Андрей Белянин
 Рыжий и Полосатый



test
 1 
 
Страница 1

РЫЖИЙ И ПОЛОСАТЫЙ

Иллюстрации, Торопицына Н.В., 2000
Рис.1
Рис.2

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В старинном родовом замке, на правом берегу Розового озера, царило бурное оживление. Дело в том, что два часа назад у супруги владельца замка, пани Коржиковой, родилось трое котят. Две девочки-кошечки и один чудный рыженький котенок - сын. Отец семейства, пан Коржик, был очень представительным рыжим котом с седеющими усами и моноклем в глазу. Он весьма обрадовался рождению сына, ибо дочерей мама приносила уже трижды. Старших удалось выдать замуж, те, кто помладше, учились в различных пансионатах, а самые маленькие воспитывались пока дома. По выражению пана Коржика - дочерей у него было как собак нерезаных! Так что, я думаю, понятно, почему в честь рождения Коржика-младшего дом был взбаламучен с подвалов до чердака. Готовился торжественный обед, прибывали приглашенные и незваные гости. Многочисленные родственники уже спешили с подарками. Даже от Его Королевского Величества прибыл специальный гонец с поздравительной депешей.
За всей этой суетой папа Коржик едва выкроил время, чтобы посоветоваться с женой относительно имени сына. Впрочем, для него самого этот вопрос был давно ясен.
- Дорогая, - начал он, указывая лапой на длинный ряд старинных портретов своих достойных предков, - я уверен, что ты не будешь против, если мы дадим малышу самое прекрасное и звучное имя, которое лучшим образом отражало бы его знатность и напоминало о достославных деяниях его дедушек, прадедушек, дядей, двоюродных братьев и прочих родственников.
- Нет, только не это! - раздраженно отмахнулась лапкой мама Коржикова. - Уж я-то знаю твои причуды. Ты опять хочешь уговорить меня дать ребенку имя из двадцати слов? Все наши дочери мучаются от этого. Подумать только, милой крошке Люси досталось та-а-акое имя! Его ведь ни муж, ни родные, ни даже ты сам не можешь выговорить полностью - Люсия дель Ляпсусова Рольгардина энд Мяуплюх дробь эс в квадрате Бельвельгерская Коржикова!!! И, учитывая знатность рода, она не откликалась ни на какое сокращение. Нет! Довольно! Мой сын будет иметь короткое и выразительное имя.
- Позвольте! - запротестовал папа. - Но он ведь и мой сын! Я не допущу, чтобы мой единственный мальчик носил короткое, бесхвостое имя! Его предки...
- А я тебе говорю, что у него будет одно имя. И лучше не выводи меня из себя! - с непередаваемой опасной мягкостью прошипела пани Коржикова.
Пан Коржик вообще-то был храбрым котом на поле брани, но вступать в скандалы с любимой супругой почему-то не решался. Он тихонько ретировался к двери и миролюбиво улыбнулся:
- Ну что ты так волнуешься, милочка? Конечно, мы назовем его так, как ты скажешь. Я просто уточнил некоторые детали... Все в порядке, отдыхай, моя лапушка, я не буду тебя беспокоить.
Когда папа Коржик ушел, мама-Коржикова поворчала еще с минуту и, повернув к себе сонного котенка, тихо мурлыкнула:
- Мой сладкий малыш, я назову тебя просто Рыжий. Это будет легкое, веселое имя. Спи спокойно. А эти бредовые идеи твоего папочки...
Почти в то же время пан Коржик сидел у нотариуса - и в книге рождения, смерти, брака и других гражданских актов появилась новая запись: "Родился сын Виллибальд Кнопс Мур-Мяу Гауфт Ка-14 Пухтилинский Коржик-младший.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вечером того же дня на левом берегу Розового озера, в крепком приземистом домике, чем-то напоминавшем кургузый фрегат без бушприта, также произошло знаменательное событие. У отставного адмирала королевского флота, одноглазого кота Румпеля, тоже родился сын. Пани Румпелева была уже кошкой в летах, и поэтому малыш родился один, без братьев и сестер. То есть, конечно, старшие братья и сестры у него были, но они давно выросли и покинули дом. Пан Румпель находился в отставке, его прошлые заслуги забывались, друзей было немного, родственников не было вообще. Или, вернее, почти не было. Или, что еще вернее, они были, но из-за давней ссоры все отношения меж ними и паном Румпелем были порваны. В память о своих былых подвигах адмирал хотел назвать сына громким именем - Гроза Полосатых Корсаров. Подумав, он решил, что это слишком претенциозно, и сократил до более выразительного и лаконичного - Гроза Полосатых. Поразмыслив еще, он пришел к выводу, что, пожалуй, имя Гроза - женского рода и мало подходит для мальчика. Решив к тому же, что его сын наверняка свяжет свою судьбу с королевским флотом, он окрестил котенка простым и очень морским именем - Полосатый.
