберёт? – поинтересовалась Настя, на что её мама ответила, – скоро, дочуль, скоро.

Около двух лет они жили раздельно. До официального развода руки всё ещё не дошли, но вскоре они должны были всё узаконить. Их отношениям в какой-то момент пришёл конец, и по согласию обоих они разъехались. Дети остались жить с мамой по месту официальной регистрации, да и школа с детским садом неподалеку. А вот Никите пришлось жить отдельно, периодически навещая детей на нейтральной территории либо забирая их на выходные. Всем пришлось тяжело, но Никита не мог спать ночами, после чего и вовсе принял решение покинуть этот город, который в какой-то миг показался ему чем-то грязным и отвратительным. Всё больше и больше он переставал верить людям и находиться в обществе толпы, изо дня в день повсюду преследовавшей его. Да, возможно, кто-то назвал бы его социопатом или кем-то подобным, но ему было всё равно, поэтому в конечном итоге им было принято решение окончательно переехать подальше, купив дом где-нибудь в живописном месте, например, в лесу. Анна же, наоборот, никогда не стремилась в периферию, считая это чем-то плебейским и по старинке думая, что там живут не те люди, чем в городе. Никита всегда придерживался той позиции, что каждый имеет право на своё собственное мнение, поэтому переубеждать кого-либо не имел права. Выполнив то, что задумано, он всё же перебрался в одно из живописных мест километрах в пятистах от Петербурга. Дом находился на возвышенности, и по дизайнерскому замыслу Никита построил дом с прекрасным видом из гостиной через панорамное окно на относительно небольшое озеро и лес, окружавший его.

Приняв душ, Никита вышел из ванной комнаты в гостиничном номере, который снял вчера. Аня и дети отдыхали на одном из морских курортов, проведя там около месяца в середине лета, поэтому в распоряжении Никиты были остатки лета для того, чтобы насладиться всё это время детьми. Приехав в Петербург заранее, он решил встретиться со старыми друзьями, в связи с чем и проспал, так как вернулся из паба только лишь под утро.

Подойдя к зеркалу, он взглянул на себя.

– И вправду, семьянин из меня никудышный, – подумал он и скинул полотенце.

Нельзя было назвать его никудышным отцом или же неправильным мужем, просто он был немного своеобразным человеком в последние несколько лет, увлекшись тем, о чём старался забыть когда-то. Его страсть была в писательстве. Написав первую книгу и издав её, он практически целиком и полностью погрузился в писательскую деятельность, порой забывая ещё и об остальных своих обязанностях, а, точнее, о семье. Не то чтобы он вовсе забыл о детях, скорее, свою роль сыграла некая ревность со стороны жены. Порой он слышал о том, что она выходила замуж уж точно не за писателя, а, скорее, за простого парня, который, как и большинство, просто будет работать пятидневку и два выходных дня, предоставленных работодателем, будет проводить с ней и детьми. Никита, в свою очередь, считал, что гораздо приятнее проводить с семьёй гораздо больше времени благодаря свободе действий и ремеслу, что приносило ему одно удовольствие. Правда, он не ожидал, во что всё это выльется, а вылилось это всё в то, что остался один. Деток он забирал к себе лишь на каникулы и порой, если совсем не мог без них, то и забирал на выходные к себе. Он не винил Анну или ещё кого-то в том, что произошло, считая всё произошедшее лишь судьбой, которая так или иначе периодически вносила свои коррективы в жизни каждого из людей, живущих на этой планете.

– Я ведь тебе всегда говорила, что он за человек! – произнесла Галина Васильевна, мать Анны. И на это были причины, о которых так или иначе рассказывала то она, то Анна вечерами, что часто раскрепощали людей на подобные душеизлияния. Отец Галины Васильевны в своё время очень много злоупотреблял алкоголем и избивал её мать, она и ее сестра насмотрелись на это в детстве, и ненависть к мужчинам просыпалась все больше с каждой их ссорой. После некоторого времени её родителям пришлось развестись и, казалось бы, на этом жизнь должна была наладиться, но только если бы их отец не переехал жить к соседке по площадке в их многоквартирном доме. Но и это был ещё не конец истории, так как во время того, как соседка уезжала на работу, мать продолжала захаживать к бывшему мужу, прикрываясь тем, что приготовила ему обед. Это и вправду была немного дикая история, которая была на самом деле.

