Комментарии (1-40 из 68):
  23 февраля 2008, 03:28
Народ забейте на этого автора. Зашел с самой посещаемой книги недели, решил высказать свое мнение. Да он гений, я не спорю. Читал многие из его произведений. Но перечитывать одно и тоже из года в год это уже болезнь. К тому же во-первых большинство его идеи и работ устарели и не актуальны сейчас, во-вторых людей талантливо пишущих людей и сейчас хватает, так может быть стоит уделить им свое внимание.

  20 февраля 2006, 13:41
Гений.........................

  04 июля 2006, 16:45
Ну разве можно обсуждать его книги? Даже смешно как-то. И я, и все остальные, думаю, согласятся с тем, что сказали раньше

  24 августа 2006, 19:24
Очень даже можно обсуждать :) В чём проблемы?Must Read! (хотя-бы 7 раз в жизни)в 10 лет, в 20, в 30, в 40, в 50 (ну а дальше как повезёт) в 60, 70, ... лет.

  24 августа 2006, 19:30
Извините за "Must Read" -gt; Всем обязательно нужно прочитать!А вижу я, винюсь пред вами,Что уж и так мой бедный слогПестреть гораздо б меньше могИноплеменными словами,(С)Гений......................... Часть 1, XXVI

  08 сентября 2006, 12:35
Это лучшее, что есть. Читала много раз, но это ничто по сравнению с тем, сколько раз ещё прочитаю.

  08 сентября 2006, 22:10
Ну что сказать? Выскажешь своё независимое мнение_ догматики и ханжи закидают калом. Обьяснили бы хотя бы_чем вы так восхищаетесь? Спрашиваю совершенно искренне, не для провокации.

  09 сентября 2006, 23:12
замечательно. хотя в школе практически прибили тягу к прочтению ченить из русской литературы. но Онегин устоял – хотя и не в виде монумента. гениальные и замечательные стихи но не всегдаи соответственно не везде

  14 сентября 2006, 11:32
Согласен. Гений.

  26 октября 2006, 01:28
Пушкин гений. Нравится это кому-то или нет. В школе не слишком любила и жаловала его поэзию. Но позже, уже в институте, прочитала и полюбила. Запоем проглотила все его поэмы. «Евгения Онегина» перечитывала три или четыре раза. И перечитаю еще. В стихах Пушкина – музыка. Впрочем, тот кто глух, все равно никогда ее не услышит.

  27 ноября 2006, 17:15
Мне нравятся все его произведения...Ято обсуждать-то. Одно слово – ГЕНИЙ.Но только не на уроках литры. Там мнение прямо противоположное

  03 января 2007, 01:31
Ну, мне школа не помешала любить классику. Практически каждый год перечитываю два классических хрестоматийных произведения: "Евгения Онегина" и "Героя нашего времени". И каждый раз – не скучно. Чего и вам.

  20 февраля 2007, 19:56
Мой дядя самых честных правил.....:)) Ставлю его произведение выше всего что я читал в стиховой форме. Слова просто льются, поражает мелодичность и цвета эмоций его изложения. Перечитывал как минимум ри раза. Короче если умен читай, если дурак, ДУРАККККК:)

  01 марта 2007, 11:42
поэзия – это зеркало души.читая стихи понимаешь на сколько прекрасна или безобразна душа человека. это произведение бесценно. и наверное будет актульно в любое время.если ты его еще не прочитал, то начни сейчас, а если ты уже дочитал его и закрыл книгу, то попробуй прочитать снова и увидешь множество нового и интересного.

  25 марта 2007, 11:18
Мне лично очень понравилось! "Евгений Онегин" написан с юмором и тонкой иронией. Н-р:Мой дядя самых чесных правил,Когда не в шутку занемог,Он уважать себя заставил,И лучше выдумать не смог.Его пример другим наука, Но боже мой какая скука,С больным сидеть и день, и ночь,Не отходить не шагу прочь,Какое низкое коварство, полужевого забовлять, Ему подушку поправлятьПечально подносить лекарства, Вздыхать и думать про себя Когда же Черт возьмет Тебя!!!А какие эмоции вырожает Пушкин при встречи Онегена с Ленским:Они сошлись: Вода и камень,Стихи и проза, лед и пламеньговорить о переписки Татьяны и Онегена вообще не чегог, там и так все ясно.Мне понравилось! Класс! Под пером Пушкина герои оживают и выдуманный мир становится реальностью!!! Вы согласны???