Таким образом, в книге нотариуса появилось два новых имени: Рыжий (ибо пани Коржикова все же устроила скандал мужу) и Полосатый.
Оба малыша росли как на дрожжах, хотя и в совершенно разных условиях. Виллибальд Коржик получал разностороннее гуманитарно-физическое воспитание, приличествующее котенку из высокой семьи. В частности, он был неподражаем в сложной игре "Бантик на веревочке", сносно пел романсы о любви на крыше и умел восхитительно улыбаться любой дворовой кошке, не теряя при этом достоинства дворянина. В общем, он был добрый и храбрый котенок, единственным слабым местом которого была любовь ко всему романтическому.
Но если воспитанием Рыжего занимались гувернантки и приглашенные учителя, то за воспитание Полосатого взялся сам адмирал. Полосатый спал в гамаке, гулял в любую погоду, лихо расправлялся с рыбой, пел пиратские песни, мог перечислить достоинства любого судна и неплохо владел основами английского бокса. Это был крепкий, практичный котенок, готовый к любым ударам судьбы и сам умеющий наносить ей удары. Два героя никогда не встречались, так как жили на разных берегах Розового озера. Длительные прогулки по побережью и в лесу были запрещены Рыжему, а Полосатый пока просто не доходил до окрестностей замка.
Надо отметить, что гуляния эти были довольно рискованными. В лесах попадались шайки бродячих собак - рейнджеров, а на побережье шныряли бездомные коты, изображавшие попрошаек, но на деле мало чем отличавшиеся от разбойников.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Пан Коржик-старший неоднократно говорил Рыжему, что гулять без охраны опасно. Однако его юный сын был упрям, как д'Артаньян, и, закручивая едва пробивающиеся усы, высокомерно заявлял, что его благородная кровь не знает, что такое страх. Оба горячились, и постепенно атмосфера в доме накалялась. Подобные споры пани Коржикова пресекала, когда страсти отца и сына достигали апогея. Действовала она быстро и решительно, в результате чего Коржик-старший удалялся на кухню утешиться стаканчиком чего-нибудь душеспасительного, а Рыжий, получив подзатыльник, пулей летел в детскую. Там он раздавал несколько оплеух игрушечным солдатикам и изливал свою печаль, обняв шею деревянной лошадки.
В один из таких вечеров он решил, что дальше так продолжаться не может. "Я уйду из дома, - думал он, - уйду и стану великим путешественником. Что-нибудь открою или завоюю. А здесь, под боком у мамочки, не высидишь ни одного даже самого захудалого приключения. Итак, решено. Я стану странствующим рыцарем!" С этими мыслями он и уснул. Наутро Рыжий позавтракал в одиночестве (родители, как и все порядочные коты, спали почти до обеда) и стал осторожно собираться в дорогу. Он надел новые сапоги, охотничью куртку и, затянув ремень, оглядел себя в зеркало. Подумав, надел шляпу с плюмажем. Теперь из зеркала на него смотрел настоящий искатель приключений. Так, по крайней мере, казалось Рыжему. Еще немного подумав, он решил подобрать себе оружие. Ни одна из шпаг или сабель пана Коржика ему не подошла - они были слишком громоздки и тяжелы. Кухонные ножи остры, но неудобны. Вздохнув, он выбрал изящную серебряную вилку и рассудил, что на этом его экипировка закончена. С отчаянной решимостью Рыжий надвинул шляпу на брови и мягко спрыгнул с подоконника на клумбу. Перелезть через ограду тоже не составило труда. Рыжий вышел на побережье и, не имея твердого плана, куда идти, просто зашагал вперед. Если бы он знал - куда шел...