– Мам, давай, не сейчас! Прошу тебя! – ответила Аня, сделав глоток чая. – Давай, когда он детей заберёт, тогда и скажешь всё то, что хочешь сказать.

Галина Васильевна немного дёрнулась, будто слова дочери её оскорбили, а нижняя губа немного затряслась, и она уставилась в окно.

– Вон, едет! – она кивнула в сторону арки во дворе их двенадцатиэтажного дома, что длился по кругу, создавая эффект колодца. – Вспомнишь солнце, вот и ....

 

– Мама! – перебила её дочь.

– Что? А кто он, по-твоему? – засмеялась Галина Васильевна.

Расплатившись у стойки администратора по счёту за предоставленную комнату, Никита отправился к выходу. Его внедорожник находился на платной парковке гостиницы.

Сев в автомобиль, Никита направился в сторону спального района, где как раз и проживали в данный момент его дети и жена, только вот бывшая или всё же нет, он пока ещё не понимал, но и надежд на восстановление никаких не имел. Выехав на набережную, он насладился видом Невы, по набережной которой он когда-то прогуливался, наслаждаясь. Да, этот город приносил ему когда-то удовольствие, даже больше, он был рад тому, что жил здесь, пока в один миг всё не перевернулось и не изменилось совершенно в ином направлении. Свернув с набережной, он пересек ещё три района, прежде чем оказаться в том самом дворе, в котором жили его дети. "Скудная картинка", – подумал он и понимал, что это пока ещё только лето, а когда листва спадёт, то не обнаружится ничего, кроме обшарпаных двенадцатиэтажек, кое-где даже и с разбитыми стёклами, где однозначно проживают люди черезмерно выпивающие или наркозависимые. Никита в последние годы частенько задавался вопросом, как можно любить эту серость и грязь, что окутала этот город целиком и полностью. Иногда ему хотелось крикнуть во всё горло: "Люди, очнитесь и оглянитесь вокруг! И что вы увидите после? Надеюсь, лишь то, что мы превратились в муравьёв, что не видим жизни, а лишь движемся в определённом направлении, думая, что живём, а на самом деле лишь существуем, не видя настоящей жизни." Опять же, это было лишь его мнение, и он понимал, что ни в коем случае не стоило его навязывать кому-то, а лишь радоваться тому, что сам смог найти в себе силы и выбраться из этого плена, в который когда-то попал. И ещё один момент: его одним из самых больших желаний было то, чтобы когда-нибудь и его дети поняли то, как он мыслит, и смогли взглянуть на мир полностью открытыми глазами.

– Детки! Ваш папа приехал!

– Ура! Папа! Где он? – первым на кухню забежал Артём, а следом за ним и Настя. Они оба выглянули в закрытое окно и увидели внедорожник отца.

– Папуля! – постучав в окно, воскликнула Настя.

– Тише, тише! Разве можно по окну стучать! – строгим голосом произнесла Галина Васильевна. Дети не обратили на нее никакого внимания и отправились в коридор, где уже стояли нераспакованные вещи.

– Может, не стоило их отправлять сразу же после прилёта к отцу?– обратилась Галина Васильевна к дочери.

– Они очень хотят к нему, на море все уши прожужжали мне. Да и вскоре учебный год, поэтому пусть проведут время с отцом, да и мне будет возможность отдохнуть.

– Так ты ведь отдыхала месяц на море! – удивилась её мать.

– Мам, я была там как на работе! Тебе ли не знать, каково отдыхать с детьми!

В этот момент раздался звонок в домофон.

Никита вышел из внедорожника и первым делом взглянул наверх, услышав, как кто то стучит в стеклопакет. Он улыбнулся, после чего отправился к входной двери и, набрав номер квартиры, принялся ждать ответ. После нескольких гудков на другом конце ответили.

– Заходи, пап! – дети произнесли это хором, после чего издался характерный звук открывающейся двери.