  27 апреля 2007, 16:13
vlkjekaterina, согласна с вами полностью. Хотелось бы ещё добавить от себя. что бесценный вклад Александра Сергеевича заключается в том, что он развил до совершенства Русский язык и показал, что все гениальное, в сущности – просто. Его стихи, мелодичны и, кажется, льются сами собой, настолько это кажется естественным, хотя, остается только догадывается, какая колоссальная работа ума стоит за этим. Пушкин, по сути, является первым человеком, открывшим поэзию для Русского человека и что бы там не говорили про его личность, он был и остается величайшим поэтом России, а "Евгений Онегин", его лучший роман в стихах.

  27 апреля 2007, 19:20
FlowerOnTheSnowЕсли "Евгений Онегин" – лучший роман А.С. в стихах, то какие же романы в стихах у него хуже? Вроде бы "Онегин" – первый и последний :))Читать же "Евгения Онегина" – конечно наслаждение! Прекрасно сказал Юрий Лотман: "Пушкин притягивает нас, как сама жизнь".

  28 апреля 2007, 16:22
stanislav_spb, Я имела в виду роман не как жанр, а как произведение. Наверное, просто не так выразилась :) Я просто хотела сказать, что по моему субьективному мнению, эта его самая совершенная работа (что нисколько не умаляет достоинств остальной его поэзии)...

  28 апреля 2007, 18:14
Эх, знать бы критерии для оценки "совершенности" – сразу бы навел порядок на книжных полках и в извилинах... но увы, тайна сия велика есть! Если же совершенство понимать как "завершенство", то есть когда произведение, как бриллиант, настолько цельно и филигранно, что "ни прибавить, ни убавить", то "Евгений Онегин" вряд ли относится к категории совершенных – слишком он для этого прозрачен и свободен. А совершенно (может быть) это:"Я вас любил: любовь еще, быть может,В душе моей угасла не совсем..."

  30 апреля 2007, 21:28
В нашей культуре существуют уже согласованные критерии, касающиеся той или иной литературы. Есть произведения, считающиеся каноническими, которые изучают в школе и которые не потеряли своей актуальности и по сей день (По какому принципу выбираются именно эти произведения это уже другой вопрос). Но не зря и касательно этой литературы существуют противоречивые мнения и, наверное, каждый для себя определяет что значит это слово – "совершенство" . Я думаю, это понятие глубоко относительное и субьективное, это скорей, внутреннее ощущение. Критерии могут быть разные, а что касается меня, то в моем понимании, совершенство – это гармония стиля, содержания и тех идей , которые автор хотел передать, а в случае с "Евгением Онегиным" это ещё и рифма, поражающая своей мелодичностью.

  01 мая 2007, 08:59
Пушкин – наше все, конечно!Это еще со школы усвоилось. Однако мало кто ПОСЛЕ школы читает Пушкина ДЛЯ СЕБЯ, как говорится, на досуге. Наши учителя конкретно отбивают охоту к чтению русской классики. Виной тому не столько они, сколько сама обязательность чтения чего-либо. Если бы школьников заставляли читать "Эммануэль" и писать потом сочинение об образе главной героини – так же была бы навсегда отбита охота к порнографиии :)) А вот попробуйте сейчас, уже взрослыми, перечитать "Онегина", абстрагируясь от имени автора, как будто первый раз.Что сразу будет заметно?Будет заметна разноплановость первых глав и финала. Сразу понятно, что автор начал писать, не имея твердой уверенности в сюжете, задумывался сначала легкий стеб ("... так думал молодой повеса"), который, неожиданно для самого автора, стал психологическим романом "высокого напряжения". Писался роман не один год, и это тоже заметно. Видно, как взрослеет поэт, становятся ГОРАЗДО тоньше и глубже его оценки, отточенней формулировки. Автор начала и автор финала – разные люди. В этот семилетний отрезок (1823 – 1830, хотя редактировался роман аж до 1833 года) уместились и южная ссылка, и казнь друзей, и болдинская осень. И разные женщины.Замечательно, что все это читается "между строк". Начало романа – достаточно среднеее, подражательное западноевропейским образцам "легкого чтива", много штампов, типичных для "салонной" поэзии того времени. Ну молодой раздолбай, ну сельская идиллия, ну пейзанки, ну квас с медом. Штамп за штампом. Вообще, первые главы явно слабее.А вот потом...У талантливых писателей герои выходят из под контроля. Случилось это и здесь. Картонные персонажи вдруг стали оживать, ломать сюжет, своевольничать. Пушкин с удивлением писал: "А Татьяна-то моя чего удумала – вышла замуж". Стих становится мощным, зрелым. Описание въезда Татьяны в Москву одними существительными – Фет из этого потом создал целое направление. А письмо Онегина! Кто лучше описал муки влюбленного взрослого мужчины? Одно "Я знаю, век уж мой измерен, но чтоб продлилась жизнь моя, я утром должен быть уверен, что с вами днем увижусь я" чего стоит.Нет, "Евгения Онегина" в школе надо ЗАПРЕТИТЬ. И писать на обложке – "зНе продавать детям до 18 лет". Это чтение для взрослых. Кто сам уже прошел через любовь, ревность, разлуку.