В тот же день Полосатый, гуляя в лесу, играл в индейцев. Он надел повязку с пером, вымазал мордашку сажей и, прихватив флотский топорик адмирала в качестве томагавка, носился по кустам с задранным хвостом, оглашая окрестности леденящим душу боевым кличем гуронов. Однако вскоре что-то привлекло его внимание, и он, замолчав, притаился в траве. На поляну вышли три здоровенных кота, с самыми бандитскими физиономиями. Они о чем-то тихо посовещались и, воровато оглядываясь, направились к побережью. По дороге к ним присоединились еще четверо крепких котов и один на костыле. Этот хромой был самый маленький, старый и незаметный. Но остальные слушались его беспрекословно. Полосатый сразу догадался, что это бродячие коты и идут они на какое-то черное дело. Адмирал Румпель часто рассказывал о подобных субъектах сыну и настоятельно требовал, чтобы тот держался от них подальше. Полосатый обычно слушался отца, но на этот раз любопытство взяло верх - как настоящий краснокожий, Полосатый пополз за бродячими котами, горя желанием узнать, что задумали эти продувные бестии!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Рыжий бодро шагал по берегу озера. Погода была замечательная, чуть припекало солнышко, цветы кланялись, и он отвечал им счастливой улыбкой. Немного позже Рыжий свернул к лесу, выбрал самую большую ромашку и воткнул ее в петлицу. Ах, как все было хорошо! Бедный котенок и не заметил, как из-за кустов высунулась чья-то черная лапа и поставила ему подножку. Благородный пан Коржик-младший кубарем покатился по траве. Когда он, удивленный и ошарашенный, поднял голову, вокруг него с кривыми усмешками стояли семь оборванных котов.
- Ты не ушибся, маленький? - с издевательской лаской произнес чей-то гнусавый голос.
Рыжий встал на ноги и увидел еще одного, хромого нахального, кота.
- Спасибо, все в порядке, - отряхиваясь, ответил он.
- Куда идет столь благородный молодой человек? - нагло продолжал Хромой.
- Я странствующий рыцарь и иду в дальние страны.
- А зачем, если не секрет?
- Не секрет. Я ищу приключения, - гордо ответил Рыжий.
- Ну что ж, одно ты, во всяком случае, уже нашел, - заметил Хромой.
- Какое же?! - радостно удивился Рыжий.
- На тебя напали разбойники, схватили и ограбили, - с тихим смехом закончил старый кот.
В тот же миг остальные коты бросились на Рыжего, крепко схватили за лапки, отобрали вилку, сняли шляпу. От удивления и неожиданности котенок даже не сопротивлялся. Однако через секунду в нем забушевала благородная кровь Коржиков.
Рис.3
- Подлые негодяи! Как вы осмелились поднять руку на дворянина?! Отпустите меня сейчас же, или я всех вас тут перекалечу! - не своим голосом завопил он.
Хромой кот скептически оглядел негодующее дворянство и, сплюнув, потребовал:
- Снимай сапоги!
- Дудки! - отрезал Рыжий.
- Снимай сапоги, малявка, - зашипел Хромой.
Даже если котенок и хотел это сделать, то все равно не смог бы - его передние лапки крепко держали коты. Хромой быстро нагнулся и попытался стащить сапожок с Рыжего. Взвизгнув, котенок подпрыгнул и каблуком сапожка въехал Хромому в нос. Тот без звука отлетел в кусты. Коты опешили. Хромой на четвереньках выполз из кустов - его нос был похож на большой спелый помидор. Он с ненавистью взглянул на Рыжего и визгливо заорал:
- В лес! Все в лес! Повесить щенка на ближайшем дереве!
Семеро котов, взяв в охапку дерзкого искателя приключений, рванули к лесу. Коты выбрали подходящий сук и выудили откуда-то веревку. Хромой кот осторожно держался за нос и командовал:
- Быстрее! Быстрее! Не копошитесь, болваны! Семь здоровенных дураков одного паршивца повесить не могут!
Действительно, Рыжий брыкался, как чертенок, пытаясь лягнуть, укусить, стукнуть или оцарапать своих противников. Хромой еще раз открыл рот, чтобы поторопить своих разбойников, но тут флотский топорик, просвистев в воздухе, впился в дерево над его головой. Хромой опал с морды. В тот же миг долгий, с переливами, боевой клич индейцев завис над лесом.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Маленький вождь краснокожих с решительным видом шагнул на поляну. Орлиное перо и боевая раскраска делали его особенно грозным. Гордой поступью он направился к Рыжему и, взяв его за лапу, вырвал из когтей котов. Те даже не пытались возражать - уж слишком невероятным казалось происходящее. Хромой кот, пробулькав что-то невразумительное, растопырил лапы и встал на дороге, пытаясь задержать освободителя. Невозмутимый "индеец", не говоря дурного слова, засветил ему в глаз. Хромой рухнул навзничь, а Рыжий со своим спасителем галопом бросились вперед. Ошеломленные коты не сразу пришли в себя, прошло несколько минут, прежде чем вопли Хромого привели их в чувство:
- Что вы стоите, идиоты?! Это всего-навсего два маленьких котенка, хватайте их, болваны! В погоню или я всех вас поубиваю!