Двери лифта открылись на одиннадцатом этаже, после чего, сделав несколько шагов в сторону настолько знакомой квартиры Никита ни капельки не удивился, когда она резко открылась, и раздался характерный звук.

– Буууу! – вскрикнули детки, выскочив на лестничную площадку.

– Ааааа! – вскрикнул Никита и, присев, обнял обоих своих детей, что вцепились в его шею.

– Папуля, папуля! Мы очень скучали! – произносили они поочередно.

– А я по вам, очень-очень! – произнеся это, он поцеловал обоих в щёки. – А чего это вы не оделись ещё? А?

– Будешь чай? – спросила Анна, когда Никита поднялся в полный рост.

– Ну, пока шпана одевается, не откажусь.

– Привет! – поздоровалась бывшая или ещё нет тёща, состроив недовольную гримасу на своём лице.

– Здравствуйте, Галина Васильевна! – произнёс Никита и присел за стол, после того как, выйдя из ванной комнаты и не вытерев руки, неожиданно обрызгал детей. Те завизжали и захохотали, быстро покидая коридор.

– Чай или кофе?– поинтересовалась Анна.

Никита немного призадумался:

– А давай кофе, только с молоком.

– Хорошо! Тебе как обычно?

– Да, спасибо. Галина Васильевна, как поживаете?

Та сделала вид, что не заметила, уткнувшись в телевизор.

– Мам!

– Что? – среагировала тёща на голос своей дочери.

– Тебе вообще-то вопрос задали!

– Лучше всех! – не отвлекаясь от телевизора, произнесла она и прибавила звук.

В этот момент в кухню забежал Артём. Никита подумал, как же он быстро растёт, он периодически до сих пор просматривал фото из их семейного архива и не мог поверить глазам, как быстро летит время.

– Пап, я готов!

– Молодец, сын! – Никита протянул руку и растрепал волосы на голове сына.

– Когда поедем? – улыбнулся Артём.

– Сейчас выпью чашку кофе и выдвигаемся.

– Только, чур, я спереди!

– Нееет! Так нечестно! Артём! Я хотела! – захныкала Настя, что незаметно вошла на кухню.

– Так, так! Ребятки! Давайте по очереди! Часть пути Артём, а затем часть пути Настя! Договорились.

Оба кивнули в знак согласия и вновь убежали в комнату.

– Вот твой кофе!– произнесла Анна и поставила чашку на стол.

– Спасибо!– улыбнулся Никита.

– Так какой у вас план?

Тёща резко вскочила со стула с видом, будто ей мешают их разговоры смотреть новости по тв, и ретировалась в сторону своей спальни.

Никита улыбнулся и посмотрел ей вслед.

На пару секунд в кухне воцарилась тишина и диктор, что вела новости произнесла: «Череда катаклизмов накрыла Европу и европейскую часть России».

Никита взглянул в экран телевизора, там начался репортаж о череде ураганов и наводнений, погрузивший часть европейских городов под воду. Никита попытался заострить свой взгляд на этом, но Аня его отвлекла.

– Так чем займётесь? Вновь дети будут предоставлены сами себе? – Аня ехидно улыбнулась.

Никита перенёс взгляд на неё и телевизор ушёл на задний план.

– Конечно! Пусть делают, что захотят. Я просто куплю им ящик пива и оставлю!

– Ха-ха-ха!– проиронизировала Анна.

– Ань, я всё не могу понять, что я сделал не так? Почему у тебя обо мне сложилось именно такое мнение?

– Да всё просто! Будто ты не знаешь? Как только ты погрузился в написание своих дурацких книг, ты хоть и находился рядом, но в то же самое время был где-то в другом месте. Как привидение.

Никита сделал ещё глоток и почувствовал, как вена на его лбу напряглась.

– Давай, я просто заберу детей, и мы со спокойной душой уедем. Я обещаю тебе, что буду постоянно смотреть за ними, как и прежде, всегда делал это.

– Хорошо. Я там положила учебники для Артёма и обучающие книжки для дошкольников для Насти. Проследи, пожалуйста, за тем, чтобы они занимались.

– Каникулы ведь! Детям совсем отдохнуть нельзя?

– Они уже отдохнули. А о занятиях не стоит забывать даже на отдыхе.