  02 мая 2007, 22:40
Не читать! Литературщина!! Шучу, конечно. Пушкин – гений. ЕвГЕНИЙ Онегин – вообще неповторимая вещь. Где-то я читал, что произведения Пушкина по количеству информации на единицу слова превосходят многие научные статьи. То есть в произведениях Пушкина почти нет лишних слов, сплошная информация. Даже в сказках, например, "Старик ловил неводом рыбу" или "Подплыла к нему рыбка, спросила". Ни одного слова нельзя выкинуть, каждое слово – информация. В стихах то же самое. Короче, чем сказано у Пушкина в стихах и в прозе нельзя передать информацию.

  25 марта 2009, 09:58
"Хотелось бы послушать начальника транспортного цеха..." (с)

  20 июля 2007, 20:20
Что тут скажешь? Лишний раз повторять, что Пушкин гений – нет не буду. Это все знают, это у всех на устах. Правда, говорить, что сейчас мало кто читает по собственному желанию поэзию Александра Сергеевича на мой взгляд опрометчиво. Мягко говоря. Но тут думаю просто судят по себе. Простительно. Поэма – четко слаженный и продуманный до мелочей сюжет. Система образов точна. Вообще Пушкин мне представляется научным работником, который облачает в стихотворную форму мысли. Дивно. Вообще он интересно подбирает слова и выражения. Я раньше думала, что никому не довелось испытать такого рода вдохновение. Оказалось. Это тонкое мастерство, точная наука, делающая из "Евгения Онегина" нечто большее чем просто "собранье пестрых глав".

  25 марта 2009, 10:36
Хомапуля «пробила мясо, ударилась в пуговицу панталон, на которую надеты были помочи, и уже ослабленной отскочила в грудь»Э, что-то я не представляю "физику" процесса: пуговица панталон во всяком случае должна быть расположена на той же "плоскости", что и грудь (разве что ниже по высоте), так как же пуля, отскочившая от этой пуговицы, могла попасть в грудь? Максимум, на что способна отрикошетившая от пуговицы пуля, так это попасть в ступню ноги или в подбородок – не так ли?Прямо какая-то "Баллада о блуждающей пуле" получается! :-D

  17 ноября 2007, 20:04
To PinkPunk: Глупо даже реагировать на такие выпадки, конечно, но уж очень зло взяло: таких как Вы, PinkPunk, надо в детстве убивать из рогатки. Мусор генетический, только небо коптите да нацию позорите. Пишете всякую чушь, лишь бы заметили – "Кто Я"! К счастью вас никто не воспринимает всерьёз.