Подхватив Хромого, коты ринулись вдогонку. В это время адмирал Румпель безуспешно пытался дозваться Полосатого. Он искал его уже минут пять и был ужасно рассержен.
- Я выдеру противного мальчишку, если сейчас, тысяча чертей, он не появится! - бормотал адмирал, лазая по кустам.
Время шло к обеду, а без малыша пани Румпелева не накрывала на стол. Старый морской волк был голоден и зол.

* * *

Рыжий и Полосатый переговаривались на бегу.
- Кто ты такой? - первым крикнул Рыжий.
- Меня зовут Полосатый, а живу я на берегу озера, а ты?..
- Полное имя Виллибальд Кнопс Мур-Мяу Гауфт... тьфу! Лучше просто Рыжий. Я тоже живу на берегу озера, в замке.
- А-а... я сразу понял, что ты из благородной семьи. Твой папа - владелец замка?
- Ага. А твой?
- Мой - адмирал флота.
- Ого! А ты что, так играешь в индейцев?
- Иногда. Я следил за этими бандитами, так, из интереса. А потом они вдруг схватили тебя.
- Случайность! Они напали сзади, а то я бы им показал.
- Жми быстрее! - вдруг прикрикнул Полосатый.
- А что такое? - Рыжий обернулся и сразу прибавил ходу.
Сзади, рыча, неслись бродячие коты. Положение становилось отчаянным... Быстро оценив неизбежность схватки, юный моряк круто развернулся и сжал кулаки. Рыжий по инерции пролетел еще несколько метров, однако развернулся и бросился на помощь новому другу - что-что, а трусом он не был!
Два маленьких героя стояли спина к спине в окружении подбежавших котов. Правда, теперь разбойники не спешили нападать, разбитый нос и подбитый глаз их атамана послужили хорошим предупреждением. К тому же те, кто нападают семеро на одного, всегда бывают трусами. Наконец Хромой все же попытался взять инициативу в свои руки.
- Эй, малявки! - заорал он, прячась за спины своих товарищей. - А ну, сдавайтесь, пока мы из вас котлеты не понаделали!
Коты нервно засмеялись, стараясь подбодрить друг друга. Рассудительный Полосатый промолчал, но нахмурил брови, зато Рыжий, вспыхнув от негодования, немедленно встрял в перебранку:
- Сами вы - облезлые коврики для блох! Вас даже на тряпочки для мытья полов не возьмут. В последний раз говорю - брысь отсюда! Суслики маринованные! А не то всем хвосты поотвинчиваю!..
Полосатый аж крякнул от удовольствия, а Рыжий гордо огляделся, наслаждаясь произведенным эффектом. "Маринованные суслики" пристыженно молчали. Потом один обернулся к Хромому и виновато сказал:
- Да ну их! Пусть себе идут... И чего мы с мелюзгой связались?
Хромой злобно взвизгнул и с размаху ударил кота по морде:
- Молчать! А ну, взять их! Я из них варежки сделаю - одну рыжую, другую полосатую. Взять их, я сказал!
Коты угрюмо двинулись на шаг вперед.
- Полундра! - неожиданно завопил Полосатый и сам бросился на врагов.
Образовалась куча мала. Пыль летела во все стороны, юные герои дрались как львы. Кто, где, кого, чем и по какому месту - разобрать было невозможно. Однако в конце концов Рыжего и Полосатого все же скрутили и представили Хромому.
- Так-так, допрыгались птенчики! - ехидно прошипел Хромой. - Ну, с рыженьким мы потом потолкуем, а вот ты, тельняшка...
И он потянулся когтистой лапой к носу Полосатого. В тот же миг какая-то неведомая сила приподняла Хромого за шиворот и, раскачав, швырнула в кусты. Сзади, грозный и могучий, стоял старый моряк - одноглазый кот Румпель.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Коты сразу бросились наутек. Хромой вылез из кустов и понесся быстрее всех. Теперь он даже не хромал, - по-видимому, пан Румпель был хорошим доктором. На этот раз друзья были спасены.
Рыжий и Полосатый, опустив головы, стояли перед адмиралом.
- Папа, - виновато начал Полосатый, - я честно играл в индейцев...
- Я тебе говорил, чтобы ты не связывался с бродячими котами? - перебил его Румпель, отвешивая сыну подзатыльник.
- Папа! Но они напали на...
- А мать ждет тебя к обеду, и я бегаю тут по кустам, как ошпаренный юнга.