Никита сделал ещё глоток кофе и произнёс:

– Окей. Это всё?

– И не забывайте звонить мне каждый день!

– Приказ принят. Детки! Я готов!

– Ураа! – воскликнули дети хором и с громким топотом примчались в прихожую.

На прощание дети поцеловали свою маму и бабушку и прошли к лифту с улыбкой. Когда лифт поднялся и открыл раздвижную дверь, то Никита и дети в последний раз оглянулись в сторону двери, где стояла Аня. Её глаза покраснели, но она сдерживала свои слёзы, по-видимому, до того момента, пока её дети и всё ещё муж не скрылись в шахте лифта.

– Ну что ты, доченька? – произнесла Галина Васильевна своей дочери, что стояла у окна и ждала, когда дети выйдут из парадной.

Аня немного хлюпала носом.

– Почему всё не может быть, как у нормальных людей?

2

– Пап, а мы на квадроцикле погоняем? – поинтересовался Артём, когда они покинули Петербург. Салон автомобиля нагрелся от солнца, что для августа было неимоверно жестко. Никита приоткрыл окна и не стал включать кондиционер.

– Конечно, погоняем!

– И я с вами! – с заднего сиденья донёсся тоненький голосок. Никита взглянул в зеркало заднего вида и увидел счастливую улыбку своей дочери.

– Конечно, солнышко! Погоняем на квадроцикле, поплаваем на байдарке, ну и, конечно же, рыбалка и барбекю. И также по плану съездить на экскурсии по местным достопримечательностям.

– Пап, а воздушные шары будут ещё летать?

– Нет, дочуль, они только в начале лета устраивают соревнования.

– Уууу, – Настя выпятила нижнюю губу.

Никита и Артём переглянулись, с улыбкой на лице. Они оба помнили эту гримасу практически с самого рождения Насти.

– Настя! Не расстраивайся!

Настя в ответ показала язык своему старшему брату, после чего улыбнулась.

– Что-то и вправду очень жарит солнце!

– А когда мы приедем, пап? – спросила Настя.

–Милая! Мы только выехали из города, поэтому часов шесть или семь. Смотря сколько мы будем делать остановок по пути. А сейчас кто хочет молочный коктейль или мороженое? – Никита улыбнулся и быстро оглядел детей.

Их лица и глаза засияли, и через пару секунд они оба воскликнули:

–Я хочу! – что получилось синхронно.

Перекусив, они продолжили путь, после чего Настя уснула, а Никита и Артём вели тихую беседу.

– Пап, а почему мама не хочет ездить с нами к тебе?

Никита немного замешкался, прежде чем ответить.

– Сынок, понимаешь. Мама в большей степени городской житель и не готова выезжать на природу.

– Вы разведётесь в конечном итоге?

Никита взглянул на сына, что так сильно повзрослел, не только внешне, но и прежде всего головой, и ответил.

– Я пока что не знаю. Мы уже привыкли жить отдельно. Видишь ли, мама не приемлет меня таким, какой я есть. А я не могу быть не тем, кем являюсь. Я устал играть некую роль, живя не своей жизнью, поэтому и начал жить иначе. Именно жить, понимаешь? Но это не значит, что я не люблю вас. Я очень люблю тебя и Настю и жизни без вас не представляю, но мама, к сожалению, сделала выбор не в пользу моих интересов. А я заставлять принять меня таким, какой я есть на самом деле, не могу никого. Это понимание либо есть, либо его нет и не будет.

Артём промолчал в ответ на это высказывание, только лишь протянув руку ко лбу и вытерев пот, струящийся из-под кепки.

Никита взглянул на датчик температуры и немного обалдел от того, что он показывал тридцать три градуса выше нуля.

"Что-то ничего хорошего это не предвещает", – подумал он и вспомнил, как ещё за несколько лет до рождения Артёма стояла примерно такая же жара, что заставляла многих котов и кошек даже выпрыгивать из квартир через открытые окна многоэтажек. В конечном итоге, жара не прошла незамеченной и принесла смерч, что обрушился на несколько областей их региона, повлекший за собой смерть людей.