  25 марта 2009, 10:41
Уважаемые леди и господа, ознакомьтесь, пожалуйста, с полным текстом статьи и выскажите свое мнение. Кто это сочтет для себя нужным, разумеется. «ПУГОВИЦА ДАНТЕСА28 февраля 1837 года Наталья Николаевна Пушкина неожиданно приобрела европейскую известность. В этот день парижская газета «Journal des Debats» опубликовала сенсационное сообщение из Петербурга: знаменитый русский поэт Пушкин, ревновавший свою жену, убит на дуэли свояком, французским офицером Дантесом. Дуэль состоялась на пистолетах. Господин Пушкин, смертельно раненый в грудь, прожил еще два дня. Его противник так же тяжело ранен…В 19 веке «Journal des Debats» играла в Европе ту же роль, что «New York Times» играет сегодня во всем мире. С ее подачи петербургская скандальная хроника начала свое шествие по европейским газетам.Прежде всего прессу занимали пикантные подробности гибели поэта, сама дуэль и поводы, приведшие к ней. Однако подлинная сенсация дотошным журналистам оставалась неведома. Не знали о ней и мы – 170 с лишним лет.Сегодня о подробностях поединка, унесшего жизнь Пушкина, известно еще меньше, чем об истинных обстоятельствах дуэльной истории. Мы всецело находились в плену версии, созданной после смерти поэта его другом Вяземским.ВСКРЫТИЕВ среду, 27 января 1837 года, около шести часов вечера, Наталья Николаевна Пушкина вышла из своей комнаты в переднюю, и ей стало дурно: камердинер нес ее мужа, истекающего кровью.Константин Данзас, которого она давно знала как лицейского приятеля Пушкина, насколько мог спокойно объяснил, что е муж только что дрался на дуэли с Дантесом. Пушкин хоть и ранен, но легко.Секундант поэта сказал неправду: рана была смертельной. В 2 часа 45 минут пополудни 29 января Пушкина не стало.Было произведено вскрытие тела. Составлялся ли официальный акт – неизвестно. До нас дошла лишь записка врача Владимира Даля «Вскрытие тела А.С.Пушкина».Она гласит: «По вскрытии брюшной полости все кишки оказались сильно воспаленными. В одном только месте, величиною с грош, тонкие кишки были поражены гангреной. В этой точке, по всей вероятности, кишки были ушиблены пулей.В брюшной полости нашлось не менее фунта запекшейся крови, вероятно, из перебитой бедренной вены.По окружности большого таза, с правой стороны, найдено было множество небольших осколков кости. И, наконец, нижняя часть крестцовой кости была раздроблена.По направлению пули надобно заключать, что убитый стоял боком, в пол-оборота, и направление выстрела было несколько сверху вниз.Пуля пробила общие покровы живота в двух дюймах от верхней передней оконечности чресельной, или подвздошной, кости правой стороны, потом шла, скользя по окружности большого таза, сверху вниз, и, встретив сопротивление в крестцовой кости, раздробила ее и засела где-нибудь поблизости.Относительно причины смерти надобно заметить, что здесь воспаление кишок не достигало еще высшей степени.Вероятно, кроме воспаления кишок, существовало и воспалительное поражение больших вен, начиная от перебитой бедренной; а наконец, и сильное поражение оконечностей становой жилы при раздроблении крестцовой кости…»ВОЕННЫЙ СУД29 января командующий Отдельным гвардейским корпусом генерал-адъютант Бистром приказал судить Дантеса военным судом.О своем распоряжении Бистром в тот же день рапортовал Николаю Первому. Военный министр Чернышов доложил царю рапорт командующего. Впрочем, о дуэли царь знал уже вечером 27 января. Императрица записала в тот день в дневнике: «Н. сказал о дуэли между Пушкиным и Дантесом. Бросило в дрожь». Но официальное известие о происшедшем Николай получил только 29 января.Царь распорядился предать военному суду не только поручика Дантеса, но и камер-юнкера Пушкина, а также всех лиц, причастных к дуэли, исключая иностранных подданных, о причастности которых к поединку следовало составить особую записку.Но Пушкин умер. Секундант Дантеса – Оливье д»Аршиак, атташе французского посольства, – поспешил отбыть в Париж. Поэтому перед судом предстали только Дантес и Данзас…Характерно, что в деле о дуэли Пушкина с Дантесом нет никаких медицинских документов о характере ранения поэта и причинах его смерти.На первых же страницах, где приведены мнения гвардейского генералитета о сути дела, речь идет о ранении Пушкина «В ГРУДЬ».То есть знаменитые лермонтовские строки «с свинцом в груди» не были простой поэтической метафорой, а отражали ходившие в обществе слухи о подробностях смертельного поединка на Черной речке.В то же время в ряде документов дела речь идет о ранении в бок.Очевидно, члены военного суда имели смутное представление о том, куда именно был ранен Пушкин, и это заблуждение едва ли можно объяснить неведением или равнодушием к загубленной жизни поэта.ТРЕТЬЕ ЛИЦОПроисхождение этих противоречивых сведений таково.В рапорте, который Бистром направил царю, о ранении Пушкина не упоминается вовсе. Говориться лишь, что во время дуэли был ранен Геккерн.Заседанием комиссии военного суда предшествовало предварительное дознание. Его производил полковник Галахов.