Полосатый молча принял и второй подзатыльник.
- Но, папа, я только хотел объяснить...
- Молчать, когда с тобой разговаривают старшие! - отрезал адмирал и снова поднял лапу.
Но подзатыльник не состоялся - на лапе повис Рыжий.
- Я не позволю вам, - заверещал он, отчаянно пытаясь лягнуть Румпеля в живот. - Я не позволю вам бить моего друга!
- Что-что? - опешив от удивления, переспросил пан Румпель. - Ты не позволишь мне? Ты - мне?! Да я тебя...
Он попытался поднять вторую лапу, но не смог - на ней висел Полосатый.
- Папа! - орал он. - Папа, не надо - он мой друг!
- Карамба! - зарычал адмирал, махом стряхивая обоих в траву. - А ну, марш домой, пигмеи! Живо!
Котята не заставили себя просить дважды и, взявшись за лапки, пулей полетели к домику-фрегату. Дорогу показывал Полосатый, а Рыжему было совершенно все равно куда идти. К тому же очень хотелось есть.
А позже, вечером, накормленных и вымытых героев уложили спать. Пани Румпелева заботливо подоткнула каждому одеяло и поцеловала обоих в лоб - она была очень нежной и доброй кошкой, хотя и вступала порой в короткие споры со своим суровым супругом, кстати всегда одерживая верх. Когда котята уснули, пани Румпелева тихо спустилась в гостиную. Там, у камина, сидел старый адмирал и, задумчиво глядя на огонь, курил трубку. Пани Румпелева опустилась в кресло и взялась за вязание. Оба молчаливо ждали: кто же заговорит первым. Первым не выдержал пан Румпель:
- Этот мальчишка - из рода Коржиков, - мрачно буркнул он.
- И следовательно, твой племянник, - мягко вставила свое слово его жена.
- Племянник... Чтоб меня подвесили за хвост на бушприте! Я поклялся, что у меня больше нет родственников. Нет! С ними порвано навсегда. Они отказались от меня! Никто не смог мне простить того, что я ушел в море... Эти мышеловы кричали, будто я продался корабельным крысам, каково, а? Тысяча чертей им в глотку!
- Не так громко, дорогой, - поморщилась пани Румпелева, - дети спят...
Рис.4
- Дети, - сурово выдохнул адмирал, - конечно, они еще только дети. Но я не могу... не хочу, в конце концов, чтобы мой сын дружил с отродьем кошачьего дома Коржиков!
- А лично мне показалось, что он очень милый и воспитанный малыш, - заметила жена. - К тому же они с Полосатым прекрасно поладили. Ведь наш мальчик растет совсем один, в округе больше нет детей. Ребенок не может нормально развиваться, играя сам с собой, - ему нужны товарищи...
- А я? Разве я плохо занимаюсь его воспитанием?! Кто научил его петь песни?
- Самые бандитские...
- Это не важно! Их все пели в свое время... Кто научил его боксу?
- О... великое искусство - бить морду! Неужели это самое важное в жизни?
- Черти полосатые! - взорвался пан Румпель. - На тебя ничем не угодишь, дорогая! Чего же, по-твоему, не хватает нашему сыну?
- Сверстников. У каждого ребенка должны быть друзья его возраста.
- Через год я отдам его в юнги, - попытался возразить Румпель.
- А весь год он будет жить один? Зная, что на другом берегу озера у него есть друг? Да он сбежит к нему, даже если ты прикуешь его якорной цепью.
Старый адмирал не мог отрицать справедливости этих слов, он слишком хорошо знал собственного сына. Подумав, он решил:
- Завтра я отведу этого юного героя домой. Но близко к замку я не подойду - и не уговаривай меня! Пусть Полосатый сам доведет его до дверей, если захочет. Потом я заберу сына домой. А сумеют ли они встретиться еще? Это уже не мое дело! Единственное, что я могу тебе обещать, - так это то, что не буду им мешать...
Пани Румпелева только улыбнулась в ответ.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Утро было теплое, солнечное и очень радостное. Пан Румпель с плохо скрываемой улыбкой щурился на солнце. Рыжий и Полосатый вприпрыжку бежали впереди адмирала, ни на минуту не прекращая веселой болтовни. Все трое направлялись к замку Коржиков. Рыжему не хотелось прекращать так замечательно начавшиеся приключения. Но, с другой стороны, он с наивным восторгом предвкушал, что будет, когда он приведет своих новых знакомых в родительский дом. Как все обрадуются его возвращению!.. Как он будет рассказывать о своих подвигах, о храбрости Полосатого, о силе и справедливости адмирала и о доброй душе пани Румпелевой!..