Отъехав подальше, они почувствовали, вроде немного полегчало, Артём так же уснул, немного откинув спинку пассажирского кресла, а Никита наслаждался мгновением и мыслями был погружен в то, что время, проведенное вместе с детьми, вновь пролетит незаметно, оставив после себя лёгкое приятное послевкусие и тёплые воспоминания, что будут сопровождать его до следующей их встречи.

На полпути дети проснулись, и пришло время для того, чтобы сделать остановку и перекусить. Они выбрали кафе, в котором уже неоднократно за последние года полтора останавливались, и в этот раз решили посетить именно его.

–Артём! Надеюсь, ты помнишь, что после того, как мы покупаем, моя очередь садиться на переднее кресло!

На этот раз Артём проигнорировал вопрос, лишь показав язык своей младшей сестрёнке. Она приняла это за положительный ответ и в припрыжку направилась следом за своим отцом, что первым шёл в сторону кафе.

Во время ожидания блюд Никита обратил свой взор в сторону телевизора, висящего над одним из столиков. Репортаж шёл без звука, и на экране транслировалось изображение какого-то города, где дома были погружены в коричневую воду по верхние этажи. Было тяжело понять, во сколько этажей дома, но следующее изображение немного даже пугало. Мост, на котором стояли несколько сотен человек, протаранил огромный корабль, что появился из ниоткуда и разломал его на кусочки. Люди упали в воду и тут же исчезли из поля зрения.

У Никиты образовались мурашки, пробежавшие по всему телу. Затем новости закончились, и началась очередная "мыльная" передача, что заполонила всё телевидение в последнее время.

В кафе было прохладно, а, точнее, даже свежо благодаря не кондиционеру, а тому, что приоткрытые двери, что создавали небольшой сквозняк.

 

– Пап, а давай позвоним маме? – спросила Настя.

– Уже соскучились? – доставая телефон, с улыбкой на лице спросил Никита.

Настя кивнула головой, а Артём просто улыбнулся в предвкушении разговора с мамой.

Анна быстро успокоилась. Прощание с детьми ей давалось всегда тяжело, несмотря на понимание того, что и от детей порой нужно отдыхать. Через час после того как детки уехали, она приняла решение о том, что нужно отвлечься и, быстро одевшись, отправилась в один из торговых комплексов, для того чтобы порадовать себя очередным приобретением какой-нибудь одежды либо безделушки. Выйдя на улицу, она была вновь удивлена тому, что для Петербурга такая погода в августе – редкость, но была в то же самое время рада, что это позволит укрепить морской загар, если, к примеру, съездить на пляж Финского залива и провести там денёк.

Звонок раздался неожиданно, и Анна немного опешила, находясь в примерочной. Она попыталась найти телефон среди перемешавшихся вещей, пока не вспомнила, что он находится в сумочке.

"Блин, видеосвязь!" – она увидела, что звонит Никита. Она ответила на звонок и увидела на экране два любимых личика.

– Мамуля! Привет! – хором произнесли детки.

– Привет, мои хорошие! Как вы? Вы где?

– Мы в кафе, кушаем!

– Что кушаете?

Дети улыбались.

– Ну, мы не кушаем пока что, а ждём, – ответил Артём.

– Мамуля! – произнесла Настя, не дав ответить Артёму, и поцеловала экран с мамой.

Аня ответила тем же.

– Всё хорошо у вас?

– Да, мам, всё отлично. Покушаем и поедем дальше. Мы будем кататься на квадроцикле! Представляешь? И плавать на байдарке!

Анна немного изменилась в лице.

– Только будьте осторожны! Это очень опасно.

– Хорошо, мам! Пока, мам!

– Мамуля, пока! – добавила Настя.

– Пока, пока! Целую вас! А где ваш папа?

Телефон резко повернулся, и перед ней образовалась физиономия Никиты.

– Я здесь!

Каким-то образом смартфон выскочил из рук Анны, по-видимому, сработал закон подлости, и во время того как она его поднимала, Никита увидел всё.

– Отличное нижнее белье! На свидание собралась? – улыбнулся он.

– А это не твоё дело! Береги детей и поаккуратнее со своей безумной техникой, когда дети рядом.

– Без проблем. Пок....