Со слов Дантеса он записал, что тот действительно дрался с Пушкиным на пистолетах, «ранил его в ПРАВЫЙ БОК и был сам ранен в правую руку».Данзас только подтвердил Галахову факт дуэли. О характере же полученных противниками ранений секундант Пушкина распространяться не стал.6 февраля, на первом допросе комиссии, Дантесу был задан вопрос: где и когда происходила дуэль? Не может ли он в подтверждение своих слов сослаться на свидетелей или какие-либо документы, разъясняющие дело?Показания Дантеса были тенденциозными, неискренними, лживыми, но в то же время очень скупыми, взвешенными и осторожными. Он ссылался лишь на те документы, которые могли обелить его.Относительно дуэли Дантес заявил, что «реляцию» о поединке его секундант д»Аршиак перед отъездом из Петербурга вручил князю Вяземскому.Примечательно, что Дантес, не желавший вмешивать в процесс никого из посторонних и даже предлагавший Данзасу скрыть его участие в дуэли (от чего друг Пушкина отказался), выдвинул на авансцену третье лицо, в поединке не участвовавшее. И для чего? Чтобы сообщить суду о подробностях дуэли, то есть передать то, о чем должен был бы рассказать сам как непосредственный участник.Более того, «реляция» была создана, надо думать, специально на этот случай – для комиссии.Оглашение этого документа Дантес считал настолько выгодным для себя, что поспешил сослаться на него и вмешать в дело третье лицо – Вяземского. Дантес отлично знал, что со стороны князя никаких неприятных разоблачений не последует…СГОВОР8 февраля Вяземский был призван в комиссию. Ему задавали вопросы, касающиеся дуэли, предложили дать объяснения, сколько возможно подробные, и представить документы, относящиеся к делу, если такие у него имеются.Однако Вяземский не только не представил никаких документов, но от всех вопросов отговорился полным незнанием. Создается впечатление, что его главная цель состояла в оглашении «реляции».На вопрос о происхождении «реляции» князь ответил, что никакой «реляции», то есть официального документа, у него нет, но он располагает письмом д»Аршиака с описанием поединка.«Не знав предварительно ничего о дуэли, – показал Вяземский, – про которую в первый раз услышал я вместе с известием, что Пушкин ранен, я при первой встрече моей с д»Аршиаком просил его рассказать о том, что было».Нетрудно в этих «чистосердечных» показаниях увидеть стремление Вяземского обосновать как бы случайное, бытовое происхождение частного письма.На самом деле подробные сведения о поединке Вяземский получил не от д»Аршиака, а от Данзаса вечером 27 января на Мойке, в квартире поэта.«На сие г. Д»Аршиак вызвался изложить в письме все случившиеся, прося меня при этом, – продолжал Вяземский, – показать письмо г.Данзасу для взаимной проверки и засвидетельствования подробностей…»Однако птсьмо д»Аршиака оказалось у Вяземского уже после отъезда французского атташе за границу, поэтому не мог прочитать его вместе с обоими свидетелями, чтобы получить ту «достоверность», которую желал иметь.Вследствие этого Вяземский отдал письмо д»Аршиака Данзасу. Тот возвратил князю документ вместе с письмом от себя.Так Вяземский объяснил «случайное» создание письменной версии дуэли – версии, достоверность которой почти официально была засвидетельствована обоими секундантами в специально подготовленных на этот случай документах.Получилось, что Вяземский не имел возможности обсудить обстоятельства произошедшей дуэли в присутствии обоих секундантов, поэтому и понадобились письма от них.На самом деле встреча Вяземского с д»Аршиаком и Данзасом имела место.31 января А.Н.Тургенев записал в дневнике, что зашел вначале к Пушкину, а потом направился к д»Аршиаку, где нашел Вяземского и Данзаса. Говорили они о Пушкине.Видимо, на этой встрече и было решено подготовить документы о дуэли в виде двух писем секундантов. Их-то и предъявил следствию Вяземский – лицо как бы постороннее, а значит, абсолютно объективное.В последующие дни князь создаст письменную версию не только самого поединка, но и всей дуэльной истории. Увы, весьма далекую от того, что имело место в действительности.ЛОЖЬ Д»АРШИАКА10 февраля «реляция» д»Аршиака – Данзаса была предъявлена на комиссии Дантесу-Геккерну, и тот еще раз подтвердил, что в ней дуэль описана «по всей справедливости».Читая письмо д»Аршиака, нетрудно заметить, что в этом описании ни слова не говорится о том, куда был ранен Пушкин.«Князь! – писал д»Аршиак Вяземскому 1 февраля. – Вы желали знать подробности грустного происшествия, которого г.Данзас и я были свидетелями. Я сообщаю их вам и прошу вас передать это письмо г. Данзасу для его прочтения и удостоверения под письмом.Было половина пятого, когда мы прибыли на назначеноеместо. Сильный ветер, дувший в это время, заставил нас искать убежища в небольшой еловой роще.Так как глубокий снег мог мешать противникам, то надо было очистить место на 20 шагов расстояния, по обоим концам которого они были поставлены.Барьер означили двумя шинелями.