"Конечно, папа с мамой сразу же полюбят их, - мечтал он, - да иначе и быть не может... Правда, папа иногда чересчур строгий, но мама... мама сразу все поймет, и Полосатый с отцом останутся у нас погостить. Хоть на денек. Но лучше даже на неделю. Мы бы играли с Полосатым в индейцев, я бы показал ему свою лошадку. А наши родители вели бы беседы о политике или что-нибудь рассказывали о прошлых временах. Ведь наверняка адмиралу флота есть что поведать о своих морских путешествиях. Да и папа может вспомнить немало интересного о жарких боях у форта Мурр-Дог. Ах, как все будет замечательно!"
Что ж, мечтать не вредно, к тому же когда же и мечтать, как не в детстве. Меж тем вскоре показались башни замка. Пан Румпель остановил котят.
- Ну, вот что, малыш, - обратился он к Рыжему, - дальше вы пойдете вдвоем. Я подожду Полосатого здесь.
- А разве вы не пойдете с нами? - удивился Рыжий. - Я так хотел познакомить вас с папой...
- Ну уж нет! Мы с ним отлично знакомы, но вряд ли он мне обрадуется, - покачал головой Румпель.
- Почему?! - еще больше удивился Рыжий.
- Тебе этого не понять. Может быть, узнаешь потом. Ну все, бегите. Полосатый, не задерживайся, я жду тебя здесь.
И старый кот с самым неприступным видом сел на пенек, давая понять, что разговор закончен. Ничего не понимающие котята пошли дальше одни. Рыжему стало немножко грустно, он понял, что не все мечты сразу сбываются, даже если очень хочется.
Появление друзей вызвало в замке жуткий переполох. Прибежали супруги Коржиковы, Рыжего зацеловали, заобнимали и затормошили. Все, от последнего лакея до первого камердинера, сбежались посмотреть на возвращение блудного сына. Дело в том, что стражники, посланные паном Коржиком на поиски сына, вернулись ни с чем, обнаружив, впрочем, помятую шляпу Рыжего, истоптанную поляну и флотский топорик, воткнутый в дерево. Все решили, что наследник погиб. Теперь же, по его возвращении, описать радость обитателей замка было просто невозможно.
Когда шумные восторги немного утихли, Рыжий рассказал о своем первом приключении, особенно упирая на свой героизм и храбрость Полосатого. Когда Рыжий дошел до того, как они с Полосатым дали рукопашный бой бродягам, пан Коржик не выдержал и бросился обнимать юного моряка:
- Милый вы мой! Как я вам благодарен! Вы - настоящий герой! Позвольте пожать вашу мужественную лапу. Благодарю! Благодарю! Кстати, а кто ваши уважаемые родители? Я хочу засвидетельствовать им свое почтение и огромную благодарность за столь замечательное воспитание сына.
Смущенный такой бурей комплиментов, Полосатый скромно ответил:
- Я живу на другом берегу озера. А мой папа - отставной адмирал пан Румпель.
Наступило неловкое молчание.
- Кто-кто? - изменившимся голосом переспросил пан Коржик.
- Адмирал Румпель, - чуть удивленно повторил Полосатый.
Коржик-старший обвел медленным взглядом всех присутствующих в зале и уставился на своего сына.
- Ты кого привел? - сердито спросил он.
- Как это кого? - не понял Рыжий.
- Кого ты сюда притащил, я тебя спрашиваю? - Голос пана Коржика зазвучал грозно и визгливо. - Ты что, не знал - какой негодяй этот Румпель?
- Он не негодяй, папа, - попытался возразить Рыжий, - он очень хороший, он добрый и справедливый, хотя и чуточку строгий, но все равно...
- Молчать! О чем ты говоришь, мальчишка?! Этот Румпель опозорил наш род! Он не вступил в армию мышеловов, а ушел в море. Ты понимаешь это?! Кот с благородной кровью ушел в море, как последний бродяга! Молчать! Всем молчать! Румпель - это паршивая овца в нашем стаде, и ты дружишь с его отродьем?! Подите вон, молодой человек! И чтоб я никогда больше не видел вас вблизи замка! - закончил он, обращаясь к Полосатому.
- Что ты несешь?! - возмутилась пани Коржикова. - Он же ребенок!
А Полосатый, опустив голову и повесив хвостик, медленно пошел к дверям.
Рис.5
- Вывести его побыстрее, - приказал пан Коржик лакеям, - моему сыну не нужны такие друзья.