Она не послушала до конца прощание Никиты, сбросив звонок, и продолжила примерять свои выбранные наряды. Единственное, что кураж, в который она углубилась, сошёл на нет, когда Артём произнёс о квадроцикле и байдарке – с недавних пор новых увлечениях её так называемого никчёмного мужа. И ладно, пусть занимается, чем хочет, но вот за детей в эти периоды она очень переживала, особенно насмотревшись видео с авариями на этих видах транспорта. Поругавшись про себя, она, закрыв глаза, выдохнула и, надев очередное платье, открыла веки, и от увиденного её лицо украсила широкая улыбка.

– Как раз, то, что нужно! – воскликнула Анна, и всё, о чём она думала пару секунд назад, сошло на нет.

Закончив с едой, Никита и дети прогулялись по небольшому лесочку, послушали щебетание птиц, после чего отправились дальше, только на этот раз Настя, как они и договаривались, сидела в детском кресле на пассажирском сиденье, рядом с отцом, и они вместе пели песни.

Артём с самого детства не мог выносить пение отца, однако Настя, наоборот, всегда с лихвой поддерживала его в этом и, несмотря на просьбы Артёма и их мамы, с удовольствием подпевала отцу. Артём поначалу психовал, а мурашки покрывали его тело целиком и полностью, несмотря на то, что старался прикрыть уши любыми подручными средствами. Сейчас же, достигнув определенного возраста, он нашёл лучшее решение проблемы. Наушники в уши и любимая музыка, и, кстати, музыкальные предпочтения его и отца, несмотря ни на что, были очень схожи. Им обоим нравился альтернативный рок. А Настя по вкусовым предпочтениям была больше в маму и слушала поп, но, несмотря на это, отец позволял обоим детям слушать, то что им заблагорассудится, главное, чтобы они могли договориться на этот счёт. Несмотря на предпочтения Никиты, он периодически переключался на поп-направления и даже выучил с Настей пару песенок, одну из которых они в данный момент как раз и исполняли.

Их песнопение прервал телефонный звонок. Никита ответил при помощи гарнитуры.

–Да, Станислав!

– Здравствуй, Никита. Как поживаешь?

– Здравствуйте! Всё хорошо!

– Ты помнишь, что у тебя всего осталось два месяца для сдачи очередного романа?

– Конечно. Ну, если вы постоянно будете напоминать мне об этом, то, чувствую, придётся продлить срок.

Тот усмехнулся.

– Никит, без обид, просто ты знаешь, что от этого зависят не только твои доходы, но и доходы тех, кто занимается продвижением твоих книг. Так что подумай не только о себе.

Никита посмотрел на дочь, затем в зеркало заднего вида на сына и, сдержав свои эмоции, промолчал.

– Не забывай, что у тебя контракт, под которым ты подписался. Я понимаю, что у тебя достаточно денег, но пойми так же, что это временно. Вспомни последнюю публикацию, ты просрочил её на полтора месяца, и тем самым мы потеряли несколько миллионов! Так что надеюсь, что в этот раз ты не подведёшь!

– Постараюсь, – ответил Никита и сбросил вызов, поставив телефон на авиарежим.

Он молча положил наушники на приборную панель задумавшись. В его голове то и дело гуляли мысли о том, сколько людям нужно денег для счастья? Практически все готовы сожрать друг друга заживо ради собственного обогащения, и это в прямом смысле слова была правда. Попав в писательскую среду, он ощутил всю прелесть того, как в России к этому относятся. Всё, на что ты можешь рассчитывать, это максимум тридцать процентов с продаж. Первые пятнадцать тысяч экземпляров книг печатаются только для того, чтобы посмотреть на покупательскую способность, а тебе кидают под ноги лишь небольшую сумму, чуть больше средней зарплаты обычного обывателя, так скажем, в периферии, а то и просто компенсируют твой труд сотней экземпляров. А куда их девать потом? Растапливать печь в доме? Нет, и в этой сфере пришлось пройти через унижение. И в конечном итоге можно было благодарить судьбу за то, что нашёлся свой читатель, что ждёт каждого нового выхода романа, что пишется с душой. Редакции привыкли работать на прибыль, отбиваясь тем, что ты ещё малоизвестный писатель, которого только должны узнать люди и начать читать, поэтому сиди смирно, пока мы будем зарабатывать миллионы и менять представительские автомобили раз в год.