Каждый из противников взял по пистолету. Полковник Данзас подал сигнал, подняв шляпу. Пушкин в ту же минуту был у барьера. Барон Геккерн сделал к нему четыре из пяти шагов. Оба противника начали целиться.Спустя несколько секунд раздался выстрел. Пушкин был ранен. Сказав об этом, он упал на шинель, означавшую барьер, лицом к земле и остался недвижим.Секунданты подошли. Он приподнялся и, сидя, сказал: «Постойте!»Пистолет, который он держал в руке, был весь в снегу. Он попросил другой. Я хотел воспротивиться тому, но барон Геккерн остановил меня знаком.Пушкин, опираясь левой рукой на землю, начал целить. Рука его не дрожала. Раздался выстрел. Барон Геккерн, стоявший неподвижно после своего выстрела, упал, в свою очередь, раненый.Рана Пушкина была слишком опасна для продолжения дела, и оно окончилось.Сделав выстрел, он упал и два раза терял сознание. После нескольких минут забытья он наконец пришел в себя и уже более не лишался чувств. Положенный в тряские сани, он на расстоянии полуверсты самой скверной дороги сильно страдал, но не жаловался.Барон Геккерн, поддерживаемый мною, дошел до своих саней, где дожидался, пока не тронулись сани его противника, и я мог сопутствовать ему до Петербурга.В продолжение всего дела обе стороны были спокойны – исполнены достоинства.Примите, князь, уверения в моем высоком уважении…»ЛОЖЬ ДАНЗАСАДанзас подтвердил изложенное д»Аршиаком, отметив лишь некоторые незначительные неверности в его рассказе. В частности, дал пояснения относительно ранения Дантеса: «Противники шли друг на друга грудью.Когда Пушкин упал, Геккерн сделал движение, чтобы подойти к нему. После же слов Пушкина, что он хотел стрелять, он возвратился на свое место, стал боком и прикрыл грудь свою правою рукою.По всем другим обстоятельствам я свидетельствую справедливость показаний г.д»Аршиака…»Примечательная фраза Данзаса: «Противники шли друг на друга грудью». Именно она создавала ложное впечатление у читателя «реляции», что выстреливший первым Дантес ранил Пушкина в грудь.Вместе с тем получалось, что и раненный Пушкин стрелял противнику в грудь, ибо Дантес «Стал боком и прикрыл грудь свою правою рукою». Поскольку же Дантес оказался ранен в руку, то, стало быть, Пушкин и метил в грудь противника.Однако, как мы увидим ниже, это совсем не так.ДОКЛАД ДЛЯ ИМПЕРАТОРАКогда материалы дела были представлены гвардейскому начальству и генералы подали свои мнения, то командующий гвардейской кирасирской дивизией генерал-адъютант Апраксин именно так и понял ситуацию: «Камер-юнкер Пушкин получил смертельную рану В ГРУДЬ, от которой умер. Геккерн же слабо ранен в руку…»19 февраля комиссия военного суда закончила расследование. На основе собранных материалов подготовили выписку из дела. В ней дуэль была описана на основе «реляции» д»Аршиака-Данзаса, а следовательно, без указания раны Пушкина.Та же картина была представлена и в сентенции суда…11 марта генерал Бистром передал материалы дела в Аудиторский департамент Военного министерства. Но отметил, что при ревизии дела в штабе Отдельного гвардейского корпуса был замечен целый ряд «упущений». В частности, «не взято надлежащего засвидетельствования о причине смерти Пушкина».В генерал-аудиториате мнение Бистрома приняли во внимание. Потому в определение, представленное 17 марта военному министру Чернышеву, были внесены поправки. В частности, там говорилось, что «первый выстрелил Геккерн и ранил Пушкина в правый бок».Как видим, здесь воскресла формула, взятая из предварительного дознания полковника Галахова. И именно в таком виде она фигурировала в докладе военного министра Николаю Первому.18 марта царь утвердил доклад, в котором говорилось, что Пушкин был ранен в правый бок.Между тем 28 января, когда Пушкин был еще жив, старший врач полиции Юденич, доносивший о столичных происшествиях в Медицинский департамент Министерства внутренних дел, сообщил, что Пушкин «ранен пулею в нижнюю часть БРЮХА», а Дантес – «в правую руку навылет и получил контузию в БРЮХО». СЮРТУК КАК СВИДЕТЕЛЬВ 1856 году из Сибири возвращался после амнистии декабрист Пущин, лицейский друг поэта. В Нижнем Новгороде он встретился с Далем – тем самым, что составил записку о вскрытии тела Пушкина.Даль показал Пущину скорбную реликвию – сюртук, в котором стрелялся Пушкин. На сюртуке, против правого паха, было небольшое отверстие от пули.Этот факт опровергает неуклюжие попытки современных врачей «поднять» место ранения Пушкина как можно выше. Ведь отверстие в сюртуке точно указывает, куда попала пуля.Оказывается – нет, не указывает…Так доктор Шубин, издавший в 1983 году в Москве книгу «История одной болезни», утверждал: Даль «не учел, что, целясь на близком расстоянии в Дантеса, который был ростом выше», Пушкин «поднял правую руку, а вместе с ней, естественно, полезла кверху и правая пола сюртука. Сопоставление пулевого отверстия на сюртуке и раны на теле позволяет определить, как высоко была поднята рука Пушкина, и предположить, что он целил в голову своего противника».Вполне возможно, что доктор Шубин и носил такие костюмы, у которых полы, если поднять руку, задирались до груди. Ведь было это в советское время. Но в 19 веке сюртук шили так, что надевший его мог поднимать руку, не опасаясь оголить пах.Что же касается утверждения, что Пушкин целился в голову Дантеса, то это – особый разговор…Расстояние, с которого противники произвели свои выстрелы, составляло 11 шагов.Искусство Пушкина в стрельбе хорошо известно. Дантес тоже слыл метким стрелком. Одним из его увлечений была охота.С 11 шагов попасть в своего противника – примерно в то место, куда целишься, – может даже профан. Что же говорить об искусном стрелке? Если даже принять во внимание, что Дантес нервничал (хотя никаких свидетельств на этот счет нет), сделать поправку на сильный ветер, все равно трудно не признать: Дантес намеренно стрелял Пушкину в пах.Куда же целился Пушкин, смертельно раненный в нижнюю часть живота? В голову Дантесу?ПУГОВИЦА НА ПАНТАЛОНАХКогда комиссия военного суда начала заседать, к раненому Дантесу отправили штаб-лекаря гвардейского кавалерийского корпуса Стефановича, чтобы тот произвел освидетельствование подсудимого.«Геккерн имеет пулевую проницательную рану на правой руке ниже локтевого сустава на четыре поперечных перста, – сообщил лекарь. – Вход и выход пули в небольшом один от одного расстоянии. Обе раны находятся в сгибающих персты мышцах, окружающих лучевую кость, боле к наружной стороне.Раны простые, чистые, без повреждения костей и больших кровеносных сосудов.Больной руку носит на повязке и, кроме боли в раненом месте, жалуется также на боль в правой верхней части брюха, где вылетевшая пуля причинила контузию, какова боль обнаруживается при глубоком вздыхании, хотя наружных знаков контузии не замечено…»Академик Петровский, опубликовавший в 1983 году в журнале «Клиническая медицина» статью «Ранение на дуэли и смерть А.С.Пушкина», утверждал: «Дантес, защитив грудь правой рукой, получил легкое ранение руки (сквозное ранение предплечья)».Но можно ли верить академику, который пишет, что поэт «скончался на рассвете 29 января»? Каждый школьник знает, что Пушкин умер в 2 часа 45 минут пополудни, а отнюдь не на рассвете…В письме Вяземского к Денису Давыдову, герою-партизану 1812 года, есть одна подробность, объясняющая, почему Дантес отделался только легкой контузией: пуля «пробила мясо, ударилась в пуговицу панталон, на которую надеты были помочи, и уже ослабленной отскочила в грудь».Указание Вяземского помогает нам понять очень многое.Пуговица, на которую надевались подтяжки, располагалась районе пояса панталон. В какой же позе должен был стоять Дантес, если его правая рука с пистолетом, прикрывающим грудь, находилась на уровне пуговицы панталон?Нет, вовсе не грудь прикрывал Дантес. Если его правая рука в месте ранения находилась на уровне пояса, то пистолет должен был быть не поднят, а наоборот, опущен. Значит, Дантес прикрывал оружием свой пах.ТАЙНЫЕ СЛОВАПочему же рука Дантеса оказалась именно здесь? Видимо, потому что он следил, куда был направлен ствол пистолета Пушкина. Или же ожидал от раненого противника выстрела в то же место, в которое сам произвел выстрел.Это подтверждает и письмо А.И.Тургенева. Он находился в квартире умирающего поэта и оттуда пересылал свои письма-репортажи обо всем, что происходило.В 9 часов утра 9 января Тургенев описал сестре обстоятельства поединка: «Геккерн ранен в руку, которую держал у пояса, что спасло его от подобной раны, какая у Пушкина». То есть в нижнюю часть живота…Теперь становится понятно, почему секунданты всячески затемняли вопрос о ране Пушкина, зачем понадобилось сочинять заранее «реляцию» о дуэли для комиссии военного суда…Во всех рассказах о дуэли, которые с легкой руки Вяземского разошлись в публику, нет упоминаний о том, куда был ранен поэт.Такого рода умолчания не были вызваны деликатностью, то есть нежеланием посвящать посторонних в физиологию смерти Пушкина. Ведь не случайно это же обстоятельство скрывали и друзья Дантеса, которым деликатность по отношению к русскому гению была абсолютно чужда.Дело заключалось в том, что если противники сознательно стреляли друг другу в пах, то у них, очевидно, были для этого особые причины. В случае же огласки сразу встал бы вопрос об этих причинах, а такой вопрос придал бы дуэли весьма щекотливый характер.Неужели, защищая честь жены или собственное достоинство, как утверждает созданная Вяземским легенда, необходимо стрелять в пах противнику? Какие же слова могли быть произнесены дуэлянтами до и после того, как они обменялись выстрелами ниже пояса?PS. То, что секунданты не только Пушкина, но и Дантеса намеренно скрывали местоположение раны поэта, – очень важный факт, никем из пушкинистов не отмеченный.Но возникает еще один вопрос. Если создатели «реляции» утаили такой важный эпизод, насколько верно они описали остальные эпизоды дуэли? Во всяком случае, мы вправе подозревать, что «реляция» д»Аршиака-Данзаса – лишь составная часть легенды о гибели поэта».

  11 января 2008, 01:36
Бесподобно!!

  11 января 2008, 17:07
Со школы так "закормили" творчеством Пушкина, что никогда больше не перечитываю его произведения. Понимаю, что навлеку праведный гнев, но мне эта "энциклопедия русской жизни" не нравится, а личность "нашего всего" не вызывает теплых чувств.Грибоедовское "Горе от ума" на порядок интереснее и остроумнее.P.S. Хуже Пушкина только абсолютно невыносимая "Война и мир" и мрачные трущобы "Преступления и наказания".

  11 января 2008, 19:01
to Erington Нет, не праведный гнев, а сочувствие и даже жалость. Ваша учительница по литературе закормила вас обязательными литературоведческими клише "Пушкин – наше все", "энциклопедия русской жизни" и т.д. Дальше пошли "бисер перед свиньями", "луч света в темном царстве", "лишние люди", не так ли? А нужно было всего-навсего показать, что великие книги заставляют чувствовать и переживать. Ведь "Евгений Онегин" – это история неазделенной любви, при этом написанная так филигранно точно, что передает малейшие ароматы своей эпохи. И если отречься от затверженных штампов, то можно просто услышать очень хорошие стихи яркого и неистового человека, много знавшего, много чувствовавшего и многих любившего...

  11 января 2008, 22:16
Его произведения совершенны, как совершенна капля воды или луч солнца! Он великолепен! На мой взгляд , не придерешься ни к чему! Я поняла его совершенство уже в глубоко взрослом возврасте, как и совершенство Достоевского, и Чехова, должно пройти время после школы, нужно позрослеть, приобрести опыт , чтобы понять гениальность этих произведений, необходимо абстрагироваться от школьной догматики!Поражает легкость его стиля и философская глубина , проявленная им в и не только в этом произведении , но особенно в раннем творчестве!

  26 января 2008, 09:12
Сдается мне, Дантес это киборг, присланный школьниками будущего....)))

  15 февраля 2008, 19:42
2 Борис СергеевичВообще-то я всего лишь хотел прокомментировать (с улыбкой) мнение о "яканье" Пушкина.Думаю, что только сам Маяковский мог бы сказать, считает ли он себя "пролетарским" – или каким-то иным – поэтом (в приведенной цитате из тогдашнего "диспута о поэзии" с участием Маяковского такое "определение" использует не он сам, а некий слушатель).Впрочем, ведь Маяковский писал:"Я всю свою звонкую силу поэта тебе отдаю, атакующий класс."Хотя при жизни Маяковского ортодоксальные "рапповские" критики считали его лишь "попутчиком", то есть "низшим сортом" по сравнению с собой, классово-чистой "пролетарской" кастой.

  15 февраля 2008, 18:33
А ВЫ не заметили что он постоянно Я да Я . через несколько строф– раздражает право!

  15 февраля 2008, 18:43
2 пьяныйlt;он постоянно Я да Я, через несколько строф – раздражает право!gt;– Маяковский, вы считаете себя пролетарским поэтом, коллективистом, а всюду пишите: я, я, я…– Нельзя везде во всем говорить «мы». А если вы, допустим, начнете объясняться в любви к девушке, что же, вы так и скажете: «Мы вас любим»? Она же спросит: «А сколько вас?».

  15 февраля 2008, 19:03
stanislav_spb, а разве Маяковский считал себя пролетарским поэтом ?

  15 февраля 2008, 20:24
stanislav_spbМожно еще вспомнить:Я ассенизатор и водовоз, Революцией мобилизованный и призванный.Революция уж точно считалась "пролетарской". См. В.И.Ленин "Пролетарская революция и ренегат Каутский". А IMHO Маяковский просто грамотно уловил коньюнктуру.

  02 апреля 2008, 00:23
И всёжо афтар ацки жжот!!!

  29 мая 2008, 04:55
А что "олбанский" уже и до произведений Пушкина добрался?Сразу же в первой главе, на второй странице:"Вздыхать и думать про себя:Когда же чОрт возьмет тебя!"Позорище тому, кто текст набирал!

  29 мая 2008, 09:28
Вот ведь, олбанский язык знают... Ну так не поленитесь, узнайте все-таки и хоть что-нибудь из истории русского языка. А вообще, постарайтесь классику читать подальше чем первая глава – столько открытий чудных обнаружите.