Рыжий, онемев от горя и стыда, с глазами, полными слез, смотрел, как его друга выводят вон. Когда дверь за Полосатым захлопнулась, он не выдержал:
- Нет! Я не хочу! Верните его! Полосатый, не уходи! Верните его!
- Ну что ты, малыш, - миролюбиво заговорил пан Коржик, - это плохой котенок, ничему хорошему он тебя не научит. А в твоей комнате много новых игрушек...
- Я не хочу игрушки! Полосатый - мой друг! - захлебывался слезами Рыжий. - Он хороший! Он добрый! А вы все злые! Пустите меня!.. Полосатый!
- В детскую его, - кивнул лакеям пан Коржик.
Но он недооценил своего сына. Отчаяние придало Рыжему силы, а потеря друга - решимости. Змеей проскользнул он между ногами лакеев и рванулся к двери. На его пути встал толстый камердинер. Рыжий вспомнил, как это делал Полосатый, и по всем правилам английского бокса нокаутировал противника. Камердинер рухнул всей тяжестью на дверь, а Рыжий вырвался на волю. Пан Коржик с домочадцами, вопя, бежали следом.
Полосатый медленно брел вдоль берега. В горле стоял ком, а на душе было горько и одиноко. Сзади послышался какой-то неясный шум, затем показалось облако пыли и в воздухе повис отчаянный крик:
- По-ло-са-тый!!!
Рис.6

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Рыжий несся вперед, перескакивая с камушка на камушек. Сзади, пыхтя и топоча, бежала свита пана Коржика во главе со своим господином. Полосатый удивленно смотрел на эту погоню, пока запыхавшийся Рыжий не схватил его за лапу и не заставил бежать вместе. Берег был крутой, и бедные котята никак не могли выбраться к лесу: лапки скользили по песку, и они вновь и вновь скатывались на берег. Опасность приближалась. В последний момент Рыжий увидел большую корягу, плавающую в метре от берега. Отчаянным прыжком он приземлился на нее, успев дать знак Полосатому. Тот, увернувшись от лакеев, прыгнул следом и, уцепившись за какой-то корень, влез к Рыжему. Пан Коржик в безмерной отваге ринулся в воду, но этот храбрый поступок неожиданно дал совсем нежеланный результат - коряга развернулась и мирно поплыла от берега.
Из леса выбежал старый адмирал и, увидев Рыжего и Полосатого на импровизированном корабле, спрыгнул на берег с криком:
- Стойте, салаги! Правь к берегу! Поймаю - вы у меня неделю на корму не сядете!
Потом он выволок бултыхающегося пана Коржика на берег и молча сел рядом. Коряга медленно удалялась. Мокрый пан Коржик встал и тоскливо взвыл:
- Виллибальд, вернись домой! Я больше не буду! Румпель, чего ты сидишь? Ты же моряк - сделай что-нибудь!
Румпель задумчиво взглянул на корягу и издевательски пробормотал:
- Курс норд-ост, скорость - один узел в час, ветер - норд, волнение четверть балла... - Вдруг он неожиданно вскочил и, сложив лапы рупором, заорал: - Правь на зюйд-ост! Трави стаксели! Тьфу! Какие там, к чертям, стаксели... - тихо закончил он.
Пан Коржик, обхватив голову лапами, раскачивался из стороны в сторону и тихо стонал. Адмирал еще раз пристально вгляделся в корягу, уже едва заметную на глади озера, и, тронув лапой Коржика, встревоженно сказал:
- Вставай! Их несет на форт Мурр-Дог.
Пан Коржик подскочил на месте.
Знаменитый форт Мурр-Дог был заложен на песчаной косе у границы соседнего королевства. По преданию, его строил еще дедушка нынешнего Его Величества. Кошачий гарнизон должен был охранять окраины государства от посягательства отчаянных рейтаров собачьего короля. В общем-то их королевства не были особенно агрессивными, и говорят, в старые времена кошки и собаки даже были союзниками. Но словно черная тень пролегла между двумя нынешними королями, посеяв непримиримую вражду. И если серьезная война пока еще не началась, то пограничные стычки вспыхивали почти ежедневно. Самым больным местом в этой распре являлся форт Мурр-Дог. Со времени своего строительства он около четырнадцати раз переходил из рук в руки или, вернее, из лап в лапы. Каждый раз, захватив форт, победители меняли название крепости: кошки упорно называли его форт Мурр, а собаки - форт Дог. В результате со временем образовалось двойное название - форт Мурр-Дог, которое стало применяться даже в дипломатической переписке.
И кошки и собаки, захватив форт, активно укрепляли его новейшими фортификационными сооружениями. Последние полгода Мурр-Дог находился во власти собак и считался неприступным. Его гарнизон был велик, пушки пристреляны, стены укреплены, а часовые - бдительны. Вот на эту-то неприступную твердыню и несло двух юных искателей приключений.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Рыжий, прикрыв глаза лапкой от солнца, с видом бывалого морского волка вглядывался в даль.
- Мой храбрый капитан, - обратился он к Полосатому, - как вы думаете, куда несет нас воля волн?
Полосатый хлюпнул носом и ворчливо ответил:
- Вот именно несет... Я сейчас начну ругаться, как боцман. Черт знает, что с нами будет, если изменится ветер или начнется волнение!
- Разве наш фрегат недостаточно испытан? - продолжая игру, прищурился Рыжий. - Или матросы не слишком храбры? Или капитан не уверен в себе?
- Какие, к лешему, матросы?! - не выдержал Полосатый. - Клянусь папуасами Новой Гвинеи, ты просто не понимаешь, что происходит!..
- А что, собственно, происходит? - искренне удивился Рыжий.
- Ты видишь берег вдали?
- Вижу. Ну и что?
- А вон там видишь черную крепость?
- Ну?
- Вот тебе и "ну"! Папа не раз показывал мне карту озера. Нас несет прямо на эту крепость...
- Ну и что? - наивно спросил Рыжий.
- О, Санта-Мария! - взвыл Полосатый. - Это же форт Мурр-Дог! Понимаешь ты это?! Мурр-Дог!!! Там собаки!
Вопреки ожиданиям, тревога Полосатого неожиданно возбудила в Рыжем отчаянную радость. Он выпрямился во весь рост и с безумной отвагой закричал:
- Форт Мурр-Дог?! Ах, это тот самый форт! Прекрасно! Мы будем иметь честь атаковать его!
- Псих... - обреченно выдохнул Полосатый. А Рыжий, храбро глядя вперед, все больше воодушевлялся:
- Выше нос, Полосатый! Верь мне - нас ждут великие дела! Мы совершим то, что не смогли совершить наши отцы и деды! Вперед! Мы нападем на форт, атакуем гарнизон и отобьем у собак эту крепость! Мой храбрый друг! Я назначаю вас главнокомандующим всеми морскими силами нашей экспедиции. А я буду фельдмаршалом и лично поведу войска на эти неприступные стены. Ура!!!
Рис.7
Полосатый страдальчески поднял глаза к небу и глубоко вздохнул: до грозного форта оставалось не больше четверти мили. Часовые, наверное, уже заметили... Что будет... Ой, что будет?!
Часовые действительно не спали. Пока Рыжий развивал план кампании, генерал Гррам - комендант крепости - трудился над составлением доклада Его Собачьему Величеству, славному королю Доберману Гафту Третьему. Дело в том, что не далее как два дня назад король посетил форт Мурр-Дог и не особенно торопился в столицу. Когда часовые заметили корягу с двумя котятами на борту, генерал сунулся было к Его Величеству, но они изволили почивать. Поразмыслив, Гррам решил, что это и к лучшему: составляя доклад, он красочно описал нападение кошачьего десанта на крепость Его Величества. По словам генерала, "на форт бросилась эскадра кораблей с морской пехотой, числом не менее пятисот. В кровопролитной рукопашной схватке все кошки были перебиты отважным гарнизоном крепости во главе с геройским генералом. Причем все было сделано так тихо и аккуратно, чтобы, не дай бог, не потревожить августейший сон Его Величества". Дописав сей документ, генерал лично поднялся на стену и осмотрел подплывающую корягу - до нее было метров двадцать.
- Утопить, - коротко бросил Гррам, - но тихо, чтоб ни звука, ни плеска!
Правда, без плеска не получилось - седой бульдог, один из самых старых вояк, выбрал ядро от пушки и выстрелил им в корягу. Удар был так силен, что Рыжий и Полосатый вверх тормашками полетели в воду. Дорого бы заплатил Рыжий за свой нахальный план, если бы не верный друг. Полосатый выплыл сам и выволок бесчувственного товарища на берег. Собаки гавкнули со стен пару раз, больше для очистки совести. Всякому ясно, что ожидает двух маленьких котят в собачьем государстве...
Страница 1



test
 1 
камера видеонаблюдения
 
 
Новости | Сериалы | Зарубежная проза | Русская проза | Приключения | Детективы | Детские | Триллеры | Русская фантастика | Зарубежная фантастика | Мистика | Любовный | Библиотеки | Форум | Kniga.com 
TopList