– Папуля! А кто звонил?

Никита выдохнул и понял, что в раздумьях провёл некоторое время. – Да так, Настюш. По работе.

– А сколько нам ещё осталось ехать?

Никита улыбнулся:

–Уже немного совсем!

– А мы будем камин разжигать сегодня?

Никита поднял брови и быстро взглянул сначала на термометр, а после на дочь.

– Плюс тридцать выше нуля, родная! Боюсь, если мы разожжём костёр, то в доме будет, как в бане.

– Ну и что! Я люблю смотреть на огонь в камине.

– Тогда мы пойдём, видимо, спать в палатку после этого! – добавил, рассмеявшись, Артём с заднего сидения.

– Ооо, пап, а давайте в палатке как-нибудь переночуем? – восторженно произнесла Настя.

Никита улыбнулся:

– Хорошо, давайте для начала доедем, а там будем делать, что захотим!

На этих словах они свернули с главной дороги, попав на второстепенную. Вокруг природа сразу преобразилась, а тот факт, что стало сразу гораздо меньше автомобилей, безумно обрадовал Никиту.

– Как же красиво здесь, пап! – произнесла Настя, и ее тут же поддержал старший брат.

– Да, очень красиво.

Проехав ещё около получаса, они вновь свернули, на этот раз на грунтовку. Дорога пошла извилистая, крутые повороты, подъёмы и спуски заставляли внедорожник немного покачиваться, но он с легкостью справлялся со своей задачей ехать там, где остальным "пузотёркам" и не снилось, правда, за это стоило немного переплачивать, так как расход у этого гиганта немного пугал, особенно в моменты подключения полного привода. Всё это того стоило, так как сквозь хвойный лес можно было уже в данный момент увидеть проблески озёр, что расположились по периметру, соединяющихся между собой небольшими речушками. Проехав таким способом ещё около пятнадцати километров, Никита и дети подъехали к шлагбауму.

Никита достал пульт, что лежал в одном из отделений в приборной панели, и, нажав на кнопку, открыл шлагбаум. Эту деревушку или дачный поселок, чью территорию разделял двухметровый забор, Никита обнаружил случайно. Получив первый в своей жизни гонорар, он уже точно принял решение о том, что уедет куда-нибудь подальше в тихое место и лучше, если оно ещё будет живописным. Так и получилось, в соседней области при помощи интернета и карт он обнаружил небольшой населенный пункт и первым делом отправился сюда. Земля здесь оказалась недешёвой, но такой вид стоило того. Находясь на возвышенности среди леса, как уже и говорилось ранее, можно было наблюдать прекрасный вид на озеро, обрамлённое по кругу зелёными хвойными насаждениями, а участки, как выяснилось, были примерно по сорок соток и более, поэтому ближайших соседей, что было не так уж и много, практически не было видно. Но это, конечно, не означало, что он не был с ними знаком. Первым делом, сделав и получив все необходимые разрешения на строительство дома, Никита поехал и заказал понравившийся ему проект на ближайшее производство, что уже много лет трудилось на рынке и зарекомендовало. Дом построили примерно за два месяца, а затем примерно столько же на отделку и проведение всех необходимых коммуникаций и обустройство внутреннего убранства. Счастью не было предела, когда он впервые вошёл в своё новое жилище, подальше от шума и всей той суеты, в которой он жил прежде. Единственное, что огорчало его, так это то, что радовался он в одиночестве, пока детки впервые не навестили его. Приезжая на каникулы и выходные, они периодически говорили о том, что с удовольствием жили бы здесь, но только если бы мама была рядом. Никита понимал их, ведь мама является самой главной и неотъемлемой частью жизни каждого живого существа на земле. У самого Никиты родители ушли рано, он, конечно, уже был совершеннолетним человеком, но, к сожалению, они не успели увидеть своих внуков. Жизнь непредсказуема, всегда считал Никита, в любой момент ты не знаешь, как и что повернется, и сколько суждено нам ходить по этому белому свету.


Издательство:
Автор
Поделиться: